Елена Альшанская: В России нужны профессиональные приемные семьи

|
Елена Альшанская: В России нужны профессиональные приемные семьи

В правительстве России разрабатывается законопроект о создании в института профессиональных приемных родителей – таких, которые работали бы по лицензии и имели бы специальную подготовку. С их появлением органы опеки смогут передавать ребенка в замещающую семью, минуя приют или детский дом, рассказал “Российский газете” уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов.

В настоящее время родители-воспитатели работают по трудовому договору в социальных деревнях, напомнил детский омбудсмен, например, в детской деревне-SOS в Томилино. Этот опыт предлагается распространить шире, предоставив профессиональным родителям расширенные социальные гарантии. По словам уполномоченного, есть регионы, где вознаграждение за одного ребенка составляет всего 2,5 тысяч рублей в месяц.

Комментирует законопроект Альшанская Елена Леонидовна – президент БФ “Волонтеры в помощь детям-сиротам”.

Я считаю, что в России должны быть такие семьи. Задачей которых будет в экстренных ситуациях принимать ребенка, чтобы он не попал в детский дом или ту же больницу. Любых, которые нуждаются в помощи, а не по выбору для себя.

Профессиональная семья это семья,  в которой ребенок пребывает временно, в качестве альтернативы детскому дому. Когда ребенок только отобран или найден брошенным и неизвестно вернётся ли ребёнок в кровную семью, то его временно берет на опеку профессиональная семья. Бывают случаи, когда кровные родители временно находятся на реабилитации, либо отбывают наказание в тюрьме,  чтобы ребенок не оказался в детдоме, приходит на помощь временная семья.

Теоретически у нас есть приемная семья или опека по договору, которая могла бы выполнять ту же самую роль, что и профессиональная семья. И такие семьи получают вознаграждение. Но в реальности она такой функции не выполняет, дети попадают  в ее же детские дома, откуда уже могут быть устроены и в приемную семью. Приемная семья выбирает детей и редко готова быть той тихой гаванью,где ребенок ждет свою родную семью, пока с ней работают. Приемные семьи по договору берут детей не временно, это фактически та же опека или скрытое  усыновление,  просто родители получают дополнительную поддержку. По сути у нас все формы устройства мало чем отличаются по задачам в отношении ребенка.   Поэтому если сейчас в России появится просто еще одна форма приемных семей, которая будет отличаться от  существующей только суммой вознаграждения, – в этом не будет ровно никакого смысла.

Нужно, чтобы профессиональные усыновители помогали ребенку не попасть в детский дом, а не просто забирали из него. Во всем мире цель существования таких семей именно в том, чтобы ребенок не попал в коллективные формы воспитания. Это должны быть ситуации именно экстренного размещения. Не сама семья решает, какого брать ребёнка и на какое время, а это должно быть решение социальных служб.

А самое главное — ребенок размещается туда, а не в постоянное устройство именно потому, что есть шанс на возвращение домой или к родственникам. А это значит должна вестись максимальная работа над помощью кровной семье. Включая предоставление социального жилья, лечение и реабилитацию, ит.п. Если этого нет, а фактически сегодня у нас нет этой серьезной работы, нет под нее услуг и бюджетов, то смысл в такой семье теряется совершенно.

Еще такие семьи могли бы брать тяжелых, по-настоящему тяжелых детей инвалидов или подростков, которые сами не готовы становится для кого-то новыми детьми, но перед выходом в самостоятельную жизнь им нужен присмотр, поддержка и обучение жизни в семье.

И мы можем учесть ошибки других стран, выстраивая свою систему. Самая известная модель – фостерные семьи в США.  Фостерные семьи проходят специальное обучение, и они не получают от государства ни копейки. Эти люди работают как волонтеры, и берут детей в семьи безвозмездно. Они могут получать помощь только в виде сертификатов на обучении, на медицину, могут получить мебель для детей и т.д. Но семья часто получает  разрешение на воспитание детей лишь определенного пола и возраста — что служит основой для перевода детей между семьями. А это конечно негативно сказывается на психике ребенка.

Несмотря на существование таких семей, в США все же существуют и коллективные учреждения для детей. Их конечно значительно меньше, чем в России и они в лучшем состоянии.

В Европе же, напротив, семьи для экстренной передачи ребёнка получают вознаграждение, и я думаю это более правильный вариант. Это работа. По сути -воспитателем на дому.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
“Найдите моим детям хороший детдом”!

Какие права детей защищать и как - рассказывает Елена Альшанская

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: