Александр Архангельский: Как создается раскол

Когда-то ныне покойный священник Вячеслав Резников, в ответ на мои юношеские сетования, что вот, как же такое возможно, в Спитаке погибло сразу 20 000 человек, спокойно и ласково ответил: в Спитаке погибло не 20 000 человек, а 20 000 раз по одному человеку. Каждая человеческая жизнь и каждая человеческая смерть отдельна, неповторима и не суммируется.

То, что происходит здесь и сейчас, заставляет постоянно вспоминать его слова. В декабре прошлого года разделение прошло уже не по политике, а по простому и в простоте своей страшному принципу: те, для кого человечество — это «двуногих тварей миллионы», и те, кто видит вокруг себя отдельных и неповторимых людей.

Ничего удивительного, что в одном ряду оказались думский герой Железняк, бездумный дьяк Лимонов и борец за мировые женские права Мария Арбатова. Которые считают детей не по головам, а по отрядам. Для которых нет отдельных людей, а есть политические расклады. И которые поэтому поддерживают закон имени несчастного Димы. По своим, совсем не путинским, причинам.

А в другом ряду — прогрессист Пархоменко, глубокий православный епископ Пантелеймон (Шатов) и, скажем, крайне консервативный публицист Сергей Худиев. Это не значит, что Худиеву понравилась западная демократия, а владыке Пантелеймону стала близка Болотная площадь. И не значит, что Лимонов продался власти, а Мария Арбатова заигрывает со своей подругой Катей Лаховой.

Нет, дело совсем в другом. Рядом оказались люди разнородных идеологий — только потому, что нечего делать вместе тому, кто мыслит в категориях целесообразности, размена, политической игры и тому, кто думает о судьбе одного конкретного ребенка. Тут просто не приходится выбирать, с кем ты. С теми — или с этими. И никак иначе.

Можно стерпеть чужие взгляды, если они не связаны с бесчеловечностью. И невозможно ни о чем договориться с тем, кто в упор не понимает, да что же такого особенного — подумаешь, два-три-пять-десять детей попадут в бюрократический зазор, зато как ответим, как славно ответим! Неприятный вопрос, который власть имеет право задать оппозиции: а среди ваших, что ли, нету тех, для кого «детская тема» — разгонная, кто использует ее для самораскрутки. Легкий ответ, который оппозиция на это даст: может, и есть, но им покамест хватает ума не обнаружить собственную расчеловеченность. А вам — уже — не хватает.

Зато вам хватает ума защищаться с помощью слива: а вот среди защитников детей есть педофилы. Может, и есть. А может, и нет. Наличие или отсутствие педофилов (они же прочие греховодники) ничего не поменяет в главном, в простой формуле: через детей счеты не сводят. Ни в семье, ни в политических раскладах, ни в государственных отношениях.

Если же сводят, значит, проломлен последний моральный предел. И — в принципе — возможно все. А если возможно все, то и терять уже нечего. Закономерный итог двояковывернутой логики, арифметического отношения к людям.

Источник: Блог Александра Архангельского

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!