Аборты не должны производиться на деньги налогоплательщиков

На минувшей неделе в обществе активно обсуждалась проблема абортов. Минздравсоцразвития подготовил законопроекты о защите жизни, на круглом столе “Проблемы молодой семьи”, прошедшем на Крутицком подворье, говорилось о профилактике абортов, и, наконец, участники православных молодежных организаций приняли решение провести в будущем году всероссийскую акцию против абортов.

cryingchild

На актуальную тему в эфире телеканала “Союз” выступил председатель отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.

Протоиерей Всеволод Чаплин

В Церкви и в обществе обсуждается уже не первый год проблема абортов. В церковные учреждения приходит большое количество писем, в которых люди выражают озабоченность большим количеством абортов в России, на Украине, в Белоруссии и других странах канонического пространства Русской Церкви. Проводятся конференции, есть антиабортные движения, молодые люди выходят на улицы, чтобы пикетировать абортарии и, чтобы свидетельствовать плакатами, словами, своим присутствием в общественных местах о том, что проблема абортов очень серьезно их волнует.

Известно, что противники запретов абортов, люди, которые выступают за их безконтрольное производство по всей стране, говорят, что наше общество не готово к запретам. Люди, которые делают деньги на абортах и на так называемом абортном материале, а также те, кто считает, что женщина имеет неотчуждаемое право на совершение аборта, говорят, что наше общество не готово к тому, чтобы от абортов отказаться, а тем более к тому, чтобы на них был наложен юридический запрет.

Возможно, наше общество действительно сегодня не готово в полной мере считать, что аборт – это преступление и, что аборт – это нечто, совершенно неприемлемое. В обществе довольно распространены с советских еще времен (а вспомним, что советская Россия, послереволюционная Россия стала практически первой в мире страной, где аборт был разрешен), так вот, в постсоветском обществе до сих пор принято считать, что аборт – это ничего не значащая медицинская процедура, которая может быть совершена с легкостью, и которая не несет особенных последствий для жизни женщины и для жизни семьи.

Наша задача сегодня сделать так, чтобы это состояние общественного мнения качественным образом изменилось, чтобы у общества сложилось ясное представление о моральной недопустимости абортов, о том, что это ужасное действие, которое разрушает уже зародившуюся и начавшуюся оформляться человеческую жизнь.

Некоторое время назад я дал официальный ответ на письма верующих людей, которые связаны с проблемой абортов. Я процитировал в этом ответе слова Социальной концепции Русской Православной Церкви, которые хорошо было бы знать и верующим, и неверующим жителям нашей страны и всех стран канонического пространства Русской Православной Церкви.

Вот что говорится об этом в документе: “С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности – аборт, как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно”.

Очень и очень важно, чтобы общественные организации православных христиан, как многие из них и делают сегодня, показывали женщинам, в том числе уже совершившим аборт, а тем более могущим его совершить, насколько ужасным деянием является насильственное прерывание беременности.

Статистика по проведению абортов в России. © РИА Новости, Инфографика. Агеев ТимурСтатистика по проведению абортов в России. © РИА Новости, Инфографика. Агеев Тимур

Иногда принято считать, что плакаты, которые натуралистически показывают совершение аборта, могут только травмировать, особенно тех, кто совершил аборт и теперь жалеет о его совершении. Но на самом деле, мне думается, что бояться такой шоковой терапии не стоит. Показать, что происходит, показать это во всей неприглядной сущности, иногда значит реально остановить женщин через шоковую терапию от совершения этого греха.

И поэтому общественные организации, которые говорят о самой сути происходящего, бесспорно будут сталкиваться с сопротивлением, но они должны получать и поддержку верующих людей, потому что они говорят людям правду, и эта правда способна изменить во многих частях общество отношение к аборту. А именно это сегодня необходимо. Бессмысленно добиваться жестких законодательных мер, если они не будут иметь общественной поддержки. Люди просто проголосуют против, вот и все. А вот изменить общественное мнение так, чтобы отношение к аборту стало бы совершенно иным, это возможно и нужно делать.

Кстати, отношение к аборту и меняется. В позднем Советском Союзе практически все население было совершенно убеждено в том, что аборт – это естественная и нормальная вещь, даже несмотря на то, что в советских медицинских журналах велась некоторая антиабортная пропаганда.

Сегодня большинство нашего общества, в том числе молодежь, уже задумываются над тем, что именно происходит в момент аборта. И количество людей, которые считают аборт неприемлемым, и более того, добиваются его запрета или считают такой запрет оправданным, становится все более и более ощутимым, хотя и не составляет пока большинство нашего народа.

Тем не менее, можно добиваться уже сегодня таких закрепленных в праве и в правоприменительной практике мер, как исключение любого участия государства из производства и стимулирования абортов. О чем идет речь? Аборты не должны производиться на деньги налогоплательщиков. Если я выступаю против аборта, эта операция не должна производиться за счет тех денег, которые я плачу государству.

В Соединенных Штатах Америки этот аргумент много раз употреблялся, и там люди, в том числе верующие люди, добились того, что аборт не совершается (за исключением некоторых случаев) за счет государственных средств. Более того, абсолютно недопустимы ситуации, в которых врачи, оплачиваемые из государственных средств, то есть за счет наших с вами налогов, подталкивают женщину в больницах, поликлиниках, женских консультациях к совершению аборта. Часто это делается без какой либо угрозы для здоровья матери, делается только потому, что в семье уже много детей, или, как считают врачи и социальные работники, у нее недостаточный уровень материального достатка.

Беременным женщинам, которые имеют более или менее солидный возраст, имеют троих или даже двоих детей, прямо говорят в больницах и женских консультациях, – вот вам направление на аборт, нечего вам о рождении ребенка, вам это не нужно, и мы лучше вас знаем, что вам нужно или нет. Вот такой подтекст звучит часто в этих словах. Это, а также пропаганда и реклама абортов в государственных учреждениях, совершенно недопустима, потому что то, что происходит в данных случаях, является деятельностью, осуществляемой от имени государства, за счет государства, в том числе за счет тех людей, которые принципиально против аборта, как православные христиане, мусульмане и многие другие искренне верующие люди.

Думаю, что врачи и медперсонал должны иметь гарантированное законом право на отказ, по соображениям совести, от совершения аборта или участия в нем. За право на такой отказ, за право на то, чтобы профессиональная деятельность врачей или медработника соответствовала его убеждениям, сегодня борются, и не безуспешно, медики во многих странах. Я думаю, что вопрос о таком праве нужно поставить и в России, и на Украине, и в других странах нашего общего канонического пространства.

Очень и очень важно, чтобы молодая женщина, которая думает над тем, оставить ребенка или сделать аборт, имела твердые государственные гарантии и поддержки, в том числе материальные. Сегодня такую поддержку оказывают многие церковные общины. Достаточно вспомнить опыт центра “Жизнь”, и тех общин, которые связаны с отцом Димитрием Смирновым. В этих общинах оказывается помощь матерям, которые находились на грани того, чтобы сделать аборт из-за материальных трудностей. Такая помощь оказывается и в целом ряде государственных учреждений. Очень важно, чтобы она стала частью государственной политики.

Очень важно, чтобы она стала частью общественных обязательств, которые народ несет перед тем своим членом, который находится в тяжелом положении. Я думаю, что такого рода помощь может отговорить многих матерей от того, чтобы сделать аборт.

Заведующая кафедрой биоэтики Российского Государственного университета Ирина Васильевна Силуянова прокомментировала разработанный Министерством здравоохранения и социального развития закон. Законопроект, который Минздравсоцразвития РФ планирует внести на рассмотрение в Государственную Думу, регулирует сферу использования биомедицинских клеточных технологий. Документ вводит запрет на применение эмбриональных стволовых клеток, но не ограничивает использование стволовых клеток, взимаемых из пуповины и плаценты.

Ирина Васильевна Силуянова

Ирина Васильевна Силуянова

– Законопрект “О биомедицинских клеточных технологиях” очень своевременен.

Доклинические исследования в этой области идут весьма интенсивно. Возникает масса проблем и в связи с разработкой, государственной регистрацией биомедицинских клеточных технологий, клиническими исследованиями, экспертизой, производством, хранением, утилизацией, применением, мониторингом применения, ввозом на территорию Российской Федерации, вывозом с территории Российской Федерации клеточных продуктов.

Все перечисленное – это новая сфера, связанная с технологиями с использованием стволовых клеток. В настоящее время отмечается и неуправляемость, и беспорядочность применения неотработанных методик, что может нанести немалый вред как самим исследователям, так и тем пациентам, которые готовы идти на любой риск ради выздоровления, омоложения и т. д. Появление новых биомедицинских технологий должно сопровождаться четкими законодательными принципами и нормативными правилами применения этих технологий.

Лечение с помощью технологий с использованием стволовых клеток даже нельзя назвать лечением в полном смысле этого слова. Сегодня – это, все еще лишь изучение и исследование, которое может продолжаться достаточно долго, эффективность воздействия стволовых клеток – это все еще “зона неизвестности”, которая должна находиться под элементарным контролем. До сих пор все эти исследования, разработка, применение технологий в должной степени не регулировались. Данный законопроект давно ожидаемое и необходимое явление.

– Что отличает данный законопроект с этической точки зрения, насколько он соответствует моральным ценностям?

– Хотелось бы отметить два важных момента. Во-первых, данный законопроект вводит для исследователей в качестве необходимых такие моральные обязательства, как обязательство соблюдения прав и свобод человека и гражданина, обязательство уважения человеческого достоинства; обязательство соблюдения добровольности участия пациентов в клинических исследованиях клеточных продуктов, обязательство исключения купли-продажи или других коммерческих сделок с клетками, получаемыми от пациента (донора) и т.п.

Во-вторых, законопроект вводит запрет на использование в качестве источника стволовых клеток эмбриона или плода человека. Данная позиция морально оправдана и имеет огромное значение. По сути впервые в законодательстве России осознается моральный статус человеческого эмбриона, и плод человека рассматривается в категориях человеческого достоинства. Таким образом, предусматривается, что разрушение эмбрионов и плодов человека, а так же изготавливание из них различных биомедицинских препаратов — это, действия связанные с уничижением человеческого достоинства. Причем это относится не только к человеку на той или иной (в данном случае ранней) стадии его развития, но к лицам, осуществляющим различные манипуляции, включая уничтожение человеческой жизни. Этот законопроект, проще говоря, вводит ограничения аморальным действиям в процессе разработок новых технологий и связанных с ними терапевтических методик.

– Могут ли возникнуть сложности в принятии закона? Будет ли ему дан ход? Нет ли опасения, что останется только на бумаге?

– Данный документ – значимое событие для России. Думаю, что найдутся и противники этого законопроекта. И главная мишень противников – запрет на использование в качестве источников клеточного материала – эмбрионов и плодов человека, так как для определенных исследователей и организаций эмбриональный материал — самый доступный материал, спрос на который можно легко удовлетворить в любых количествах.

– В таком случае данные организации могут просто уйти в тень, то есть заниматься этим же видом деятельности, но в обход закона…

– В случае принятия закона подобные действия, т.е. использование эмбрионов и плодов человека, будут уже противозаконными, т.е. преступными. Этот статус очень важен для цивилизованного общества. Но, к сожалению, любое цивилизованное общество не в состоянии освободиться от преступников и преступлений, тех или иных действий в обход закона.

– Видите ли вы в принятии этого законопроекта ожидание на изменение отношения к абортам?

– Наше государство остро нуждается в изменении отношения к абортам в обществе. Ведь аборты – это основная причина демографической пропасти, в которую мы медленно, но верно погружаемся, уничтожая абортами миллионы человеческих жизней ежегодно. То уважение к начавшейся человеческой жизни, которым пронизан новый законопроект, с моей точки зрения – начало нравственного оздоровления нашего общества. В развитых странах, например в Германии, жизнь человеческого эмбриона защищена законом. Как важно, чтобы в обществе соблюдалась нравственная максима о том, что к другой человеческой жизни надо относиться так же, как к своей.

– Поддержат ли данный законопроект депутаты?

– Все зависит от нравственной ответственности и профессиональности депутатов Государственной Думы. Они принимают или отклоняют законопроекты. Важно чтобы в процессе рассмотрения и принятия закона не исчезли положения, о которых мы сейчас говорили. Важно, чтобы мы узнали имена и правильно оценили работу тех депутатов, которые помогали и противостояли принятию данного закона.

Читайте также:

Аборты: ответы на непростые вопросы

Архимандрит Пантелеимон (Шатов): Спасение человеческой жизни важнее, чем строительство храма

Криминальный аборт – убийство во имя наживы

Протоиерей Александр Ильяшенко: «Нужно полностью запретить любую рекламу абортов»

Я родилась в результате аборта

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Священный Синод одобрил позицию Патриарха Кирилла относительно вывода абортов из ОМС

Вслед за Патриархом за вывод абортов из системы ОМС выступили общественные деятели и медики.

Кучер и эмбрионы

Анна Данилова отвечает авторам "Сноба"

Более миллиона россиян выступили в защиту детей до рождения

Подписавшиеся под обращением также выступают за запрет искусственных абортов и оказание из федерального бюджета материальной помощи…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: