2012 год — кто виноват и что делать?

|

В здании Института философии РАН в рамках заседания философского клуба «Катехон» состоялся экспертный политологический семинар «2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше?” – в семинаре приняли участие православные политологи и публицисты разных взглядов

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (15)

».  В семинаре приняли участие православные политологи и публицисты разных взглядов, объединенные только по двум признакам — ни один из них не примкнул к «уличной» оппозиции («болотной», как называют ее критики) и не покинул Русской Православной Церкви.

Кто пострадал в 2012 году?

В начале ведущий клуба Аркадий Малер  напомнил о главном феномене текущего года — беспрецедентная атака на Церковь, самой известной акцией которой стал февральский перфоманс панк-феминистской группы «Pussy Riot» в храме Христа Спасителя. Самой большой неожиданностью для ведущего стало то, что среди людей, позиционирующих себя как либеральную интеллигенцию и, более того, православных христиан, высказывалась точка зрения, что в этой акции нет ничего страшного и даже есть какой-то позитив. Некоторые из этих людей ушли либо в оппозицию к режиму, либо из Церкви. Аркадий Малер уверен, что их количество статистически настолько мало, что ни Русская Церковь, ни российское общество существенного урона не понесли.

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (3)

– Урон, как ни странно, понесло экспертное сообщество, – заметил Аркадий Малер. – Теперь, если мы хотим высказать какую бы то ни было критику, надо оговариваться: «мы не «болото»!», «мы не за «Pussy Riot»!».

Власть, Церковь, оппозиция

Впрочем, ведущий клуба не утверждал, что Церковь и власть абсолютно едины.

-В нашей Церкви — ровно то же разнообразие политических взглядов, что и в обществе, – утверждает он. – Я лично, как мирянин и человек, доверяющий священноначалию, послушался бы, если бы от Церкви (например, в лице Патриарха) поступило распоряжение проголосовать за Владимира Путина и «Единую Россию». Но я таких сигналов не слышал.

Фактически, подводит итог Аркадий Малер, «охранительную» позицию пришлось занимать для того, чтобы отмежеваться от лидеров «болотной» оппозиции, которые, поддержав «Pussy Riot», показали, что для них Церковь — исключительно политический ресурс.

(Здесь стоит оговориться: строго говоря, оппозиционеры не столько поддерживали группу «Pussy Riot», сколько протестовали против конкретного решения суда по участницам. Напомним, что представители оппозиции заявляли, что за выходку в храме «исполнительниц»  лично бы отшлепали, что участницы группы –  «дуры, совершившие мелкое хулиганство ради паблисити», а решение суда — бьет по интересам Церкви, против которой поднимается «волна недовольства, невиданная с 1917 года»).

Атака на Церковь — атака на народ?

В ходе семинара планировалось найти ответ на вечные вопросы: кто виноват и что делать? Ответ на первый вопрос перерос в серьезное философско-политологическое обсуждение.

Первым отвечал Александр Щипков, главный редактор сайта Религаре. Он начал с напоминания: на протяжении всей нашей (русской) истории мы занимаемся суицидом — уничтожаем собственную идентичность. К XVIII веку сформировалась византийская идентичность — ее разрушил Петр I. К XX веку сформировалась идентичность европейская — была разрушена большевиками. Сформировалась советская идентичность — была разрушена перестройкой.

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (14)

-В принципе, нормальный народ этого выдержать не может. Русский народ существует потому, что существует институт, поддерживающий его идентичность — Русская Православная Церковь, – заявил Александр Щипков.

Поэтому атака на Церковь — это атака на народ.

Оппозиция во власти?

Докладчик заметил, что атака на Церковь началась вовсе не в 2012 году, а в начале 2011 — и это «разгар» правления Президента Дмитрия Медведева. Не утверждая, что бывший президент имеет к подобному повороту событий прямое отношение, Щипков выдвинул предположение, что внутри самой властной элиты существует раскол, а атака на Церковь связана с укреплением позиций Церкви за последние десять лет (введение основ православной культуры в школе, и появление института капелланов, и программа строительства 200 храмов, и закон о возвращении церковного имущества, и консолидация православных на территории СНГ).

Фактически, оппозиция поставила две цели: 1) просто уничтожить Русскую Православную Церковь, 2) заставить ее работать на себя.

Весь антицерковный проект, по мнению Щипкова — системный и продуманный -, включает в себя три пункта:

-борьба с клерикализацией,

-критика духовенства,

-обновление Церкви, реформация.

Все эти темы начали подниматься именно в 2011 году.

Медведев или Путин?

Политолог, эксперт Общественной палаты Александр Казаков прямо заявил, что Дмитрий Медведев причастен к кампании против Церкви. По мнению Казакова, президент Владимир Путин прямо поддерживает Церковь, первым из политиков начал выстраивать с ней отношения,  позиционирует себя как православный человек (история об уцелевшем в пожаре алюминиевом крестике уже стала хрестоматийной), поэтому и Церковь его поддерживает. И именно поэтому Патриарх Кирилл с другими религиозными лидерами встречался с кандидатом в президенты Владимиром Путиным накануне выборов.

-Я бы на месте Патриарха Кирилла во время выборов президента показал свой бюллетень с галочкой напротив фамилии Путина! – решительно заявил эксперт.

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (13)

Ведущий клуба его решительно остановил: Аркадий Малер напомнил, что Церковь сама себе запретила поддерживать какие бы то ни было политические силы в социальной концепции. А что касается встречи Патриарха и Путина, то в этом ничего удивительного нет — то, что Путин будет президентом, было очевидно.

Во всем виновата интеллигенция!

Александр Казаков считает, что все-таки положительный смысл в акции в храме был — закончилась эпоха прекраснодушия.

– Наша интеллигенция — это отщепенцы, ушедшие от Церкви двести лет назад! – утверждает эксперт. – И они, наконец, поняли, что Церковь возвращается — не в виде пасхальных яиц, а на стадионах, где проповедует Патриарх Кирилл!

Так что истоки атаки — метафизические. Атака на Церковь — это атака на традиционные ценности и, вспомнил Казаков недавние слова президента, на страну и народ.

Аркадий Малер попытался защитить интеллигенцию:

– Интеллигенция — это же не тридцать-сорок человек с «Эхо Москвы». Тут в Институте философии тоже интеллигенция, и эти люди не имеют ресурсов и моральных качеств, чтобы так по-хамски себя вести.

-Это не интеллигенция! – возразил Казаков.

–  «Я не интеллигент, просто у меня зрение плохое», – не без иронии вставил ремарку участник семинара публицист Сергей Худиев.

Не разделяться!

Вильям Шмидт, декан факультета религиоведения, этнокультурологии и регионалистики Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета, выступил с подробным философским докладом о сущности государства в сопоставлении с личностью и о кризисе идеологии в наше время:

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (12)

-Мир в XX веке пришел к «кратоцентризму» (κράτος — власть (греч.)).

Религиозное миропонимание позволяет людям договариваться, отталкиваясь от Бога.

– Пуп земли — это Бог. Другой — образ Бога. Полюби образ Бога в другом и в себе. Это способ договориться.

– Римская империя тоже дает способ договориться, – продолжает Вильям Шмидт. – Право.

Сейчас же действует установка «я — пуп земли». Единство при таком понимании невозможно.

Pussy Riot против государства

Как религиовед, Шмидт заострил внимание на конкретном моменте атаки на Церковь — акции «Pussy Riot».

-Почему осуждены только девушки? – спрашивает он. – Ведь они только исполнители!

Весьма иллюстративно, что дело «Pussy Riot» обсуждалось вплоть до Вашингтона.

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (11)

-Я как философ-религиовед заявляю: это не было событие ни культурной, ни социальной, ни религиозной жизни. Я не готов сказать, что это была атака на Церковь. Это была атака на общественные институты, в том числе государство.

Конец антирелигиозной кампании

Заместитель руководителя секретариата Всемирного Русского народного собора Александр Рудаков заметил, что  2012 год в России стал итогом всеевропейской антирелигиозной кампании, которая длится с 2005-2006 годов. 1990-е были временем отказа от христианских ценностей, а попытка церковных институтов отыграть назад в начале 2000-х вызвала волну ненависти у «глобального креативного класса». Книга Ричарда Докинза «Иллюзия Бога» стала интеллектуальной прелюдией к волне компромата — на Римо-католическую церковь, на старца Ефрема, на Афон.

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (5)

-В 2011 году добралось и до нас. Это совпало с «арабской весной», которая стала элементом шантажа команды Путина, с президентскими выборами и так далее. Первоначально наше консервативное сообщество оказалось к этому не готово — люди мы не злые, крови не хотим, градус агрессии у нас не высок.

По мнению Рудакова, мы наблюдали «тест на слабо».

-Сделаем вид, что ничего не происходит — начнется волна кощунств вплоть до физического насилия.

(Заметим, что волна кощунств все равно началась.)

Государство, впрочем, среагировало такими инициативами, как закон о защите чувств верующих и внесение альтернативных дарвиновской версий о происхождении человека в школьную программу.

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (9)

Власть против режима

Одновременно с атакой против Церкви всплыла неожиданная проблема: «двойное государство».

– Существуют власть, которую выбирает народ, и режим, который осуществляет теневую политику, – пояснил Рудаков. – При режиме Гельман — министр культуры, а Ксения Собчак — министр по делам молодежи.

По его словам, этот режим представляется на самых разных уровнях — от министра-саботажника до начальника ДЭЗа — вора.

-Наступило время демонтажа режима со стороны власти! – провозгласил Александр Рудаков.

Негативная идентичность

Публицист Сергей Худиев выступил кратко и ясно:

-Существует субкультура с негативной идентичностью — негативной по отношению к государству, культуре, Церкви. Церковь повинна в трех преступлениях: 1) Русская, 2) Православная, 3) Церковь. Эта группа находится в интересных, слегка шизофренических отношениях с правящей элитой, как тот же Гельман. Такие борцы с режимом, которые при нем хорошо устроились. Во фронде, но получают премию «Инновация» за известный символ на Литейном мосту.

2012 год в истории православной России: что это было и что будет дальше? (6)

На самом деле, считает Сергей Худиев, враждебное отношение к Церкви связано с тем, что она предлагает другой взгляд на реальность. Измениться оно у этой группы не может — возможно привести к покаянию большевика, но не большевизм. Так что Церкви просто предстоит существовать с таким политическим фоном.

Что делать? Стратегия и тактика

Обсуждение первого вопроса получилось столь насыщенным, что на второй времени практически не осталось (семинар продолжался, когда во всем институте уже не осталось ни одной живой души).

Ведущий Аркадий Малер предложил создать экспертный клуб, члены которого будут объединены политическими взглядами, которые можно назвать «критическое охранительство».

-Мы не собираемся некритически оценивать каждый шаг власти. Мы поддерживаем президента Путина не потому, что он сияет, как платоническое единое солнце, а потому что альтернативы ему — хуже.

По мнению Александра Щипкова, критика духовенства и идеи обновления Церкви провалились. Сохранилась тема клерикализации государства, и к весне 2013 года, скорее всего, начнется очередной виток антицерковной кампании, на котором будут эксплуатировать тему «Церковь и Путин».

-Нам надо навязать свою повестку дня, – считает эксперт.

Александр Казаков с этим согласился. По его мнению, правда, оппозиция будет активизироваться вокруг другой темы — социального патроната, который является эвфемизмом для термина «ювенальная юстиция», и раскручивать каждый случай отъема ребенка в православной семье.

С другой стороны, по прогнозу Казакова, Церкви будет навязана борьба в том пространстве, где она легитимизирована: волонтерство. Будут появляться волонтерские движения антицерковного характера.

-Наша задача — маркировать пространство, – уверен Александр Казаков. В качестве примера он приводит свой опыт — ему удалось санкционировать подписание соглашения между Всероссийским обществом охраны природы и Русской Православной Церковью в Общественной палате.

Вильям Шмидт ждет активности епископов и скорбит о том, что встающей в таком случае проблемой богословия и образования никто заниматься не будет, потому что гуманитарное знание забивается на уровне правительства.

А Сергей Худиев предложил направить интеллектуальные ресурсы на позитивное послание.

-Евангелие одно на все времена, – напомнил он. – Огромное количество людей не в курсе, что предлагает Церковь и кто такой Иисус Христос.

Ведущий клуба Аркадий Малер поблагодарил публициста за возвращение к евангельским основам. По его мнению, «евангелизм» (в буквальном смысле) идеально согласуется как раз с консерватизмом — как политикой малых дел.

Автор фото – Сергей Мшвилдадзе 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Владимир Легойда: Очень важно, что ключевой темой послания Президента стала забота о человеке

Тезисом, который задал тон выступлению, стало понимание необходимости решения существующих проблем

Владимир Путин посетит Афон

Паломнический визит президента России на Святую гору состоится 28 мая

Путин о захоронении Ленина: Не нужно предпринимать шаги, которые могут разделить общество

Президент также пояснил, что именно он имел ввиду, когда говорил про бомбу, заложенную Лениным под здание…