А давайте я вам одолжу денег

|
Иногда банкоматы ломаются. Время от времени они «глотают» карточки или деньги. И из-за этого происходят настоящие драмы, успешный финал которых зависит только от того, кто рядом.
Ксения Кнорре Дмитриева

Ксения Кнорре Дмитриева

В отделении банка возле окошка кассы безутешно плакала немолодая женщина. Плакала навзрыд так, что тем, кто стоял вокруг нее – а вечером в «Сбербанке» обычно немало народу – хотелось деться куда-нибудь подальше, чтобы не слышать этих рыданий и причитаний: «Что же я теперь буду делать? Что мне, идти банк грабить или милостыню просить?» Люди отворачивались, косились, делали вид, что их тут нет, хотя внимательно прислушивались, пытаясь уловить из ее разговоров с сотрудницами подробности ее, прямо скажем, невеселой истории.

…В московских магазинах и ресторанах чаще всего посетителей встречают не москвичи. Люди едут сюда с разных концов страны, работают вахтовым методом, снимают комнаты на двоих, четверых, шестерых, экономят на всем, чтобы отправить домой лишний рубль. Точно так же в одном из универмагов на Западе столицы работали приезжие: Лидия Николаевна и охранник Андрей.

У обоих дома остались семьи, и они по мере сил отсылали им деньги. Лидия Николаевна и Андрей дружили, Андрей оставил семье свою банковскую карточку, поэтому время от времени давал Лидии Николаевне деньги и просил перечислить их семье. Она так и делала: по дороге домой было отделение с банкоматами, и это никогда не вызывало проблем: деньги семье, деньги брату, чтобы выплатить долг по кредиту, деньги выросшей дочери…

В этот день Андрей попросил Лидию Николаевну сделать два перевода. Один из них был крайне важен: 24 тысячи на операцию его четырехлетнему ребенку. День промедления – и малыш не получит медицинскую помощь в срок. Лидия Николаевна, переживая за мальчика, по дороге домой, как обычно, зашла в хорошо знакомое отделение банка и приступила к делу.

Первый перевод для дочери Андрея прошел легко: банкомат взял деньги, зачислил их на карту, и Лидия Николаевна перевела нужную сумму. А вот со второй суммой что-то пошло не так: банкомат «съел» 24 тысячи, но дальше ничего не произошло: они не появились на счету карты, банкомат не дал чек, и деньги исчезли. Такое ощущение, что их никогда и не было. Банкомат написал, что он неисправен, и отключился.

Лидию Николаевну накрыл ужас. Во-первых, ладно бы свои деньги – но ведь чужие! Во-вторых, это же не просто деньги – это операция ребенку, которую надо оплатить именно сегодня!

Вот так и получилось, что немолодая женщина, одна в чужом городе, рыдает у окошка кассы, а рядом вместе с ней переживают сотрудницы банка, пытаясь ей как-то помочь.

Помочь, как быстро выяснилось, невозможно: несмотря на то, что все Лидии Николаевне верили и очень сочувствовали, были технические сложности, которые делали абсолютно невозможным немедленное изъятие денег. Поскольку ввод денег нигде не отобразился, решить проблему без внутреннего расследования, инкассаторов, выгрузки банкомата, перерасчета и так далее было никак нельзя. Стандартная процедура решения такого вопроса занимает до 15 дней. Лидия Николаевна, услышав про две недели, вообще лишилась дара речи и не могла даже говорить с головным офисом, куда позвонила Елена, сервисный менеджер.

Поэтому Елене пришлось объяснять ситуацию самой. После нескольких звонков, просьб и переговоров сотруднице банка удалось сократить «решение вопроса» Лидии Николаевны до пяти дней. Но деньги на операцию по-прежнему нужны были завтра.

Примерно в это же время, когда Лидии Николаевне капали в воду корвалол и искали для нее бесконечные телефоны разных банковских служб, еще один банкомат решил проявить характер и «съел» карточку у другой клиентки банка, Натальи. Молодая женщина проделала все стандартные действия – понажимала кнопки, попыталась вынуть карту – и пошла в отделение разбираться. Следом за ней в банк зашел мужчина среднеазиатского вида, как позже выяснилось – казах, с той же проблемой.

Работники банка вновь развели руками: они могли только перевыпустить карту. Заполнив необходимые документы, Наталья уже сделала шаг в сторону двери, но заметила у последнего окошка рыдающую Лидию Николаевну. Очередь косилась и мялась, но по-прежнему делала вид, что ничего не происходит. Наталья постояла, посмотрела, шагнула к женщине и положила ей руку на плечо:

– Что у вас произошло? Как я могу помочь?

Женщина с помощью сотрудницы банка с трудом рассказала свою историю, время от времени снова начиная плакать. Наталья послушала ее еще немного и твердо сказала:

– А давайте я вам одолжу денег.

И казах, который стоял неподалеку и внимательно следил за происходящим, тоже подошел:

– Давайте и я вам дам деньги.

Лидия Николаевна так растерялась, что даже перестала плакать:

– Да как же вы мне дадите, я же вам чужой человек, вы меня в первый раз видите?

Как? А вот так: Наталья и Сапарбай договорились, что разделят между собой сумму, необходимую для оплаты операции, причем Сапарбай настоял на том, чтобы он все-таки одолжил больше, так и решили: 11 тысяч дала Наталья и 13 – Сапарбай.

Наталья и Лидия Николаевна обменялись контактами, был записан и телефон Сапарбая и даже его жены. Слезы вновь полились рекой, однако это уже были слезы благодарности и облегчения. Операция ребенку будет сделана в срок. И никакой банкомат этому не помеха.

На следующий день она благополучно перевела деньги, а еще через день банк разобрался с этой проблемой, вернул средства Лидии Николаевне, она отдала долг Наталье и Сапарбаю. Деньги поступили на нужный счет, и ребенку вовремя сделали операцию, а растроганные сотрудницы банка подарили тем, кто способен прийти на помощь незнакомому человеку, красиво изданные книги.

Мошенники часто прикрываются теми же словами: «ребенок», «операция», «срочно». Может быть, именно это остановило других людей в длинной очереди. Но Наталья позже скажет, что давать такую немаленькую сумму человеку, которого видишь впервые в жизни, не было страшно.

– Страшно было смотреть, как человек сидит в общественном месте и рыдает так, будто у него кто-то умер. Она не выглядела как мошенница, не говорила как мошенница, было видно, что человеку очень плохо и ему надо помочь. Вот и все.

Ксения Кнорре Дмитриева

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Не ты ли самарянин?

Как стать ближним тому, кто неимоверно далек от тебя

Баба Таня с картонной иконкой

А мне и говорят перед матчем, вы помолитесь за наших

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!