…А на месте иконы – пустое место

|

По всей России — всплеск воровства из храмов. Как борются с похитителями икон в Москве и регионах, где искать украденные святыни, и почему воры боятся Николая Чудотворца?

кража из храма

Воры пришли за конкретными иконами. Они знали, какие из них представляют наибольшую ценность, и в каких частях храма находятся. В этой версии уверено следствие.

Всего икон пропало восемь. В их числе — местная святыня, образ Спаса Нерукотворного: почти двухметровое полотно XVII века, писаное маслом на дереве, чья цена на черном рынке может достигать нескольких миллионов рублей. Икона Спаса висела в зимнем приделе храма. Чтобы пробраться к ней, злоумышленники пытались взломать замок на храмовых воротах. На это позже укажет истопник храма. С утра он первым оказался на месте: пришел, как обычно, протопить остывшее за ночь помещение. «Замок, — сообщил он полиции, — висел не так, как обычно».

Когда разобраться с замком не удалось, воры нашли другой путь. Они выбили алтарное окно, гидравлическими ножницами перекусили решетку. Охраны в храме не было. Ничто не мешало им снять иконы со стен, передать через окно сообщникам, ждущим на улице, и вывезти в неизвестном направлении.

Эта история произошла в ночь на 18 сентября в храме Живоначальной Троицы в селе Истобенске Кировской области. Не успел утихнуть шум вокруг этой громкой кражи, а областное управление МВД уже сообщило о новом факте. В поселке Суна, который находится от Истобенска меньше чем в ста километрах, неизвестные украли десять икон. Сценарий был прежний, за исключением того, что в Суне воры даже не стали связываться с замком, а сразу пошли выламывать окно.

Проблема воровства в храмах стоит сегодня не только в Вятке и ряде других регионов — например, в Ставрополье, где одного из похитителей икон в сентябре 2013 года осудили на 2,5 года колонии. Москва страдает от воров не меньше — несмотря на системы видеонаблюдения, тревожные кнопки и другие технологичные системы безопасности, которыми обзаводятся, как их называют в регионах, «обеспеченные» московские приходы.

Нашествие

«Два с половиной года колонии?! Разве это наказание! — в голосе протоиерея Николая Смирнова, благочинного Орловского округа Вятской епархии звучит разочарование. — Это же одержимые! Неверующие! Вот их бы взять, да и сослать в монастырь — чтобы походили и подумали, что натворили!»

Так отец Николай комментирует новость о приговоре похитителю икон в далеком от него Ставрополье. Вятская епархия, где он служит, лежит от Ставрополья на расстоянии почти в половину России. Но, кажется, что проблемы, которые волнуют северных вятских и южных ставропольских священнослужителей — одни и те же. Имя этим проблемам — воровство.

19 сентября отец Николай был одним из первых, кто приехал на место кражи в храм Живоначальной Троицы в Истобенск. Благочинный говорит про то утро мало и неохотно. Но недостающие детали картины, встретившей его в храме, можно найти, например, в сообщении пресс-службы Вятской епархии. Вместе с благочинным тогда приехал и настоятель храма, иерей Иоанн Шаповал. «Вхожу в храм и сразу взгляд упал на пустую стену — здесь висела икона Спаса Нерукотворного. Сначала подумал, может, кто снял, поглумился, но ее нигде не было, — приводит слова настоятеля епархиальная пресс-служба. — Для нас, священнослужителей и прихожан, это большая утрата, мы возле этой святыни на богослужениях молились Спасителю и Господу нашему Иисусу Христу». После этих слов у батюшки на глазах появились слезы.

Помолиться перед иконой Спаса приходили со всей Кировской области. В Троицком храме Истобенска это была главная и наиболее почитаемая святыня. Самому храму более двухсот лет. Он нуждается в реставрации, деньги на которую собирают, в том числе, и через социальные сети. В группе «Вконтакте», посвященной его восстановлению, просьба прихожан: «Не останьтесь равнодушными! Сотворите милостыню!»

Вместе со старинной святыней в ночь на 18 сентября злоумышленники похитили еще один образ Спаса Нерукотворного, старинную, писаную маслом икону Иоанна Богослова, икону Введения во храм Пресвятой Богородицы, иконы Ильи Пророка и святителя Дмитрия Ростовского, а также икону Всех Святых и икону Троицы в серебряном окладе. «Что удивительно, — констатирует отец Николай Смирнов, — трогать иконы Николая Чудотворца они побоялись. Слышали, что святитель не любит воров, охраняет от них».

В вятских селах, где приходы небогаты, вопрос охраны храмов стараются решать силами самих прихожан. Те сторожат церкви посменно — кто когда может. Или, если живут рядом, поглядывают в окна — не принесло ли к храму лихих людей. В иных церквях вообще нет охраны, говорит благочинный. И тогда храм просто запирают на ключ. До утра.

Впрочем, даже охрана не всегда помогает спасти святыни от злоумышленников. «В самой Вятке храмы оснащены лучше. Там и видеонаблюдение есть, и сторожа сидят, — говорит отец Николай. — Но это не остановило человека, который пытался вынести икону из городской церкви средь бела дня».

Того человека задержали. Икону вернули на место. Но сколько еще подобных ему людей бродит по улицам российских городов и сел — неизвестно.

«Мы стали уделять большее внимание охране и обращать внимание на подозрительных людей после событий в Невинномысске», — говорит протоиерей Михаил Терюшов, священнослужитель из Георгиевской епархии. В марте 2012 года в Покровский собор Невинномысска ворвался мужчина с ножом. Он ударил священника, порезал крест и повредил несколько икон.

Отец Михаил отрицает, что в Ставрополье сегодня часто воруют в церквях. По его словам, пик краж пришелся на конец нулевых, а к сегодняшнему дню процесс пошел на спад. Однако буквально в сентябре на Ставрополье завершился судебный процесс над похитителем икон — тот самый, на незначительность приговора которого посетовал вятский коллега отца Михаила. Судили мужчину, который похитил из церкви села Преображенское (он тоже влез в храм, отжав окно) пять икон общей стоимостью около 60 тысяч рублей.

Воровские страсти с истинно южным темпераментом кипят и в соседней с краем Ростовской области. На днях местные информационные агентства сообщили о задержании человека, ответственного за кражу около 40 икон. Задержанный был певчим в одном из храмов города Шахты. В этом храме он украл две иконы и ящик с пожертвованиями. При обыске дома полицейские обнаружили еще более 30 икон и церковные книги в деревянных переплетах на старославянском языке. 44-летний мужчина признался в своей причастности к хищениям из храмов других городов области — в Батайске и Новошахтинске. Кроме того, полицейские подозревают, что певчий «гастролировал» по стране и может иметь отношение к исчезновениям святынь в Новгороде и Пскове.

Борьба

Протоиерей Владимир Силовьев — один из тех людей, которым по долгу службы приходится иметь дело с храмовым воровством. Более десяти лет отец Владимир возглавляет искусствоведческую комиссию при Епархиальном совете Москвы. В ее компетенцию, в числе прочих, входит и вопрос о хищениях икон.

«С середины 90-х мы стали плотно работать с „антикварным“ отделом МУРа. Выступали как консультанты, выезжали на мероприятия», — вспоминает он.

По словам отца Владимира, похищенные иконы не задерживаются в России и переправляются в общей массе за рубеж. «В России — особенно если речь идет о действительно древних и ценных иконах — продать украденное будет тяжело. Раньше, как правило, воры пытались сбывать такие иконы через антикварные магазины. Но сегодня антиквары сторонятся таких вещей, предпочитая вести легальный, прозрачный бизнес и заботиться о своей репутации».

Сотрудник антикварного магазина в Арбатском районе Москвы, попросивший не называть его имени, подтверждает эту информацию: «Магазины, специализирующиеся на покупке-продаже икон, как правило, следят за новостями и имеют перед собой примерные списки тех ценных икон, которые были украдены. Кроме того, когда люди приносят икону, и оказывается, что это действительно древняя, раритетная икона — о ней наводят справки персонально, ищут ее следы в истории». Впрочем, добавляет специалист, возможно, на рынке действуют покупатели-антиквары, которые заключают сделки частным образом, не афишируя их, и затем перепродают в руки частных коллекционеров То есть, говоря другими словами, икона исчезает из публичного пространства и опускается на дно — в темноту домашней коллекции, где обнаружить ее уже гораздо сложнее.

«Внутри преступного мира похитителей икон не уважают, — говорит отец Владимир. — Считается, что, воруя святыни, они преступают букву негласного воровского закона. И те, кто этого закона придерживаются, сами называют подобных воров «беспредельщиками».

Принято считать, что в столице проблема с кражами не стоит так остро, как в регионах. Тревожные кнопки, которые работники храма или сам священник могут нажать, если видят, что совершаются противоправные действия, камеры видеонаблюдения, частные охранные агентства — экипированные и мобильные — наняты на защиту храмов.

«Первая кража у нас произошла в первый же день нашего открытия, в 92-м году. Украли мыло, мочалку и полотенце. С тех пор, что только не происходило», — развеивает мысль о безопасности столичных храмов протоиерей Феодор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке.

Однажды в храме некий человек пытался вытащить деньги из кружки для пожертвований тонким крючком. В другой день кружку просто унесли. Несколько раз взламывали киоск, где торгуют свечами и книгами. Книги воровали тоже — в том числе те, где есть заповедь «Не воруй».

Пик преступной активности, говорит отец Феодор, приходится на дни общецерковных праздников, когда в храме собирается много людей: «К нам приходят разные люди, и среди них есть лукавые: приходят и пьяные, и просто агрессивные». Но особенно отца Федора поразил один случай: он служил литургию Великим постом, всю службу в храме отстоял юноша — слушал и, казалось, молился. Когда же по окончании литургии женщина, стоявшая с ним по соседству, отвлеклась, он взял ее сумку и вышел. «Как это вообще можно было сделать? — недоумевает настоятель. — В пост!»

С недавних пор храм оснастили видеонаблюдением. Но и без видеокамеры батюшка уже знает в лицо некоторых из тех, кто ходит в храм только за чужими вещами: «Таким людям мы говорим, чтобы больше не приходили. В полицию обращаемся в крайнем случае». Отец Феодор вспоминает слова ветхозаветных Соломоновых притч: «Таковы пути всякого, кто алчет чужого добра. Оно отнимает жизни завладевшего им». Он добавляет: «Люди не понимают, как тяжело достаются храму эти деньги, как приходится считать каждую копейку. Не понимают они и того, что никакой пользы от краденого не будет. Оно только разрушит жизнь и человеческую судьбу».

Дети, музеи, будущее

Создавать епархиальные музеи и передавать туда иконы из храмов — такое решение проблемы хищения святынь предлагает отец Владимир Силовьев: «Если икона представляет ценность, и есть опасность, что ее могут похитить — передача в музей могла бы снять этот вопрос. Я имею в виду музеи, созданные под началом епархиальных архиереев. Музеи, вокруг которых концентрировались бы просветительские и реставрационные функции, и, в то же время, их содержимое находилось бы под надежной охраной».

Отец Владимир понимает: такую передачу святынь в епархиальные музеи поддержат не все верующие — тем более, верующие сельских храмов, которым в этом случае, вероятно, придется ездить к своим любимым иконам в другой город. «Но это уже задача архиерея — найти решение, которое бы удовлетворяло всех», — добавляет он.

Попытку создания такого музея, по словам отца Владимира, уже сделали в Пензенской митрополии. Возможно, надеется он, этому примеру последуют и другие епархии.

«Большинство людей, которые совершают сегодня кражи в храмах, выросли в 90-х, в эпоху перелома и смещения ценностных установок», — говорит отец Алексий Агапов, настоятель храма Архангела Михаила в подмосковном Жуковском. Этот временный храм занимает помещение бывшей совхозной теплицы. Попыток воровства в нем не было, но в мае этого года храм подвергся нападению вандалов. В ночь на день Победы неизвестные забросали горящими факелами его и стоящую рядом воскресную школу. Иконы и церковную утварь успели вынести. Деревянная крыша храма серьезно пострадала.

«Наша задача, — полагает отец Алексий, — воспитывать детей, воспитывать такое новое поколение, для которого Церковь будет родным домом. И тогда эти святотатственные попытки осквернить храм прекратятся сами собой».

С этим видением согласен и отец Владимир Силовьев: «Воспитывать молодое поколение в почтении к Церкви и возрождать жизнь приходских общин — конечно, это был бы идеальный вариант развития событий».

Впрочем, как показывает реальность, до идеального варианта развития событий еще далеко. В момент публикации этого текста стало известно о серии краж из часовен Архангельска и его окрестностей…

Михаил Боков

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
В Москве задержали похитительницу иконы XIX века

Женщина украла икону «Усекновение главы Иоанна Крестителя» из храма Пимена Великого

А раньше вору руки отрубали, и вообще я тебя в милицию сдам!

Что нельзя говорить ребенку, который попался на воровстве

Корона Девы Марии стоимостью 1 млн евро похищена из музея в Лионе

Тиара была инкрустирована почти 1800 драгоценными камнями и жемчужинами

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: