Протоиерей Александр Ильяшенко: Я не Charlie Hebdo. Я – христианин!

15 января. ПРАВМИР. О причинах и последствиях теракта во Франции и сути христианского отношения к произошедшему размышляет протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря, председатель редакционного совета Интернет-портала «Православие и мир».

– Отец Александр, почему, с христианской точки зрения, во Франции произошла трагедия, унесшая жизни почти двух десятков людей, и всколыхнувшая всю Европу?

– Я могу отвечать только со своей точки зрения.

Современные европейские законы далеко не самые совершенные. Есть страны, живущие по другим законам. То, что делали карикатуристы журнала Charlie Hebdo – это глумление над верой миллионов людей. Я посмотрел их карикатуры, о которых и говорить не хочется – это кощунство над христианством, над исламом, над тем, что дорого многим и многим людям. Но для примера карикатура с религией напрямую не связанная: два омерзенных типа, пуская похотливые слюни, обнимаются. Подпись «Любовь сильнее ненависти». Карикатуристы ошиблись, поскольку то, что они называют любовью, является чем-то низменным, а не высшей добродетелью, которой является любовь. Они рисовали глумливые карикатуры против религиозных представлений верующих, и мусульмане этого карикатуристам не простили, и эта ошибка стоила им жизни.

Есть действующее писанное европейское право, но есть право не только писанное, но и традиционное, идущее из глубины веков. Есть шариат, где категорически запрещается подобное глумление. То же самое было в христианской Европе. Сегодня в Европе кощунственное искусство называется «свободой самовыражения». Почему европейцы считают, что их законы в области религии – самые совершенные? Современные европейские законы провоцируют людей на создание похабного искусства. А других людей они провоцируют на то, чтобы они пресекали такое «искусство» насилием. Но суровая практика показывает, что законы не соответствуют жизни, если они противоречат воле Божией. Следовательно, их надо менять, если мы не хотим, чтобы подобные трагедии повторялись.

Шарли

Во Франции прошла волна протестов против убийства карикатуристов. Но участники этих протестов, получается, являются невольными соучастниками кощунства, поскольку они, покупая этот журнал, принимали участие в глумлении, выражая свое одобрение его авторам.

Они забыли о том, что великая европейская и французская культура выросла из христианства. Современная Европа настолько далеко ушла от христианства, что в конституции Европейского союза отсутствует констатация факта, что Европа корнями уходит в христианство, и достигла развития науки, культуры, политики и экономики только благодаря тому, что это все создавали великие христианские деятели – политики, философы, художники и т.д.

Год назад, когда во Франции принимался закон об однополых браках, два миллиона людей вышло на улицы с заявлением «Я – христианин». Боюсь, что те, кто вышел недавно, и те, кто вышел тогда – разные люди. Представим себе, что если бы миллионы христиан несколько лет назад вышли на улицу с протестом против глумления над верой, то не было бы похабного журнала, не было бы и сегодняшней кровавой трагедии.

Сегодня мы видим глубокий кризис европейской культуры, потому что Европа отрекается от Христа. Сегодняшние надменные потомки проповедуют антихристианские принципы, неприемлемые для их славных предков. Когда-то мусульманский мир трепетал перед христианским миром, а теперь люди, отрекшиеся от Христа, трепещут перед мусульманами, потому что те сохраняют верность своей вере.

Урок, который мы все должны вынести из этой трагедии, состоит в том, что мы должны сделать шаг к обращению к христианству. Мы должны осознать, что было сильно и прекрасно у наших славных предков? Дважды в одну и ту же воду не войдешь, мы не можем слепо копировать те традиции и законы, которые были в прошлом, но мы должны воспринять лучшее из этих христианских традиций.

– Убитые карикатуристы позволяли себе смеяться над всем святым. Предшественник журнала Charlie Hebdo был закрыт за шутку над смертью Шарля де Голля. Те, кто говорит, что «он Шарли» должен был бы последовать их примеру и вместо человеческого сострадания мог бы поиздеваться над их смертью?

charles-de-gaulle--797

Шарль де Голль

– Вы упомянули имя президента Франции генерала Шарля де Голля. Это был человек глубокой веры, необыкновенного мужества, великодушный, полный искрометного французского чувства юмора. На него неоднократно совершались покушения, к счастью, неудачные. Однажды в него стрелял французский офицер и промахнулся. Обыкновенному человеку ни за что не догадаться, как отреагировал генерал де Голль? Он влепил ему выговор за плохое владение табельным оружием!

Смеяться над смертью любого человека, а тем более такого – это низость. Те, кто позволяют себе смеяться над святынями, такие же насильники, как и убийцы. Они совершают настоящее духовное насилие над теми, кто смотрит их кощунственные богохульные карикатуры.

Действительно, «Бог поругаем не бывает». Не надо забывать, что жизнь и смерть человека – в руках Божьих. «Страшно впасть в руки Бога Живого»! Деятели культуры должны хорошо понять, что есть предел человеческой свободе, не только там, где ты наступаешь на права окружающих людей, но и там, где ты вторгаешься в сокровенную область духовных переживаний, особенно, когда ругаешься над тем, что для человека является святым или дорогим – например, религия, чувства к Родине или своей семье. Если ты спровоцировал человека, то ты виноват в том, что кто-то, потеряв самообладание, ответит тебе физическим насилием на твое духовное насилие.

Отказываясь от Христа, Европа неизбежно отправляется в до христианские времена, значит, во времена языческие, в лучшем случае во времена ветхозаветные, где был принцип отвечать кровью за грех. Если человек нарушил закон, то его должны были убить, и именно он был виновен в своей смерти. Принцип звучал так: «Кровь его на голове его».

– Каков должен быть ответ Церкви на трагедию?

– Собрание православных епископов Франции осудило теракт против карикатуристов. Но мне кажется это только первый шаг. Мы должны вынести оценку причин этой трагедии, а именно, что кощунство так же недопустимо, как терроризм, и что радикальный либерализм выступает провокатором радикального преступления – убийства. Опираясь на этот урок, можно предупредить: «Вот, смотрите: вы можете спровоцировать людей, которые разговаривают не карандашом, а автоматом Калашникова».

Хочу еще раз подчеркнуть, что человек, решившийся на убийство – явный преступник по нашим современным законам. Но человек, поднявший руку на богохульника, далеко не во всех культурах считался бы преступником. Вспомните предание о святителе Василии Великом, который молился о погибели императора Иулиана Отступника, потому что тот преследовал христиан и глумился над их верой, и святой мученик Меркурий поразил его копьем. Мы живем в определенной культурной среде. Наши законы не являются всеобщими и, на мой взгляд, не являются наилучшими. Оказывается, что были и есть другие народы, где на те же вещи смотрят совершенно иначе.

Есть римская мудрость «о мертвых или хорошо, или ничего». Убитые сейчас стоят перед Богом, над Которым они смеялись и глумились, теперь они дают Ему страшный ответ. Кто-то напомнил по этому поводу слова Писания «Мне отмщение и Я воздам». Да, не нам их судить. Нам нужно извлекать уроки из происшедшего. Если нас спросят, можно ли создавать подобные богохульные карикатуры, то должен прозвучать твердый ответ: «Категорически нет»!

Категорически нельзя глумиться над религиозной верой! Тот, кто стремится к беспредельной свободе, подставляет людей. Не важно, знает он их или нет? Ведь у погибших есть близкие люди, семьи, браться, сестры. И они лишись своих родных – это же ужасно! И снова встает этот же вопрос – кто спровоцировал эту страшную трагедию? На мой взгляд, ее спровоцировала безбожная Европа, те деятели, которые принимают нехристианские законы. Как видите, такие законы распространяются не на всех.

И я еще больше скажу! Творчество французских карикатуристов из Charlie Hebdo можно назвать каким-то сатанизмом. Это изощренное издевательство над святым. Люди думают, работают, напрягают свои (недюжинные!) способности, чтобы выдумать омерзенные, похабные карикатуры!

Представьте оголенный электрический провод под напряжением, около которого стоит ребенок. Рядом взрослый, который науськивает его: «Ты же свободный человек свободной страны, делай, что хочешь». «Ты имеешь право, попробуй». Ребенок по глупости хватает провод и погибает. Кто виноват в трагедии? Взрослый, который спровоцировал ребенка. А если два взрослых человека и один из них берет по глупости электрический провод – то кто виноват, что он умрет? Оба, потому что глупость – такая же причина зла, как и злая воля. Поэтому, в нашем случае виноваты как террористы, так и карикатуристы, а также и те, кто принимал несправедливые законы, разрешающие богохульство.

Эта трагедия стала возможна благодаря той распущенной атмосфере, которая сознательно культивируется в Европе. Вседозволенность провоцирует насилие – как духовное, так и физическое. Сейчас насилие духовное натолкнулось на насилие физическое. И те и другие – преступники. Но европейский закон моральных насильников преступниками не считает. Как видим, находятся люди, которые не согласны с несовершенством закона, и сами по своим законам выносят жестокий приговор, который обжалованию не подлежит.

– Нам могут возразить, что если мусульмане не хотят жить по европейским законам, то пусть уезжают из Европы и живут, где им нравится по своим законам.

– Извините, а как же свобода выбора места жительства, которую покойный академик Сахаров называл первой среди равных?

Это тоже европейский принцип. Если кто-то принимает его, то пусть соблюдает и остальные законы – в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

– Если вы приняли такие свободы, то вы должны думать, как это отразится в будущем. Значит, не нужно было принимать законы, открывающие границы для всех без разбора.

Некоторые комментаторы ставят вопрос об отношении свободы слова и религии. А есть ли у Церкви ответ, как свобода слова должна относиться к любой религии с христианской точки зрения? Должны ли христиане выступать за то, чтобы в отношении религии было табу на богохульство, или мы должны терпеть любую свободу слова, вплоть до богохульства?

– В христианском понимании свобода – это свобода от греха. То же самое справедливо для свободы слова. Христианская свобода слова – есть свобода от лжи. Но не свобода лжи. Свобода лжи – это дьявольская свобода. Спрашивается, кому служат те, кто защищают свободу лгать, или свободу грешить? Но христиане с такой свободой не могут согласиться! Общество допускает совершенно очевидный грех, когда допускает поругание святыни, того, что запрещено в традиции Церкви, в Писании и совести человека. Только сожженная совесть не чувствует, как переступает черту. Если свобода открывает дорогу греху, то «Похоть, зачав, рождает грех, а содеянный грех рождает смерть» (Иак. 1: 15). Значит, ты сознательно шел к смерти. Твоим родственникам можно посочувствовать. Я им, конечно, сочувствую: бедные люди. Твоим согражданам можно посочувствовать. Но трагедия произошла потому, что сознательно нарушаются заповеди Божии. Легкомысленно говорим, что Бог поругаем не бывает, и делаем, что хотим. Карикатуристы, а также и их читатели, глумились над верой, вот и получили суровое доказательство, что нельзя быть столь легкомысленными. Одно дело – добрая шутка, другое дело – глумление. Главное – чтобы Европа вернулась к Христу.

Если Европа вернется к христианству, то в Европе появятся благородные рыцари, которые готовы будут умереть за то, что почитают святыней своей совести. Тогда те, кто смеет оскорблять веру отцов, богохульствовать, подожмут хвост, потому что они все трусы. Да и убийцы, вооруженные автоматами, если бы знали, что им не уйти от справедливого возмездия, что им не жить, то они бы не пошли на преступление.

Если бы среди тех, кто написал «я Шарли», нашлись бы те, кто написал «Я христианин» и «дрожи любой, кто посмеет поднять руку на Христа – ты будешь иметь дело со мной», то весь мир задумался бы над этим. Задумались бы либералы, задумались бы и террористы, стоит ли враждовать с христианами, или с ними лучше дружить?

– Значит, каждый человек не может говорить «я Шарли», а должен говорить: «Я христианин»?

– Нет, конечно! Нельзя от каждого человека требовать, чтобы он говорил: «Я христианин». Это будет грубым насилием. А христианин не должен стыдиться своей веры и может открыто, свободно и радостно говорить: «Я христианин»!

Записал А. Филиппов

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Думцы возмутились шаржем Vive Charlie на убийство ребенка в Москве

Эта публикация направлена на раскачивание нравственных основ общества, считают в Госдуме

Главной причиной трагедии в редакции Charlie Hebdo россияне назвали оскорбление журналистами религиозных чувств

Причины парижских расстрелов наши соотечественники видят прежде всего в неэффективности французской иммиграционной политики и неприемлемом поведении…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: