12 католиков, которые приняли православие

Член Папского Совета, переводчик, писатель, католический падре и чемпион мира по борьбе у-шу - все они были убежденными католиками, но однажды что-то изменило их жизнь. Правмир собрал истории о католиках, которые перешли в православие. Разумеется, это далеко не все истории.

Иеромонах Константин (Симон)

Пресвитер Константин Симон был членом Папского совета, а потом принял Православие и сегодня служит в Высоко-Петровском монастыре

В семье мы не очень часто говорили о религии. Но я знал про православных и протестантских предков. И когда я был мальчиком, мне были больше интересны предки православные.

Когда мне было десять лет, я стал интересоваться Россией и Православием. И потом, я был меломан — не любил современную музыку и обожал классическую. Все, наверное, считали меня психопатом, потому что я обычно, когда возвращался из школы, полтора часа слушал русскую оперу: «Борис Годунов» или «Хованщина», или «Евгений Онегин», или Римского-Корсакова. Это мне очень нравилось.

Потом, когда мне было двенадцать, я стал читать русскую литературу — сначала на английском языке, а потом, когда уже более или менее выучил язык, стал читать по-русски. Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского. Моим любимым автором был Гоголь, но на меня очень влияли нравственные рассказы Толстого. И мне кажется, что я через это стал более сознательным христианином.

Полное интервью: Меня поразило, что в России люди молятся стоя по 6-7 часов

Лоранс Гийон

француженка, переводчик, почти 20 лет живет в России, исповедует православие и занимается музыкальным фольклором.

Отец Сергий на исповеди, как правило, ничего мне не советовал. Он только спрашивал: «Вы молитесь?». Это было единственное, о чем следовало говорить. Разумеется, я молилась недостаточно, совсем мало. Когда я заговорила об этом с отцом Варсонофием, он ответил: «Это работает. Это факт, который я знаю на опыте. Я ничего не могу вам доказать. Но и вы можете испытать это на своем опыте». Для меня стало очевидным: для того чтобы «возлюбить ближнего» полностью, вплоть до того, чтобы отдать за него жизнь, нужно долго работать над собой, и без помощи Божией у нас мало шансов на успех. Католическая религия говорила мне о «добрых делах» и «хороших поступках», но она не научила меня молиться.

Несмотря на это, когда, в возрасте девятнадцати лет, в день Богоявления, я приняла православие, я ощущала панику. Мне казалось, что я отрезаю себя от своего окружения. В некотором смысле, так оно и случилось. Мадам Маркаде, моя преподавательница русского, была категорически против моего обращения. Через несколько лет, в течение которых я тщетно пыталась «приспособиться» к Западу, на котором родилась, я вновь ее встретила, и она осыпала меня суровыми упреками: «Ну и чего ты ждешь, дура ты эдакая? Ты хотела стать православной? Ну так ты ей и стала! Ты потеряла французские корни, ну так сделай мне одолжение, ходи хотя бы в ту Церковь, которую сама выбрала!».

И тогда я стала постепенно возвращаться в Церковь и углублять духовную жизнь, что и продолжаю делать по сей день. Это возвращение в Церковь совпало с возвращением к России, куда я, в результате, переехала, и где я постепенно поняла, что пущенные мной православные духовные корни таинственным образом, соединились с моей французской стороной и вобрали ее. Черенок привился. Иногда я думала, что если бы я узнала Бернаноса, Гюстава Тибона и Мари Ноэль тогда, когда я начала читать Достоевского, мой путь был бы другим. Но этого не произошло, я получила литературное и духовное воспитание русской, что, естественным образом, привело меня в православие.

Я несколько раз встречала католиков, которые «интересовались» православием, но не делали последнего шага. Как только я захотела молиться и причащаться с православными, я этот шаг совершила, легко и радостно. Я знаю людей, которые пришли к этой религии интеллектуальным путем, в результате философских размышлений. Я — совсем не так, я пришла как варвар, потому что увидела красоту. Но православие так глубоко питает меня, что я не могла бы почитать Бога не «у нас».

Полное интервью:  Я пришла в Православие как варвар

Клод Лопес-Гинисти

Публицист и писатель из Швейцарии

Клод Лопес-Гинисти

Я долго искал себя в духовном плане – в восточных религиях, например. Когда мне было 25 лет, как-то резко всё в моей жизни пошло наперекосяк. Я должен был идти в армию и не закончил образование. Хотел получить разрешение на то, чтобы его продолжить, – мне отказали. Я планировал жениться – девушка ушла от меня. Всё, в общем, рушилось. И как-то один мой друг мне сказал: «Слушай, тебе надо исповедоваться».

Ну, пошел, поговорил с католическим монахом. И, знаете, мне действительно стало легче на душе. Я стал ходить в католические церкви в нашем городе. Но так как мессы служили в разных церквях по-разному, я запутался, всё мне было непонятно. Тогда я общался с группой христиан – очень разных людей, кого там только не было. Был там и баптистский проповедник, и католический священник – ну и я, а я тогда был никто, даже католиком-то формально не был.

Мы стали собираться вместе, вместе молиться, пили чай, пели… И как-то решили совершить паломничество в Тэзе. И вот в этом городе в один из дней кто-то сказал: «Знаете, тут есть совершенно чудесная церковка, пойдемте посмотрим». Я зашел в эту церковь и увидел одетого в черное мужчину, который пел на совершенно незнакомом мне языке. И тут со мной что-то произошло. Я упал на колени и у меня внезапно полились слезы. Друзья ко мне подходили: «Что с тобой? Тебе плохо?». А я только и мог сказать: «Оставьте меня, мне очень хорошо».

Тот мужчина был русским монахом. Я потом спросил, что это была за церковь и что за язык. Мне ответили: русская православная, а язык – церковнославянский. И через несколько месяцев мы с моей будущей тогда женой решили принять православие.

Полное интервью: Когда мне было пять лет, отец решил, что мы больше не будем ходить в церковь…

Джозеф Саади

Чемпион мира по борьбе у-шу. Обучал боевым искусствам ливанских солдат-христиан, воевавших против палестинских боевиков.

MG_7924-580x523

О принятии Православия я впервые задумался лет двадцать назад. Свободу и красоту, которую я в нем вижу, до этого мне не удавалось найти нигде. Около года назад в Париже я зашел в русский собор Александра Невского на улице Рю Дарю. Простоял там один часа два. Смотрел на иконы. Очень люблю иконы. Думал о своей жизни. И тогда я сказал себе: «Я стану православным. Сделаю последний шаг на этом пути».

Конечно, вел меня к этому Господь, и я благодарен, что Он послал мне русских людей, которые стали моими друзьями. Если вы любите, вы любите сердцем. Я хотел, чтобы чин присоединения к Православной Церкви был совершен именно в России.

Полное интервью: Добро пожаловать, Джо!

Отец Иоанн Танвеер

Бывший католический падре, журналист

IMG_0285_1-580x446

Я не могу до конца объяснить этого. Мне было интересно. Православие я изучал в семинарии, но чувствовал, что тех знаний недостаточно – в Пакистане нет православных книг. И тут меня просто потянуло к этой вере, мне захотелось узнать о ней больше.

Полное интервью: Ждал православия 15 лет

Архимандрит Иероним (Эспиноза)

Ученый-химик

4177

Я абсолютно уверен, что мое обращение было промыслительным. Первый раз я пришёл в православный храм св. Николая в Гаване с любопытством студента, изучающего древнегреческий язык, — хотел найти там древние тексты и ни о чём более не помышлял. Но тогда, в час Вечерни, я понял (не столько умом, сколько душой), что существует нечто другое, именно то, чего мне не хватало столько времени в католических службах, хотя я этого и не осознавал. Так я постепенно стал приближаться к Православию и всё серьёзнее изучать его.

Полное интервью: Как я перешел из католицизма в Православие

Элмар Кальтхов

Физик, доктор естественных наук

Элмар на фото слева

Элмар на фото слева

Несмотря на то, что я был католиком, меня тянуло время от времени по воскресеньям в монастырь, и в нем на Литургии я чувствовал себя в безопасности, как бы это сентиментально ни звучало.

В это время я стал интересоваться иконами, и поначалу они для меня ассоциировались исключительно с Литургией и ни с чем более. Я не понимал, что церковное искусство верующие могут ставить у себя в домах. Эти первые впечатления сохраняли и умножали мой тогдашний интерес к православию.

Полное интервью: Физик Элмар Кальтхоф: из католичества — в православие

Иеромонах Герасим (Гаскель)

Фотограф, журналист

208-b

Как я пришел к православию, это не имеет особого значения, у меня были в моей семье и католики, и протестанты, и православные … Что интересно, так это, как я стал монахом. Я журналист и фотограф, и я жил жизнью ребенка тридцати трех лет, у которого был успех, подруги, богемное и увлекательное существование, дружба с великими художниками своего времени, я вел хронику, посвященную искусству. Именно по этой причине я отправился на гору Афон, в тридцать три года. Я подчеркиваю, именно в том возрасте, в котором часто жизнь неустойчива, я и выбрал занятие, которое оказало решающее значение — подготовку репортажа об иконах.

На горе Афон, а также в некоторых монастырях в России, хранят кости монахов на полках. Перед этим скоплением черепов, я, который никогда не думал о смерти, понял, что моя жизнь неизбежно закончится, и я прохожу мимо себя

Полное интервью: Французский монах отец Герасим, или Величие простоты

Отец Фома Диц

Священник

_rj8JqbUVug

Через шесть лет по окончании семинарии я ясно увидел, что католическим священником не смогу стать. Во-первых, православная вера дает возможность священнику иметь свою семью, что для меня является серьезным и важным фактором, и во-вторых я понял что мое желание и мое призвание – быть именно православным сященником.

Я увидел тут другой мир. Я вернулся домой в Германию, а семинария была в Риме, и поступил на работу по своей бывшей профессии. Лишь после этого я почувствовал, что могу свободно посещать православный храм, более конкретно посветить себя православию, хотя в семинарии не запрещали посещать православные храмы. Я ходил на службы в Зарубежную русскую церковь, сначала время от времени, затем чаще и с каждым разом все регулярнее. Потом настал момент, когда надо было решиться на какую сторону перейти. Я много молился, спрашивал себя, людей, в чем существенная разница между православием и католичеством. И я нашел для себя эту дверь за которой был ответ.

Полное интервью: Путь из немецкого католичества в русское православие

Иеромонах Гавриил (Бунге)

Москва, 2008 год. Фото предоставлено порталом Богослов.ru

Москва, 2008 год. Фото предоставлено порталом Богослов.ru

Мне кажется, ключевым фактором в принятии таких решений оказываются люди, которые тебя окружают. Мои знакомые русские епископы из Санкт-Петербурга сказали мне, когда узнали, что я перехожу в Православие: «А мы совсем не удивлены! Вы всегда были с нами. Но теперь у нас будет еще более тесное общение, священное — у одной Чаши».

Полное интервью: Молитве в теплом кресле не научишься

Игуменья Инес Айау Гарсиа

Настоятельница единственного православного прихода в Гватемале – монастыря Святой Живоначальной Троицы «Лавра Мамбре»

DSC_1906-600x400

В 20 лет я стала монахиней, а потом в библиотеке монастыря обнаружила книги святого Серафима Саровского на испанском языке.

Это были 70-е годы, когда русское религиозное искусство было очень популярно. Поначалу я была во французской общине, и вот во Францию привезли русские иконы. Естественно, выставка была не религиозная, а просто искусствоведческая. Тогда мне подарили открытку с «Троицей» Рублёва. Я была абсолютно поражена.

В течение шестнадцати лет после этого я оставалась католичкой, но всё больше и больше читала про православную культуру, святых, православное искусство.

Полное интервью: В мире так много дел для монахинь!

Род Дриер

Американский журналист

Род Дриер с семьей

Род Дриер с семьей

После нескольких месяцев сомнений мы приняли решение посетить православный приход. Мы знали, что, по крайней мере, таинства православной Церкви действительны. Хотя причащаться в православном храме мы не могли, но решили, что хотя бы можем присутствовать при Бескровной Жертве Спасителя и молиться за Литургией утром в воскресенье. Не могу описать силу своего чувства вины, когда я вошел во двор храма св. Серафима Саровского. Но это оказалось прекрасное место. Службы была очень красива. Молящиеся православные. Прихожане – больше половины – русские, были очень добры и приветливы к нам. Как сказал мне один друг, побывавший впервые в православном храме: «Там жизнь».

Мы возвращались вновь и вновь.

Полное интервью: Американский журналист Род Дриэр: Мой путь в православие

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Молитва с инославными – когда жизнь сложнее правил

Мир стал слишком тесным. Нам никуда не спрятаться друг от друга

Есть ли благодать у католиков?

Люди, которые отрицают надежду для католиков, отрицают надежду и для себя

Петя – царский сын

«Я сам нищий дурачок и хочу кормить всех»