Абхазские раскольники: они вышли от нас, но не были нашими…

15 мая 2012 года исполнился год со дня провозглашения так называемой «Священной Анакопийской митрополии». Двое клириков Русской Православной Церкви: иеромонахи Андрей (Ампар) и Дорофей (Дбар), а также примкнувший к ним клирик Грузинской Православной Церкви иеродиакон Давид (Сарсания) – открыто встали на путь раскола и попытались увлечь за собой часть народа Абхазии.

Вопреки четко выраженному мнению Абхазской Православной Церкви и большинства народа Абхазии, раскольники провозгласили курс на переход православных приходов Абхазии под юрисдикцию Константинопольского Патриархата.

В настоящее время уклонившиеся в раскол монахи обосновались в Новоафонском монастыре, где вопреки запрету в священнослужении, наложенному на них епископом Майкопским и Адыгейским Тихоном, продолжают совершать священнодействия.

Иеромонах Дорофей (Дбар), иеродиакон Давид (Сарсания) и иеромонах Андрей (Ампар)

Иеромонах Дорофей (Дбар), иеродиакон Давид (Сарсания) и иеромонах Андрей (Ампар)

9 января 2012 иеромонахов Андрея и Дорофея, иеродиакона Давида и сопровождавших их лиц принял Константинопольский Патриарх Варфоломей.

11 июня 2012 года епископ Майкопский и Адыгейский Тихон продлил запрет в священнослужении иеромонахам Андрею и Дорофею еще на три года, однако 22 июня иеромонах Дорофей демонстративно порвал данный указ, засвидетельствовав тем самым окончательный разрыв с Русской Православной Церковью.

Эти драматические события приковывают к себе внимание во многих уголках православного мира, и не в последнюю очередь в России. Мы обратились к исполняющему обязанности управляющего Сухумо-Абхазской епархией иерею Виссариону Аплиа с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию.

– Отец Виссарион, к сожалению, о церковной ситуации в Абхазии очень мало достоверной информации — зачастую она доступна только на сайтах, имеющих сомнительную репутацию. В то же время хотелось бы получить информацию из первых рук. Расскажите, как вы оцениваете церковную ситуацию, которая сложилась в Абхазии в настоящее время?

Иерей Виссарион Аплиа

Иерей Виссарион Аплиа

– Ситуация, в которой оказалась Православной Церковь в Абхазии, очень сложна.

После того, как в результате кровопролитной войны грузинский архиерей покинул Сухумскую кафедру, она осталась вдовствующей. Грузинские священники вслед за своим архиереем в полном составе также покинули свою паству.

Это время вспоминать очень тяжело. Оставшимся в Абхазии немногим священникам, а нас осталось фактически трое — отец Павел в Гаграх, отец Петр в Лыхнах и я, было очень сложно совершать пастырское служение, но Господь помогал нам, и я успевал и в окопах бывать, и везде, куда меня звали.

Наконец закончилась война, мы стали думать, что делать дальше, как быть… О возвращении грузинского духовенства не могло быть и речи. Тогда мы с отцом Павлом стали просить отца Петра принять на себя временное управление епархией до нормализации церковной ситуации.

Он ответил так: «Я капитан другого корабля, служу в Лыхнах и не покину свою паству, а ты, — сказал он мне, — служил в Сухуме, так что бери бразды правления и управляй. Что будет непонятно — спрашивай, поможем. Веди, как можешь, брошенный корабль».

Впоследствии совет Абхазской Церкви, состоящий ныне из 17 священнослужителей, утвердил меня исполняющим обязанности управляющего епархией. Так начался новый период в жизни Православной Церкви в Абхазии.

– Какие шаги Вы предприняли для разрешения церковной ситуации в Абхазии?

– Я обратился за советом к духовнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Кириллу, он в свою очередь посоветовал мне обратиться к монахам Русского афонского монастыря, потому что духовный центр Абхазии — Новоафонский Симоно-Кананитский монастырь – исторически связан с Пантелеимоновым монастырем на Афоне.

Преодолев множество препятствий — в начале 1990-х годов поездки на Афон еще были редкостью — я прибыл на Святую Афонскую Гору. Обратился к настоятелю Пантелеимонова монастыря архимандриту Иеремии и к старцу Максиму, который был по происхождению понтийским греком. Они достаточно хорошо знали ситуацию в Абхазии. Именно тогда отец Максим дал мне совет: держись России. Этому совету я стараюсь неукоснительно следовать и по сей день.

Я вернулся в Россию к отцу Кириллу, тот послал меня к Святейшему Патриарху Алексию, и Святейший практически сразу начал нам помогать. С этих пор церковная жизнь Абхазии стала развиваться с помощью Московского Патриарха Алексия. Это было, я считаю, его большой личной заслугой, поскольку Грузинский Патриархат на тот момент уже полностью утратил контроль над церковной ситуацией в стране.

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, в то время председатель ОВЦС, тоже всегда старался нам помогать, помогает, конечно же, и теперь, уже будучи Патриархом. И это теплое отношение Московского Патриархата очень поддерживало нас в тяжелые послевоенные годы, поддерживает и в нынешние времена, которые остаются непростыми несмотря на нормализацию политической ситуации в Абхазии.

– Как в церковной жизни Абхазии появились иеромонахи Андрей и Дорофей?

– У меня всегда была мысль выучить молодых священников, чтобы обеспечить будущее Церкви в Абхазии, поэтому еще в 1993 году я направил в Московские духовные школы для обучения двоих студентов-абхазцев. Это были Дмитрий Дбар и Адриан (Адгур) Ампар. Я лично просил президента Абхазии отпустить на учебу в Москву этих молодых людей, так как в тот момент в Абхазии еще шла война — поверьте, это было непросто.

Впоследствии в Московскую семинарию были направлены еще двое учащихся – Рустик Сарсания (впоследствии иеродиакон Давид) и Герман Маршания. В то время ректором Московской духовной семинарии был епископ Филарет, который впоследствии, уже будучи Майкопским архиереем, постриг в монашество и рукоположил Адриана Ампара и Дмитрия Дбара, которые стали соответственно иеромонахами Андреем и Дорофеем.

Это были, как мне казалось тогда, талантливые ребята, любящие свою родину, полюбившие Православие. Адриан Ампар наряду с семинарией окончил иконописную школу, Дмитрий Дбар окончил Духовную академию по первому разряду, защитил кандидатскую диссертацию по истории христианства в Абхазии.

Но к величайшему нашему сожалению, эти молодые иеромонахи не оправдали ожиданий народа Абхазии. Фактически сразу после рукоположения они поставили перед собой цель полностью захватить власть над Церковью в Абхазии, хотя властных полномочий у них и так было предостаточно.

Иеромонах Дорофей был секретарем епархии, иеромонах Андрей – настоятелем Ново-Афонского монастыря. Фактически вся наша церковная жизнь была у них в руках — и пресс-служба, и финансовое хозяйство, практически все, что было связано с управлением, было вверено им. В этом, наверное, была и моя ошибка…

К сожалению, к отцам Дорофею и Андрею в полной мере можно отнести слова апостола Павла «они вышли от нас, но не были нашими».

Ново-Афонский монастырь

Ново-Афонский монастырь

– Как получилось, что эти священнослужители противопоставили себя всей Абхазской Церкви?

– Как выяснилось позже, им хотелось не просто больше власти, они хотели захватить всю власть в Абхазской Церкви, не желали никому подчиняться, не выносили критики старших товарищей, грубо и агрессивно отвечали на замечания собратьев. Все делали самочинно, без благословения, хотя и прекрасно знали, что в отсутствие архиерея я являюсь управляющим епархией, я посылал их учиться, рекомендовал к постригу и хиротонии, назначал на ответственные должности.

С какого-то момента они вообще перестали подчиняться и церковному совету, и Майкопскому архиерею, хотя и были клириками Майкопской епархии. Мы неоднократно призывали их одуматься, но они решили полностью выйти из подчинения.

Иеромонах Дорофей (Дбар)

Иеромонах Дорофей (Дбар)

Все это привело к тому, что в 2008 году иеромонах Дорофей был запрещен в священнослужении архиепископом Майкопским и Адыгейским Пантелеимоном. Мы не обнародовали этот факт, надеясь на покаяние и исправление отца Дорофея.

После этого отец Дорофей решил поехать в Грецию учить греческий язык и писать докторскую диссертацию, то есть якобы с чисто научными целями. Мы поверили ему, решили сделать ему снисхождение и не сообщать в Элладскую Церковь о том, что он запрещен в священнослужении. Я сам был у владыки Пантелеимона и просил его об этом.

Владыка, правда, сразу меня предостерег, что это может быть чревато большими неприятностями. Вернувшись в Абхазию, я попытался убедить президента в том, что ни в коем случае не надо направлять отца Дорофея в Грецию, пусть исправляется здесь, в Абхазии. Но дело было уже сделано: министерство иностранных дел уже выдало ему необходимые для поездки документы, и отец Дорофей уехал в Грецию.

Как выяснилось позже — основной целью поездки отца Дорофея была не научная работа, а подготовка почвы для перевода абхазской паствы в юрисдикцию Константинополя.

К сожалению, слова владыки Пантелеимона оказались пророческими: когда год назад иеромонах Дорофей вернулся, он обманным путем собрал бесчинное сборище, назвав его «церковно-народным собранием», и начал всю эту кампанию, которая окончательно завела церковную ситуацию в Абхазии в тупик.

Его много раз предупреждали — и Московский Патриарх, и епископ Майкопский Тихон, и светская власть в лице нашего президента, что ни в коем случае нельзя проводить это собрание. Но оно было все же проведено, и на нем была провозглашена так называемая «Священная Анакопийская митрополия».

Нельзя не сказать и о политической подоплеке этих процессов. Раскольников активно поддерживают в их деятельности неправительственные международные организации, действующие в Абхазии, — например, фонд Генриха Белля, фонд Джорджа Сороса, глава абхазского отделения которого даже входит в совет этой «митрополии».

– Какова сейчас ситуация на Новом Афоне?

Ново-Афонский монастырь

Ново-Афонский монастырь

– Хотел бы подчеркнуть, что Новый Афон — это духовный центр всего Кавказа, это особое, уникальное место, которое создано для того, чтобы весь Кавказ просвещался светом Христовым. Поэтому беззаконие, которое сейчас там творится, должно быть в ближайшее время прекращено.

К сожалению, контакты Новоафонского монастыря с Пантелеимоновым монастырем на Афоне прекратились, после того как игумен Петр (Пиголь), который фактически возродил монашескую жизнь на Новом Афоне в начале 1990-х годов, был вынужден покинуть Абхазию.

Очень жаль, что то, что удалось сделать за короткое время отцу Петру, не сумели продолжить отцы Дорофей и Андрей. Впрочем, нужно сказать откровенно, они и не пытались этого сделать, потому что вместо того чтобы заняться обустройством монашеской жизни, как это подобает монахам, они пустились в церковно-политические игры.

В настоящее время Новый Афон можно назвать монастырем лишь условно: так называемая братия ежедневно на богослужения не ходит, считая, что молиться нужно только в субботу и воскресенье.

Монахи принимают участие в обрядах, связанных с закланием жертвенных животных, что не подобает делать не только монаху, но и мирянину. Причем все это снимается на видео, выкладывается в интернет и производит немалый соблазн среди верующих.

В начале 2011 года отец Андрей сказал, что уходит из монастыря, поэтому мы просили Святейшего разрешить переехать на Новый Афон игумену Ефрему, настоятелю одного из скитов Валаамского монастыря. Это близкий к нам человек, у него абхазское происхождение. Он, по сути, больше абхазец, чем Андрей и Дорофей вместе взятые.

А когда он приехал — после долгих уговоров и с согласия Святейшего Патриарха – и все, в том числе отец Андрей, подписали документ о том, что они согласны с его назначением настоятелем, они стали распускать нелепые слухи, что все сделано без их ведома, что отец Виссарион продал русским монастырь, и фактически устроили бунт.

15 мая 2011 года они собрали печально известное церковно-народное собрание, значительную часть которого составляли туристы, неверующие и даже мусульмане-ваххабиты.

Россия очень вовремя признала Абхазию и оказала ей военную и экономическую помощь, но духовная помощь ей не менее необходима. И враждебные Православию силы пытаются здесь утвердиться посредством таких вот отщепенцев, как уклонившиеся в раскол монахи, которые не подчиняются священноначалию и грубо нарушают церковные каноны. Поэтому очень хотелось бы, чтобы все, кому дорога судьба Православия в Абхазии, осознали всю серьезность ситуации.

В настоящее время Новоафонский монастырь из твердыни Православия превратился в очаг раскола. По мере нормализации политической ситуации в Абхазии значительно увеличился поток туристов и паломников, и Новый Афон стал очень посещаемым и как следствие очень прибыльным местом — в сезон каждый день сюда приезжает до 200 автобусов!

В монастыре развернута широкая торговля, вы можете себе представить, какие доходы извлекают те, кто незаконно захватил власть в монастыре. Таким образом, раскольники получили очень серьезную финансовую базу для своей деятельности.

Но долго так продолжаться не может — невозможно смириться с тем, что Новоафонский монастырь, построенный русскими монахами, стал гнездом русофобии и национализма. Хорошо известно, что запрещенные в служении священники не имеют права совершать таинства, но вопреки этому запрету они их совершают.

Это духовно опасно как для священнослужителей, которые дерзают совершать таинства без благословения, так и для верующих, которые принимают участие в этих таинствах, а это, в первую очередь, паломники, которые приезжают в монастырь за духовным советом и наставлением.

В этой связи мы призываем всех православных людей, приезжающих в Абхазию, воздержаться от посещения этого монастыря, и обращаем их внимание на то, что таинства, совершенные запрещенными в священнослужении лицами, не являются действительными!

– Как известно, отец Дорофей в свое оправдание апеллирует к тому, что он принят в евхаристическое общение Элладской Православной Церковью.

Хочу уточнить, что он принят в общение не всею Элладской Церковью, а только одним из архиереев этой Церкви, а именно митрополитом Гуменисским Димитрием, который даже возвел иеромонаха Дорофея в сан архимандрита.

Скажу откровенно, нам непонятна позиция этого иерарха. Иеромонах Дорофей является не просто клириком другой епархии, он клирик другой Поместной Церкви, поэтому возведение его в какие бы то ни было священные степени без согласования с той Церковью, клириком которой он является, согласно церковным правилам совершенно недопустимо. Об этом вынужден был напомнить этому иерарху и председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион в соответствующем официальном письме.

Скорее всего, владыка Димитрий просто введен в заблуждение относительно реального положения дел в Абхазии и в своих действиях опирается на ложную информацию, которую дает ему отец Дорофей. Мы очень надеемся, что со временем, после внимательного изучения данной ситуации этот инцидент будет исчерпан.

Могу сказать, что в отношении отцов Дорофея и Андрея мы всегда старались действовать снисходительно, в духе икономии, но к великому сожалению эти лжепастыри все больше упорствуют в своих мудрованиях и увлекают за собой на путь погибели многих неискушенных чад Православной Церкви.

Поэтому мы обращаемся ко всем Православным Церквам, чтобы они не допускали к евхаристическому общению запрещенных в священнослужении иеромонахов. На заседании нашего абхазского церковного совета было решено в ближайшее время обратиться к Московскому Патриарху с просьбой об извержении этих клириков из сана.

Ново-Афонский монастырь

Ново-Афонский монастырь

– Как, на Ваш взгляд, церковная ситуация в Абхазии могла бы быть разрешена оптимальным образом?

– Исторически церковная ситуации в Абхазии менялась неоднократно. В разные периоды своего бытия наша страна находилась в юрисдикции разных Поместных Церквей — Антиохийской, Константинопольской, Русской, Грузинской. Был период существования и самостоятельного Абхазского католикосата.

Относительно нынешней, сложной в каноническом плане ситуации Совет Абхазской Православной Церкви считает, что разрешить ее возможно только при участии Московского Патриархата, который на протяжении последних двух десятилетий оказывал столь необходимую поддержку абхазским верующим.

Читайте также:

Иерей Виссарион Аплиа об абхазском расколе

Протодиакон Андрей Кураев о создании “абхазской митрополии”

Абхазия – страна мечты, страна Православия

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: