Андрей Золотов об осквернении храмов: Церкви нельзя наращивать конфликт

В ночь с 26 на 27 марта 2012 года неизвестные осквернили православный храм святителя Митрофана Воронежского, находящийся в Москве, на 2-ой Хуторской улице. На ограде храма была нарисована свастика и лозунги освободить участниц провокации в храме Христа Спасителя.

Читайте: Протоиерей Димитрий Смирнов об осквернении храма: Дьявол открыто заявил нам о своем существовании (+ Видео)

Как церковной общественности реагировать на произошедшее? Ждать ли новых кощунств? Что сделать Церкви, чтобы успокоить общество? Ситуацию комментирует Андрей Золотов, главный редактор журнала “Russia Profile”.

Андрей Золотов

Отец Дмитрий Смирнов и его храм святителя Митрофания Воронежского – мои соседи, моя дочка училась в их замечательной приходской школе, а теперь ходит там в художественную школу. Поэтому прежде всего я хочу выразить глубоко уважаемому мною отцу Дмитрию и всем членам его многочисленной, деятельной общины свое сочувствие, прямо хочется сказать “со-болезнование” в буквальном смысле этого слова. Эта акция очень неприятна и мне, тем более, что я живу в соседнем доме с храмом Митрофания Воронежского.

Я не следователь, да и как журналист не занимаюсь расследованием этой акции, но мне кажется, что это – действия, направленные на эскалацию общественного конфликта вокруг печально известной женской группы. Неправильно его представлять как конфликт Церкви и светского общества.

В этом конфликте гораздо более, чем две стороны, много нюансов, задеты чувства людей, идет острая дискуссия как в обществе в целом, так и внутри Церкви.

В результате все приобрело уже очень болезненный характер того, что православные часто называют “постовым искушением” — люди радикализируются в спорах и иногда даже старые друзья ссорятся на этой почве.

Если сначала общественное мнение было безусловно на стороне Церкви и многие даже далекие от Церкви люди высказывали свое возмущение акцией женской группы, то впоследствии, когда несколько подозреваемых были арестованы, повестка дня изменилась и общественное мнение повернулось против Церкви, по крайней мере против тех заметных голосов в Церкви, которые требуют отмщения. Внутри нашего церковного сообщества впервые, наверное, в условиях свободы весьма болезненно происходит обсуждение того, как христиане должны вести себя перед лицом неблагоприятного к себе отношения.

Граффити на храмовой ограде, тем более с изображением свастики — это отвратительная хулиганская акция, оскорбительная для верующих, хотя она и не тянет, на мой взгляд, на осквернение храма. Кое-где в нашем районе есть, конечно,  надписи на стенах, но таких крупных, ярких и демонстративных я не видел никогда. Поэтому мне трудно предположить, что это какая-то местная шпана случайно мимо шла и написала — раньше она этого не делала.

В то же время храм Митрофания Воронежского — это не какой-то заметный храм в центре Москвы. Это маленький храм на перекрестке двух маленьких улиц и тупика в тихом районе за пределами Третьего кольца. То есть, скорее всего, кто-то специально сюда приехал, зная, что здесь служит яркий, популярный, медийный и любящий общественную полемику священник, и бросил ему вызов, рассчитывая на жесткую ответную реакцию, прежде всего в СМИ, с целью дальнейшей эскалации общественной напряженности.

Сегодня уже многое сделано, в том числе и со стороны людей Церкви, чтобы этот конфликт наращивать. Я думаю, что есть ситуации, в которых лучше всего промолчать или высказываться подчеркнуто осторожно. Как бы нам ни было больно и обидно! Вспомнить слова молитвы Ефрема Сирина, которую в церкви произносят сейчас каждый день, а действуем мы в основном противоположно каждому ее пункту. Представьте себе, что бы случилось, если бы, по ее словам, вместо “любоначалия и празднословия” мы вдруг обратились к “смиренномудрию, терпению и любви”, да еще и “не осуждали брата своего”!

Что же до общества в целом, то правоохранительные органы, наверное, должны делать свое дело, не прибегая к жестокостям типа ареста на два месяца по подозрению в хулиганстве. Люди творческие и политически активные могут, наверное, подумать о пределах своей свободы творчества или методах выражения протеста. Журналисты – с удвоенным усердием выбирать слова. Общественные организации и фигуры, имеющие общественный авторитет — утихомиривать страсти, а не разжигать их. Во всей этой истории много важных для общества дискуссионных вещей. Но для того, чтобы приблизиться к какому-то конструктивному разговору на эту тему, не говоря уже о выработке консенсуса, надо прежде всего остановить эскалацию напряженности, перестать провоцировать друг друга и немножко успокоиться.

Подготовила Мария Хорькова.

Читайте также:

и другие материалы по теме.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: