К 1 сентября: Да будут крепки разумом

О чем говорить с людьми, которые приводят своих детей на молебен перед началом учебного года? С какими словами обратиться к учителям? Пастырским опытом делится протоиерей Александр Авдюгин.

Первое сентября при любом политическом олимпе, как киевского, так и местного формата все едино обязательно украсится светлыми лицами нарядных детей, радостными улыбками родителей и грандиозными планами тех, кто несмотря ни на какие катаклизмы продолжает сеять разумное и доброе.

Раньше говорили «сейте разумное, доброе, вечное», но, как стало ясным, в светских школах (как, впрочем, и в любых ликбезах), насколько бы прекрасны они не были и какими бы великими педагогическими кадрами не обладали, с «вечностью» постоянные проблемы. Да и как им не быть, если последние два десятка лет только и делаем, что, как тот дед в «Свадьбе в Малиновке», регулярно меняем шапки с горькой констатацией «опять власть меняется»?

О какой вечности разговор может быть? Да и не мирское это понятие — вечность, не материальное и нашим эмоциям, уму и мастерству неподвластное. Здесь иные реалии вступают в силу. Те, которые мы религиозными именуем, то бишь для большинства окрест живущих — православные.

А ведь так и быть должно. Кесарево — кесарю, а Божье — Богу. Тем паче, что учащихся в наших храмах с каждым годом все больше; детские издания Библий и прочих православных книг в лавках церковных не залеживаются; а икона Пресвятой Богородицы «Прибавление ума» (или «Подательница ума»), чествование которой как раз перед началом учебного года — 28 августа — предусмотрено, считается необходимой для всех, кто не только на свои силы в учебе надеется.

Именно поэтому и служатся в наших храмах молебны перед началом учебного года, а в главной молитве этого богослужения звучат такие слова:

«открой сердца, умы и уста рабов Твоих сих (имена), чтобы уразуметь силу Закона Твоего и успешно познать преподаваемое им полезное учение для славы Пресвятого Имени Твоего, для пользы и устроения Святой Твоей Церкви и разумения благой и совершенной воли Твоей. Избавь их от всяких козней вражеских, сохрани их в вере Христовой и чистоте во все время жизни их, — да будут крепки разумом и исполнением заповедей Твоих и так наученные, прославят Пресвятое Имя Твое и будут наследниками Царствия Твоего».

Безусловно, сочетать религиозное и светское образование можно лишь тогда, когда вера в Бога является жизненным выбором или родителей ребенка, или самого учащегося, если он уже взрослый человек. Насилие здесь ни при каких условиях непозволительно. Известное определение: «любая вера, навязанная силой, есть вера неверная», — должно всегда помниться.

Оставлю в стороне тех, кто уже в силах самостоятельно осознать необходимость иметь не аморфного «бога в душе», а реального Живого Бога в своей жизни. Речь о тех, кого несем в храм на руках или ведем за руку, то есть о детях. Ведь вопросы, связанные с религиозным воспитанием, возникают постоянно, и каждый священник их слышит практически после любой службы или во время исповеди.

Очень больно смотреть, как бабушка или мама силой затаскивает в храм свое упирающиеся чадо, обещая ему золотые горы, если ребенок «постоит» на службе и причастится. В аргументах подобного «воцерковления» звучит все, что угодно, за исключением самого главного: рассказа о том, что Бог — это не тот, кто тебе даст все просимое и нужное, если побудешь на богослужении, а Тот, кто должен стать для тебя лучшим Другом.

Это благоговейное чувство по отношению к Творцу воспитывается не буквой церковных законов, не настойчивыми приказами «делай, как говорят, иначе накажу», а только собственным примером духовной жизни. Если ребенок увидит, что родители утром и вечером молятся, если перед его глазами будут радостные приготовления тех, кого он любит, к воскресной службе, то он обязательно захочет поучаствовать в том, что делают взрослые. Более того, неоднократно встречал случаи, когда по примеру родителей дети сами заявляют: «Я буду вместе с вами поститься». Это не значит, что мы должны заставлять ребенка соблюдать монастырский устав или зубрить молитвенное правило. Отнюдь. Просто надобно самому показывать примеры, что Бог — не просто доктрина, а центр нашей с Ним жизни. В большинстве случаев этого вполне достаточно.

Митрополит Антоний Сурожский в своих выступлениях по радио как-то рассказывал, что однажды, идя на Всенощную, он зашёл по пути в семью богослова Владимира Лосского и увидел, что тот не берет детей в храм. На недоуменный вопрос владыки Владимир Николаевич ответил: «Они всю прошедшую неделю вели себя недостойно, и поэтому на богослужение не пойдут».

Если мы хотим, чтобы хождение в церковь было радостным событием, нельзя не учитывать психологию ребенка, ведь они и церковную реальность воспринимают непосредственно, по-детски. Они не могут долго и сосредоточенно стоять на одном месте, они не в состоянии осмысленно воспринимать богослужение, поэтому жесткие требования и постоянные замечания, одергивания и внушения к хорошему итогу не приведут. Праздника в посещении храма не получится.

Желаете, например, причастить ребёнка? Готовьтесь к причастию всей семьей. Иначе это великое и главное Таинство превратится в процедуру, похожую на визит к врачу, где больные уколы и горькие таблетки. По собственному опыту знаю и часто вижу, как криком кричат и не желают подходить к Чаше уже довольно взрослые дети, если я служу в белом облачении. И немудрено. У ребенка ассоциация именно с больницей, да и в храм его привели лишь потому, чтобы что-то вылечить или от чего-то отучить.

Есть еще одна составляющая, которая делает возможным доброе сочетание в наших детях светского и духовного, помогает им в учебе, развивает их ум, дает способность адекватно мыслить, принимать правильные решения и быть действительно нравственным человеком. Надо самим знать и донести своим детям, что начало нашей культуры, все ее высшие достижения неотделимы от православия, от Бога. Невозможно правильно воспринять нашу веру, нашу историю, письменность, искусство, архитектуру, будучи культурно неподготовленным человеком. Детям необходимо понимать, что каждый из них талантлив, и таланты эти возможно преумножить, если в их жизни будут сочетаться и личное усердие (учеба), и духовное начало.

Скрыться от грехов современного мира не удастся, а вот научить ребенка разбираться, что такое хорошо и что такое плохо, вполне возможно. Особенно если будет опора на слова апостольские: всё испытывайте, хорошего держитесь (1 Фесс. 5:21).

Для тех же, кто сеет разумное и доброе в умы наших детей, позволю себе процитировать слова великого педагога Константина Дмитриевича Ушинского:

«Современная педагогика выросла исключительно на христианской почве, и для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая — безголовый урод и деятельность без цели…

Мы требуем, чтобы учитель языка, учитель истории и т. д. не только вбивали в голову своим ученикам факты своих наук, но развивали их умственно и нравственно. Но на чём же может опираться нравственное развитие, если не на христианстве?»

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Если мама сажает в «манеж» взрослого ребенка

Рано или поздно он скажет: «Хватит!» или никогда не станет самостоятельным

Ребенок не послушает духовника, если в семье все по-другому

Но есть родители, которым можно сказать: «Спасибо за детей»

Три важных шага вместе с ребенком к Богу

Архимандрит Андрей (Конанос) о бессознательных ангелах и попугаях

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!