Александр Гезалов: Почему я не собираюсь усыновлять сироту

|

Эксперт по социальному сиротству и отец четверых детей Александр Гезалов ответил на частый вопрос – почему он не собирается брать в свою семью ребенка-сироту.

Александр Гезалов отвечает на вопрос

Александр Гезалов

Александр Гезалов

Есть люди, которые считают, что если ты занимаешься общественной работой, сам из детдома, то ты просто обязан взять ребенка-сироту.

Я так не считаю.

Я считаю, что если есть для этого все необходимые условия – в семье, в голове – то это вопрос уместен. А так как это становится моментом хамского поведения в мой адрес, то я решил ответить.

Мне говорят: «Вот вы занимаетесь сиротами, а сами сироту не берете». Я – сапожник без сапог – это раз. Во-вторых, мне самому надо поднять своих четверых детей, у меня жена, родителей у нас фактически нет. Мы располагаем только своими личными возможностями. Для меня это вопрос разума. Я разумный человек, я понимаю, что одной жалости к ребенку недостаточно, нужны многие возможности, ключи. В нашей семье для сироты места нет, и это объективно.

Поэтому я считаю, что об этом надо честно говорить. У нас принято так: если ты говоришь «нет», значит ты мерзавец. Я не считаю, что я мерзавец, я ценю свою жену и хочу, чтобы она дольше жила. Я понимаю, что у меня новорожденный младенец, маленькие дети.

Бесплодные пары должны повернуться к сиротам

Количество возвратов по Москве возросло в несколько раз. Связано это с тем, что люди берут ребенка-сироту либо из жалости, либо флагом помахать. Но флаг быстро истрепывается на тех проблемах, которые возникают. Поэтому я считаю, что все же больше трезвости и ответственности должно быть в этих вопросах. Надо, чтобы человек понимал ресурсы семьи, нужна помощь специалистов.

Важный момент: в России 8 млн. бесплодных пар, которые лечатся, отдают огромные деньги, чтобы зачать ребенка. У многих это не получается – Господь не дает. И есть 128 тысяч детей, которые нуждаются в родителях. Поэтому я считаю, что надо этим людям повернуться к детям. Да, они рождены другими людьми, но они дети Божьи.

Я считаю, что в таком контексте надо рассматривать сегодня идеи усыновления. Чтобы у нас не было транспарантов, кампаний, при которых берут детей и потом возвращают. Пусть это будет неспешное размышление, пересмотр личного белья, но  чтобы ребенок, пришедший в семью, получил то, что ему необходимо.

Главное жилье для ребенка – родительское сердце

Многие терпят, чтобы ребенок дожил в семье до 18 лет. Чтобы не сдавать, не показывать свою слабость. Но кем вырастет этот ребенок  – вопрос. И таких детей достаточно.

Сейчас я много консультирую по этим вопросам и собираюсь создать консультационный центр, предвосхищающий само усыновление. С человеком нужно поговорить, чтобы иллюзии его отбросились, чтобы у него не было фантазий на эту тему. Чтобы он осознал, что на его территорию, в его дом придет ребенок, который не умеет жить в семье, не знает семейных ценностей, и главный вопрос – как жить с этим дальше.

У меня была на консультации женщина, которая написала, что готова взять сироту, потому что у нее 400 метров жилья. Я сказал: «Главное жилье, которое вы сможете ребенку предложить – ваше сердце. Пока оно слишком маленькое». И она не взяла.

В Самарской области есть девочка, которую 7 раз брали в семью. Она сейчас уже выпустилась  – так ее никто и не взял. Потому что брали вот так: поиграть, в кафе сводить, в кино.

Многие у нас заканчивают школу приемных родителей и даже после этого бросают детей. Это говорит о том, что игра закончилась, наступила реальность.

Александр Гезалов

 

Для своего ребенка я хочу быть отцом, а не общественником

Хотя моя жена не против. Она просматривает фотографии и видео детей – конечно, ей жалко. Но у меня-то жалости нет. У меня трезвый и профессиональный взгляд. Я могу по картинке, по видео рассказать о ребенке много чего, потому что сам в этой системе был и наблюдал этот процесс. Поэтому и жене я объясняю, что для этого действительно многое требуется, это действительно большие ресурсы. Это не просто наше желание дать кровать. Это отношения, общение, переобучение, подтягивание по учебе. Это и возврат к родовым корням. Ведь сегодня все хотят, чтобы ребенок отринул прошлое и называл нас папой и мамой. Никогда! Только уважая своих родителей, он будет уважать вас.

Когда Аграфена родилась, участились драки между пацанами – ну, такие разборки. Они сестру любят, целуют, соску суют, накрывают одеялом. Но иногда вопрос распределения родительской любви возникает. Раньше она была одному-двум, а теперь трем. Значит,  возникает дефицит. То есть требуется какое-то родительское понимание.

Мы вечером читаем сказки. В основном, мама, а я рассказываю какие-то придуманные истории. Сначала читаем Тихону, потом Феде, потом все вместе. Потом все ложатся спать. Понятно, что у всех разный возраст, разное восприятие. Тихону надо с картинками, Феде больше со словами, он ребенок фантазирующий, рисует, знает сказки Пушкина и т.д.

Поэтому, конечно, ребенку, который прошел систему детского дома, требуется особое внимание, особенно если в семье разновозрастная история. Поэтому я ощущаю, что наших ресурсов недостаточно, при всей моей харизматичности и умении выстроить отношения, я понимаю, что это будет очень индивидуальная работа. А мои дети тоже хотят отца.

Не должно быть так, что я буду для них отцом, а для этого ребенка – общественником. Я хотел бы, чтобы он чувствовал себя равным.

Александр Гезалов

Беседовала Ирина Якушева

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
“Меня взяли в семью, где никто не был похож на меня”

Через что приходится пройти в поисках биологических родных

Я была уверена, что справлюсь с материнством «на ура»

Через год наше появление с детьми в компании все так же вызывает вопросы

Я не видела карту, где специалисты поставили на дочери крест (видео)

Девушка-волонтер - о том, как решила стать приемной мамой

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: