Амаяк Акопян: «Вернув иконы в храм, я исполнил завещание отца»

За советом иду к духовнику

— Крестился я в 90-м году. Первый раз пришёл в храм Петра и Павла в Лефортове к священнику Иоанну Тараканову. Был тогда в тяжёлом состоянии: у актёров бывают минуты, когда происходит разлад между душой и телом. С тех пор я православный, ношу крестик, хожу в храм. Но не могу назвать себя примерным прихожанином, исповедуюсь нечасто. Доверительные отношения сложились с отцом Иоанном, моим духовником. За советом иду только к нему.

— А в родительском доме как относились к вере?

— В нашей квартире было много икон. В советское время люди грабили храмы и зарабатывали на этом. Папа покупал у торговцев святые образа. В прихожей у нас висели две храмовые иконы хорошего письма начала XIX века: крупно — лики апостолов Павла и Петра, и чуть мельче — святой Евдокии. Когда папа уходил из жизни, завещал отдать их в

храм. Я подарил иконы церкви иконы Божией Матери «Нечаянная радость» на Шереметьевской улице в Москве. Ведь они когда-то были украдены варварами и место их — в храме. Сейчас эти иконы перевезли в храм в Зеленограде.

Мне чуть не отпилили голову

— Вас иногда называют чародеем. А с вами когда-нибудь происходили чудеса?

— Не знаю, что это было. Я снимался тогда в фильме «Мастер и Маргарита» у Юрия Кары. В то время я уже покрестился. Меня предупреждали, что лучше не принимать в этом участия: звонки какие-то были… Но я только делал первые шаги в вере и был отчаянным молодым человеком. Казалось —как не сняться в таком интересном материале! Я играл роль конферансье Бенгальского, которому кот Бегемот отрывает голову. В период съёмок мне на самом деле свернул шею актёр, играющий кота. Но самое страшное случилось в гримёрной, когда я чуть не погиб. Нужно было изготовить бутафорскую голову для моего героя. Помню, как прохладной осенью пришёл на Киностудию им. Горького делать гипсовый слепок. На лицо мне нанесли вазелин, вставили трубочки в нос, чтобы можно было дышать, но забыли промазать усы и не вложили в уши тампоны. Гримёр залил гипсом всю голову. Через пять минут

гипс крепко схватился. Снять его было невозможно — получился настоящий шлем. Принесли молоток, зубила, стали крошить — не крошится. Нашли пилу, начали пилить. Сбежались все гримёры — перекур устраивали, водку пили, пока шла операция. Я провёл в гипсе несколько часов, стали уже появляться приступы клаустрофобии. Когда маска всё-таки отвалилась, там остались мои усы и брови, на ушах повисли два гипсовых плафона. Чтобы их снять, надо было размягчить материал. Меня ведут к умывальнику, гримёры кричат: «Сей час будем его мочить!» Я уже не понимаю, что происходит, весь мокрый… Трудно передать, что испытал тогда.

Я только играю роль

— Ваше актёрское амплуа — маг-иллюзионист. И при этом вы верующий человек. Нет ли здесь противоречия?

— Иллюзионист не творит чудеса, его персонажи показывают трюки. Я ведь только играю роль волшебника, медиума, гипнотизёра, шулера, фокусника, но это лишь маски. В начале 80 х был период, когда мне писали письма со всей страны: «Москва, телецентр, Амаяку Акопяну». Многие люди, увидев мои выступления, подумали, что я кудесник и могу исцелять, менять судьбу. Я испугался тогда этой реакции. Вообще, доверчивость без разбора может обернуться большой бедой. Сейчас развелось много гадалок, экстрасенсов, магов. Они показывают фокусы из моего арсенала и моих коллег. В газетах полно объявлений: «Наложу проклятье под дверью ваших соседей, заворожу пельмени»… И люди едут, несут им деньги! Неверьте таким. Не забывайте, что это Господь Бог творит чудеса: это Он ходил по воде, Он накормил рыбой тысячи голодных.

Анна ПЕСТЕРЕВА

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Как потомок адмирала Ушакова стал священником

Воспоминания протоиерея Георгия Ушакова

Даже в условиях жесткого прессинга человек может оставаться самим собой

Протоиерей Александр Балыбердин о том, что делать, когда опускаются руки

Петр Мамонов: Что будем делать в четверг, если умрем в среду? (+видео)

На съемках «Острова» я ложился в гробик и выскакивал три раза

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: