Алексей Гражданкин: Идентификация с православием объединяет народы России

По данным социологов Левада-центра, 69% жителей нашей страны считают, что для того, чтобы считаться истинным россиянином, важно быть православным. Число тех, кто разделяет это мнение, выросло вдвое с 1996 года.

Известно, что у большей части населения православие связано только с культурной самоидентификацией, что еще имеют в виду под  “быть православным”? Как объяснить эти изменения в восприятии россиянина?

Комментирует заместитель директора Левада-центра Алексей Иванович Гражданкин:

Действительно, среди точек самоидентификации россиян православие за последние 15 лет стало более существенным моментом. Связано это с тем, что в это время  меньшее количество  людей стало себя идентифицировать себя как неверующих, и больше стало тех, кто идентифицирует себя как православных  христиан.

Но, реально воцерковленных людей не стало многим более, чем в середине 90-х годов, и большей частью дань православию отдается в связи с культурным кодом.

Православие используется  как способ идентификации себя с русской православной культурой, и в этом смысл этого отождествления. По нашим наблюдениям количество людей, которые более или менее регулярно посещают церковные службы  существенно  меньше доли, в которой люди просто считает себя православными.

И несмотря на то, что  этот показатель существенно вырос за последние 15 лет, среди прочих кодов он является последним в идентификации себя как россиянина. В первую очередь люди считают, что надо «чувствовать себя россиянином», говорить-по русски, иметь гражданство, родиться, жить в России, иметь российское происхождение – и в самую последнюю очередь «быть православным».

Этот признак  идентификации чаще вспоминают люди старшего возраста, женщины, люди с низким уровнем образования и низким уровнем доходов – это другое описание наших пенсионеров. А также, что существенно и неожиданно – жители крупных городов с одной стороны и жители села с другой стороны.

То есть можно обнаружить еще одно ядро, идущее от крупных городов, в которых формируется другое представление о том, что такое быть россиянином – там вырабатывается новая национальная концепция, идея, и следы этого формирования мы обнаруживаем в данных опроса.

Что касается вопроса преодоления атеистической пропаганды, можно отметить, что у нас атеистов в России после 30-х годов толком и не было. После реабилитации церкви в годы Великой Отечественной войны резко негативное отношение к Церкви в широких слоях населения не обнаруживалось.  Поэтому не стоит так ставить вопрос. Мотивируя мое высказывание, можно отметить, что люди, относящие себя к православию, как раз озабочены культурным моментом, а не своими религиозными представлениями.

«Я не верующий, но я православный» – это способ отказаться от слова «русский», которое могло бы уязвить представителей нашей многонациональной страны. В этом отношении слово «православный» – универсально для российской культуры и общества, поэтому весьма активно используется в этом отношении.

Это касается миллионов украинцев, белорусов, которые живут в России. Они не могут сказать, что они русские, но они – православные, они принадлежат к российскому обществу на основании этого кода, а не национального. Слово «православный» объединяет различные народы России. Даже среди народов, которые мы считаем мусульманскими, не все себя идентифицируют с исламом. Половина жителей Татарстана считает себя мусульманами, а другая половина – православными.  Поэтому код православия является универсальным и объединяющим многие народы и снимает необходимость использовать национальные признаки, чтобы отнести себя к общности россиян.

У людей есть представление и осознание, что православные – это те, кто участвует в таинствах, соблюдают определенный порядок и уклад жизни. Но, с другой стороны, многие люди осознают, что не они являются творцами своей жизни, что есть высшие силы, от которых их жизнь зависит, они не вполне ясно могу обозначить представление об этом. Сейчас, когда на государственном уровне гонения на Церковь закончились, люди вполне комфортно себя идентифицируют и связывают с Русской Православной Церковью. Но не всем достает сил, чтобы осознать, что они являются верующими, и попросить у Бога сил уверовать. Однако все они могут рассматриваться как находящиеся на пути к Церкви, но еще не дошедшие до нее. Но с возрастом люди в себе эти силы находят, поэтому чаще с достижением 60-70 лет они в большей степени продвигаются по этому пути, приближаются к религиозному поведению.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Впереди не только грех, но и Христос

После Преображения для верующих есть две реальности

Привести ребенка в храм насильно – это не любовь

Любовь иногда требует от нас переступать через собственное «я»

За Христа ли тебя преследуют? Или за твои безумные идеи?

Почему, глядя на протестантов, иногда бывает стыдно за православных

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: