Страстная среда. Письмо другу

«Дим, привет.

Я не совсем понимаю, как к тебе надо обращаться. Я знаю, что священников называют «батюшка», когда мы ходим в храм, мы нашего священника тоже так называем. Наверное, и тебя так правильно называть? Мне это, конечно, будет немного сложно ;)

Ты знаешь, раньше я не придавала этим вещам значение, хотя – так мне кажется – я всегда верила, тогда еще, когда мы учились, уже тогда. Но в последнее время как-то, знаешь, я стала обращать внимание на детали… Хотя, наверное, это только для меня деталь, как к тебе правильно обращаться… для тебя это должно быть существенно… Или нет?

Чего я пишу. Я хотела тебя просто потом поздравить с Пасхой. Но у меня тут появились вопросы… И ты всё время мелькаешь у меня в контактах ;) Ничего, если я спрошу? Ты должен быть занят в эти дни сильно. Если не можешь – не отвечай. Ничего страшного. Вообще, ничего важного или срочного… В общем не бери в голову. Но если вдруг будет минута или настроение, ответь тогда. Буду благодарна.

Ты, наверное, не знаешь… Ну да, откуда, мы же все особо не общаемся. Разлетелись все как-то. Хотя все в одном городе. Ну кроме Ромы. И Марики, да. Уже восемь лет ей в этом году, кажется?.. Мы, короче, с Мишей последние годы… Хотела написать «стали ходить в церковь». Но дело же не в этом. Что-то изменилось, понимаешь, перещелкнуло. Смысл стал виден, понятно что-то. Реальность какая-то, другая, вот за этой, за повседневностью. Может, это возраст? Ну ты-то знаешь, сколько мне лет, поэтому с тобой об этом я могу говорить свободно :) Может, это кризис среднего возраста? Или ответственность приходит просто с опытом? Так, естественным путем?

Наверное, мне надо было бы поговорить об этом с нашим отцом Владимиром. Но честно говоря, у меня вообще нет времени. В воскресенье столько народа было. А у тебя, кстати, большой приход?.. Его надо было ждать, наверно, до вечера. И потом, на самом деле я всё это только сейчас смогла до конца сформулировать. У меня сейчас перерыв, должны были быть клиенты, но они перенесли переговоры на вечер. Это так неприятно, когда люди считают себя вправе… Я вроде уже не девочка, и руководитель департамента, но приходится. Бизнес, как говорится, ничего личного. Короче, у меня целый лишний час, и я за это время могу только написать тебе письмо. К отцу Владимиру попасть у нас все равно не получилось бы.

Меня, знаешь, тут одна вещь накрыла. Мы уже несколько лет – опять это дурацкое «ходим в храм» – как это сказать нормально по-русски? И пост тоже пытаемся соблюдать, но это уже давно – мне об этом неудобно говорить вслух, потому что я так догадываюсь, что под постом все-таки что-то другое понималось, чем вот эти все «картошечки» и «капустки». На работе тут, кстати, классный ресторан и в нем постное меню.

И сейчас Страстная неделя. Кому я, впрочем, это рассказываю? :) И вот меня накрыло. Дим, пост пролетел, как один день. Я не могу сказать, что мы не постились. Миша свой теннис отменил. А он же повернутый на этом (вам надо будет познакомиться обязательно). Но я чувствую, что не то. И что сейчас происходит что-то особенное. Другое время. Все как замерло как-будто.

Дим, у меня на этой неделе контракт. Мы его готовили полтора года. Два отдела, целиком, и еще наши лондонские юристы. Сейчас на рынке вообще сделок мало. Но даже дело не в деньгах. Я не думаю, что мы получим какие-то большие бонусы. Хотя деньги тоже нужны. Но это команда, понимаешь? Два года общей работы, нельзя сорваться в последний момент, я должна довести всё до конца. Меня, конечно, подменят. У нас незаменимых нет… И плюс еще вся текущая работа, и эти еще, которые считают, что могут моим временем свободно распоряжаться…

Я так и не сказала, в чем проблема. Дим, меня просто рвет пополам. Я понимаю, что я должна быть в церкви на этой неделе. Это, вообще, уже пришло какое-то время назад.

Но вот так, чтобы на Страстной – я это только сейчас поняла. Я чувствую, что это… ну тут что-то принципиальное происходит, сейчас. И оно проходит мимо меня. Я, вроде, есть, и не пустыми делами занимаюсь, но что-то главное – проходит мимо меня.

Ты понимаешь…. При всём при этом я не буду в церкви. Я это точно знаю. Ну, я просто не смогу. Я не смогу их оставить. Я с этим слиянием кашу заварила, хотя там все уже готово, но надо проверить, и виза моя должна быть… Но даже и не в этом дело. Что-то разволновалась, не понимаю, что пишу. Я просто там должна быть. С ними, просто, до конца.

И – там – я тоже должна быть.

Я не знаю… У меня такая мысль все время крутится. Что предательство. Что я кого-то обязательно должна выбрать. А другого предать. Так или иначе. Или я Бога предаю, потому что не с Ним. Или ребят моих. Я не могу…

Я сначала хотела у тебя спросить, как тут, вообще, правильно поступить. Ты знаешь, я на самом деле готова не присутствовать на сделке. Я не думаю, что могут быть уж какие-то серьезные последствия. Хотя, конечно, незамеченным это не пройдет. Но мне все равно уже… Но я подумала, что это нечестно, на тебя переваливать как бы ответственность. Это же мой вопрос. Мне задача. Я сама должна здесь всё решить. Но я тебе скажу, как я думаю, а ты, если что, поправь? Ну, или прокомментируй, или как там это принято называть?..

Дим? Но ведь так же не может быть, правда? Не может же быть, чтобы Господь хотел, чтобы я предала своих ребят? Да, это важно, сверхважно, чтобы быть в церкви в эти дни. Я знаю, Тайная вечеря, плащаница, я грамотная :) Может, и не произвожу впечатления… Но Он же не может хотеть, чтобы я оставила своих ребят? Он не не может хотеть, чтобы ради того, чтобы я не предала Его – чтобы я предала ребят? Ну нет ведь?!

Дим, я, короче, решила, что я буду на сделке, и я буду готовить эту сделку, до конца. И даже если не будет работы уже по сделке, я просто буду в отделе, чтобы они меня просто видели. Что я с ними. Это мой долг. Правда, я до конца и не понимаю, в чем мой долг, как правильно… И думаю, что мне надо отказаться от этих денег, от бонуса.

Я могу их отдать в церковь, отцу Владимиру, например. Хотя, нет, это я погорячилась. От всего бонуса я не могу отказаться. У нас ипотека. Она просто достала, надо хоть сколько-нибудь досрочно погасить. И Антоша на следующий год поступает, там деньги нужны будут. Ну, в общем, я не знаю…

Ладно, я пойду. Мне надо еще привести себя в порядок – а то слезу пустила, дура старая :) Ты прости, это так пошло, я знаю – беспокоить только, когда проблемы :) Но все равно, если будет минута, напиши пару строк. Хотя, наверное, я все и так уже решила.

Всё. Обнимаю. Целую.

Как твои-то?

Пока, убежала».

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: