Самая памятная Пасха – рассказы священников (Часть 2)

Моя самая памятная Пасха – ответы священников

Вечно неизменная и вечно новая Пасха Христова – главный праздник в жизни как всей Церкви, так и каждого христианина. Самыми яркими воспоминаниями о Пасхе с порталом “Православие и мир” продолжают делиться священники.

Протоиерей Александр Степанов, главный редактор радиостанции Санкт-Петербургской епархии “Град Петров”, настоятель храма великомученицы Анастасии Узорешительницы и святых благоверных князей Феодора, Давида и Константина Ярославских на Васильевском острове:

Протоиерей Александр Степанов

Детство мое было нецерковным, хотя дома в эти дни всегда чувствовался праздник, все друг другу дарили куличи и творожные пасхи, накрывался большой праздничный стол, приходили гости. Любимым моим занятием было украшение куличей и роспись яиц.

А пасхальные именно церковные воспоминания у меня связаны с молодостью, временем моего активного воцерковления.

Помню, на Пасху мы ездили в Пюхтинский монастырь в Эстонии.

Всегда перед Пасхальным богослужением мы купались в источнике, в этом монастыре мы проводили последние дни Светлой седмицы. Были очень яркие впечатления, потому что в этих краях необыкновенная природа. Это был тогда, в 70-е, пожалуй, единственный женский монастырь на территории советского союза, который никогда не закрывался. Замечательный, большой монастырь. Его часто посещал покойный Патриарх Алексий II, благодаря ему эта обитель и сохранилась во время Хрущевских гонений.

Еще одна запомнившаяся Пасха была в тюрьме, где я служил. Это было в начале 90-х гг. Тоже были огромные впечатления… ни на что не похожие.

Помню и первую Пасху в уже своем храме, которая проходила еще когда и иконостаса у нас не было. Церковь представляла собой полуруину, разрушенное здание, и там, при свете тусклых лампочек на подвешенных проводах, мы праздновали Пасху. Такое не забывается.

Протоиерей Вячеслав Харинов, настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице, духовник Санкт-Петербургской Духовной академии и семинарии:

Протоиерей Вячеслав Харинов

У меня перед глазами сразу несколько таких пасхальных событий. Первые
впечатления, конечно, детские. Было полутайное удаление из дома в
Никольский Богоявленский собор (в Санкт-Петербурге).

На дворе был конец 70-х, а мы, школьники, представляли собой такое закрытое тайное собрание заговорщиков.

Удаление из дома на ночь было делом непростым, родители были очень обеспокоены. Это было накануне того, как я проговорился им о своем предосудительном поступке – желании поступать в семинарию.

Помню мамины слова: “Христом Богом молю тебя, не делай того, что задумал”. Это был несмываемый “позор” на всю семью, в которой я был единственным ребенком. А ведь ничто не
предвещало “беды”, была обычная советская семья, а тут сын такой удар нанес.

Вот в такой атмосфере заговора возрастала моя вера. О необыкновенных пасхальных службах нельзя было рассказать одноклассникам, веру можно было обсуждать только с посвященными несколькими близкими друзьями.

Еще одним ярким пасхальным событием вспоминается небольшой храм на окраине Санкт-Петербурга, который знал еще разрушенным, поруганным, совершенно заброшенным. И мы уже с сурпугой и маленькими двумя дочками входим в этот храм. Поскольку он находится в парке, окруженном деревьями, девочки называют эту церковь Лесной. Мы смотрели на эту Пасху, на Крестный ход со свечами в темноте, на улицы парка в бликах листвы от деревьев, где нет никакого городского освещения, только десятки, сотни горящих свечей в полной темноте.

Помню широко раскрытые глаза моих дочерей, ощущение полной чудесности, необыкновенной сказки. Я невольно сравнивал ту ночь со своей детской Пасхой, когда стыдно было даже упоминать о своем желании пойти в храм, когда все было запретно, нельзя было и озвучивать своего восторга от пасхальной службы. В те времена в пасхальную ночь вокруг храма стояли комсомольские кордоны, милиция подозрительно оглядывала каждого, входящего в двери храма. Не мог надеяться, что будет время, когда мои дети почувствуют всю открытость, всю радость этого Торжества. Мы с детьми до сих пор говорим друг другу: “А помнишь Лесную церковь?”.

Позже ярким впечатлением  стала Пасха, которую я сам уже служил. Идешь Крестным ходом, незаметно оборачиваешься назад, видишь свой храм полуразрушенный, люди кутаются (было холодно, в храме не было тепла, воды), но за тобой огромный хвост народа. Тихая ночь, море свечей идут за тобой, а ты поешь “Христос Воскресе” и чувствуешь, что наворачиваются слезы. Все было волнительно, трогательно и незабываемо. Вдруг понимаешь, что за тобой – поразительная сила, и это не просто сила, а подтверждение Воскресения Христова, неумолимость Его Воскресения. Это было подтверждение правоты, веры, всего того, к чему шел в своем служении священника.

Потом я понял, что каждая Пасха дает сильные впечатления. Есть вещи, которые пронзают ясностью и в то же время сокрытостью – в этом вся Пасха Христова. Христос Воскресе!

Читайте также:

Моя самая памятная Пасха – ответы священников

Пасха родом из детства

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Его ласково называли “Отец Серёжа”

Отец Сергий считал митрополита Антония Сурожского наставником и учителем, а также своим самым близким другом

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: