Александр Емельяненко: Больше всего меня поражают мученики

В начале этого года известный боец смешанных единоборств Александр Емельяненко провел два с половиной месяца на Афоне как трудник. Вскоре после возвращения он рассказал Правмиру о своей жизни и о совместимости такого жесткого вида спорта с христианской верой.

Александр Емельяненко родился в 1981 году в городе Старый Оскол Белгородской области. С 7 лет занимался самбо и дзюдо. Мастер спорта по дзюдо, мастер спорта международного класса по самбо, чемпион Европы по самбо, трижды чемпион мира по боевому самбо, чемпион мира по смешанным единоборствам.

Рос, как все мальчишки

— Александр, вы с семи лет занимались самбо и дзюдо. Оставалось время на игры во дворе?

— Конечно, оставалось. Я рос, как и все мальчишки. Большинство ребят, с которыми играл во дворе, занимались со мной и в секции. Потом многие не выдержали нагрузок и бросили спорт. Это же тяжелый труд. В старших классах, когда становишься чуть самостоятельней, хочется отдохнуть с компанией, погулять, в летнюю погоду — позагорать и покупаться, а тебе надо в спортзал идти.

Но если у человека есть цель, он переступает через свои сиюминутные хотения. Иначе нигде не добиться серьезных результатов: ни в спорте, ни в науке, ни в искусстве, ни в бизнесе. Везде трудиться надо. Конечно, профессиональный спорт требует больших усилий, но это не значит, что спортсмены зациклены только на нем, из остальной жизни себя исключают. Я параллельно экономическое образование получил, только что в кино снялся.

— У вас еще два брата и сестра. Есть мнение, что в многодетных семьях дети быстрее становятся самостоятельными, потому что с малых лет помогают родителям, отвечают друг за друга. Вы согласны с этим?

— Наверное, это так в семьях, где между детьми небольшая разница в возрасте. Мы же все по возрасту разбросаны: Федор на пять лет старше меня, Иван — на 7 лет младше. Хоть и ходили мы с Федей в одну секцию, занимались в разных возрастных группах, в школе и во дворе тоже у каждого был свой круг общения. Мне 16 исполнилось — Федю в армию забрали. Вот когда он вернулся из армии, мы стали вместе тренироваться — я к тому времени окреп, возмужал.

В прошлом году, как вы знаете, Федор закончил выступать, поэтому самое большое спортивное переживание у меня в прошлом. Мне гораздо легче самому выйти подраться, чем смотреть его бои.

Мужчина должен защитить женщину, ребенка, старика, слабого

— Смешанные единоборства, которыми вы и Федор занимаетесь, в народе даже называют боями без правил. Определение не совсем точное — правила там есть, — но все же это гораздо более жесткий вид спорта, чем самбо, дзюдо, греко-римская и вольная борьба, бокс.

— Название это в девяностые придумали. Просто развитие смешанных единоборств в России совпало с появлением в кинопрокате американских боевиков с Ван Даммом в главной роли. Там постоянные драки, много крови, ну и смешанные единоборства у людей, мало смыслящих в боевых искусствах, стали ассоциироваться с этими боевиками, и прилипло название «бои без правил». Название действительно неверное — в смешанных единоборствах многое разрешено (удары руками, ногами, стоя, лежа), но есть ограничения, бои судят.

Благодаря смешанным единоборствам весь мир по достоинству оценил самбо — нашу русскую борьбу. Оценил, потому что чаще всего в боях по смешанным единоборствам побеждали именно самбисты.

Что бы ни говорили критики смешанных единоборств, это замечательный, благородный вид спорта. Каждый мужчина должен в случае опасности защитить женщину, ребенка, старика, слабого. Родину защитить! Сейчас у нас большинство мужчин не подготовлены ни физически, ни технически — не годятся они в защитники Родины.

Некоторые искаженно понимают совет подставить другую щеку. Мне кажется, в Евангелии речь идет о том, что не нужно, когда тебя оскорбляют, отвечать оскорблением, гневаться на обидчика. Но это когда тебя лично оскорбляют, можно и нужно смирить гордыню. А если распоясавшийся хам обижает слабого, беззащитного, христианин обязан дать ему отпор. По-мужски.

Злость и агрессия мешают во время боя

— А к сопернику во время боя не испытываете враждебных чувств?

— Да что вы? Мы же просто меряемся силой, мастерством. Я ко всем с уважением отношусь, с некоторыми дружу, общаемся вне ринга. Это даже непрофессионально — злиться на соперника. Не должен боец на ринге давать волю эмоциям. Пропустил удар — сам виноват, искусней надо защищаться, внимательней быть. А злость и агрессия только мешают во время боя.

Проиграл — ищи причину, делай соответствующие выводы, чтобы в следующий раз победить.

— До женских смешанных единоборств пока не дошло, но боксом и традиционными видами борьбы женщины уже лет 20 занимаются, на чемпионатах мира выступают, Олимпиадах. Как вы к этому относитесь?

— Не нравится мне это. Мужчина — воин, защитник, а женщина должна быть женственной. Есть много замечательных видов спорта, в которых женщины сохраняют свою женственность. А когда они машут кулаками на ринге или бросают друг друга на ковер… Не знаю, я такие соревнования никогда не смотрел и не собираюсь.

Воспитанием не только тренер должен заниматься

— В недавнем интервью «Газете.ру» вы сказали, что думали перейти на тренерскую работу, но афонские монахи посоветовали вам продолжить карьеру, чтобы передать свой опыт молодежи. Чему, кроме приемов, вы хотели бы научить молодых?

— Любить спорт, тренироваться на совесть. Помню, мальчишкой еще увидишь наших спортсменов — загоришься и побежишь на тренировку. Понимаю, что сейчас и на меня многие мальчишки, молодые ребята так же смотрят, появляется у них желание идти в спортзал. Свои выступления надо еще немножко потерпеть, а параллельно думаю об открытии детской спортивной школы.

А воспитанием не только тренер должен заниматься, но, в первую очередь, родители и учителя. Сначала ребенка родители воспитывают, потом он в школу идет, учителя подключаются, тоже должны ему не только знания давать, но и чему-то доброму учить. Потом те, кто в секцию идут, начинают с тренера брать пример. Если, конечно, есть что брать. Так постепенно вырастает человек. Позже он обретает опыт, и, если задумывается о прошлом, начинает ценить людей, которые ему встретились и научили чему-то хорошему.

За все благодарен родителям

— Чему самому главному научили вас родители?

— Да всему! Все, что я на сегодняшний день знаю, умею, имею — все благодаря родителям. Потому что они растили меня с рождения, воспитывали. Папу, к сожалению, мы летом похоронили.

— Они водили вас в детстве в церковь, или вы позже к этому пришли?

— Позже, уже в зрелом возрасте. Мама у меня верующая, всех нас в детстве крестила, но я не помню этого момента. А со временем пришло понимание, что это мне нужно. Серьезных потрясений не было, но разные ситуации в жизни случаются, они помогают о чем-то задуматься, что-то переосмыслить. На то и жизненный опыт.

Наверное, хорошо детей с самого начала в вере воспитывать, объяснять, что к чему. Но после революции начались гонения на Церковь, несколько поколений выросли, насильно оторванные от традиции. Сейчас постепенно возвращаемся к традиции, но медленно, до сих пор многие от веры далеки, даже креститься не умеют, ни одной молитвы не знают.

С другой стороны, есть молодые люди, которые в детстве ходили с родителями в храм, исповедовались, причащались, но так и остались равнодушны к этому. Видимо, изначально относились как к формальности, повинности, а в чем смысл, так и не поняли, и нет у них потребности молиться, причащаться. А кто-то приходит в Церковь позже и становится глубоко верующим человеком. У каждого свой путь. Повторяю, я своим родителям за все благодарен.

После боя хочу опять съездить на Афон

— Митрополит Антоний Сурожский говорил, что никто не сможет уверовать в Бога, если не увидит в глазах другого человека сияние вечной жизни. Вы видели таких людей?

— На Афоне много таких людей — старцев, к которым едут за советом люди со всего мира. Но мне трудно об этом рассказывать. Прочитают скептики, и начнется: «Что он там видел, где видел?». Видел я по-настоящему верующих людей, общался с ними. Удивительное место! Полтора года назад впервые туда попал и с тех пор еще несколько раз был. Если получится, после боя хочу опять съездить на Афон.

— В этот раз вы не просто паломничали, но и трудничали. Наверное, непросто было публичному человеку, привыкшему к победам и аплодисментам, смиряться, выполнять послушания? Или с Божьей помощью легко дались такие перемены?

— Правильно вы говорите: с Божьей помощью, по Его милости все получилось. Никаких трудностей я за эти два с половиной месяца не испытал. Мало кто верил, что я смогу так долго усидеть на одном месте, а время пролетело незаметно.

— Есть у вас еще какие-то любимые святые места? Кто ваш любимый святой?

— Когда время позволяет, езжу на воскресную службу в сердце России — Троице-Сергиеву лавру. Выделять какого-то конкретного святого я бы не стал, но постоянно читаю жития, и больше всего меня поражают мученики. Хоть бы в чем-то нам на них походить. По крайней мере, надо стараться. Ну, а мой небесный покровитель — Александр Невский.

Верю, что все в России будет хорошо

— Какие, на ваш взгляд, проблемы в российской жизни сегодня самые актуальные? Что вас радует, а что огорчает?

— Меня огорчает, что мы становимся все менее внимательны друг к другу, озлобляемся. Хотя причин для озлобления нет. Говорят, трудное время, поэтому люди нервничают, раздражены. Но вы сравните хотя бы с недавней историей. Вспомним восьмидесятые годы, по которым у многих ностальгия: полки в магазинах пустые, одеваются все одинаково, машин ни у кого нет, не работаешь — сажают за тунеядство. Такой стабильности вы хотите? Разве такая принудиловка не унижает людей?

Много трудностей в наше время, но есть возможность выбирать, искать себя, ездить по миру. К сожалению, многие поняли свободу как вседозволенность, наломали дров. Пора за ум браться, и начинать каждый должен с себя. Тогда постепенно жизнь наладится. Я верю, что все в России будет хорошо.

Беседовал Леонид Виноградов

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Борис Комаров о том, какой должна быть "скорая помощь", работе с Бакулевым и отношении к пациентам
Эта акция может быть направлена против Русской Православной Церкви и против России
Кому на Украине нужна автокефалия и что будет, если ее предоставят

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: