Архимандрит Андрей (Конанос): Мы часто размахиваем верой, как флагом

Чем мы отличаемся от святых, когда подражаем им, и почему другим людям недостаточно наших православных высказываний, размышляет архимандрит Андрей (Конанос).

Архимандрит Андрей (Конанос)

Святой Иоанн Златоуст так делал – и я тоже

Часто мы считаем себя православными потому, что цитируем святых людей и пытаемся копировать их поведение. Мы читаем житие того или иного святого и думаем: «Вот, и я делаю то же самое! Значит, я – настоящий христианин. Святой Иоанн Златоуст так делал – и я тоже. Значит, мы с ним оба – суперсвятые».

Нет, между тобой и Иоанном Златоустом все-таки есть небольшая разница. Посмотри, как это делал он, настоящий великий христианин, и как делаешь ты. В отличие от него, ты не понимаешь, что делаешь. Ты просто подражаешь внешне Иоанну Златоусту – но в чем? Например, известно, что этот святой мог иногда возвысить голос и громко обвинить определенных людей в определенных поступках. Тебе это хорошо известно, и ты думаешь: «Ага, святитель Иоанн Златоуст повышал голос, будучи великим святым, – значит, и мне так можно. Он обличал императрицу Евдоксию, называл ее гадюкой, – значит, и я могу обзывать всех как угодно».

Но, дорогой мой, в отличие от тебя святитель Иоанн был человеком святой жизни и рассуждал совершенно не так, как ты. Хочешь быть как он или еще кто-то, – подражай им в смирении, любви, покаянии, нестяжании.

И только тогда получишь право, о котором писал святитель Иоанн: «Ударь врага по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом».

Но начать нужно с другого. А не как те, кто ссылается на поучения святителя, говоря, что побить кого-то значит освятить свои руки. «И если нужно будет ударить богохульника, – говорил святитель Иоанн, – не отказывайся». Богохульника. Это мне, что ли, ударять богохульника? Мне, целиком погрязшему в страстях? Мне – который просто ищет лазейку для того, чтобы удовлетворить свою страсть под видом православного поступка?

Это очень хитрая ловушка – и она как раз наоборот, отдаляет нас от святых. Лично я уверен, что если бы я жил во времена Иоанна Златоуста и был бы еретиком, то после его удара я бы изменился. То есть если бы святитель Иоанн дал мне пощечину, я бы не просто почувствовал боль от удара – моя душа бы освятилась.

Кого тебе удалось изменить с помощью кулаков?

И скажу тебе еще кое-что. Раз ты упорно называешь себя православным – покажи мне хотя бы одного человека, которого тебе удалось изменить с помощью кулаков. Может быть, это твоя жена, или твой ребенок, или еще кто-нибудь? Кто в результате изменился, стал другим? Никто. Мы говорим столько правильных слов – и не можем изменить ни своих детей, ни супругов, ни соседей – никого. А нам кажется, что наши слова такие правильные…

Настоящее православие может преобразить весь мир. Как говорится в Псалтири, «Боже Спасителю наш, упование всех концев земли и сущих в море далече» (Пс. 64:6). Вот что такое православие. А где же все те перемены у окружающих, которым, как нам кажется, мы так способствуем? Вот что меня волнует. И в первую очередь это относится ко мне самому. Не хочу никого обвинять, ни на кого ругаться – здесь я говорю в первую очередь о себе самом. Ведь стóит мне начать говорить: «Послушайте! Вы всё делаете неправильно! Смотрите, как надо, как по-православному…» – я тут же сам отдаляюсь от православия.

Православие – это не когда я говорю, что знаю, как надо, а ты не знаешь. Православие – это когда каждый из нас смирится и задаст себе вопрос: «Что я должен изменить в своей жизни? Что исправить?»

Мы часто вспоминаем старца Паисия и других старцев, цитируем их, но при этом «подстраиваем» их высказывания под свою точку зрения. Однажды, когда я был на Афоне, иеромонах, бывший в свое время келейником у старца Паисия и в то же время исповедовавший его (сам старец Паисий не был в священном сане и потому исповедался этому иеромонаху), сказал мне:

– Очень многое из того, что люди говорят о старце Паисии, используется ими в личных целях. Им хочется утвердить в Церкви ту или иную точку зрения. А старец Паисий так не говорил. Я хорошо знал его, он был моим старцем. Мы жили в одной келье, вместе молились, вместе ели, – и я точно могу сказать, что он был совсем не таким, каким многие стремятся сейчас его представить.

Я хочу сказать, что иногда мы цитируем духовных людей, действительно великих христиан, с иной целью, а именно – навязать собственное мнение.

Фото: vtomske.ru

Мы считаем себя православными, потому что цитируем старцев

Приведу один пример.

Когда старца Паисия направили в Стомио Коницкую, чтобы он помог остановить распространение протестантства, в этом городе было уже очень много протестантов. И как он, православный монах, явил здесь свою веру? Добротой, смирением, благоразумием по отношению к окружающим и строгостью – к самому себе. Ни разу он никого не обругал, никого не ударил и не оскорбил.

Но при этом, когда старцу Паисию пришло время покинуть Стомио и отправиться на Синай, в городе не осталось ни одной протестантской семьи. Он изменил всех жителей города без давления, криков, злобы и вражды.

Мы так часто вспоминаем святых людей, истинно православных, с которыми все в Церкви соглашаются… А сами что делаем из того, о чем говорим? Вспомните фарисейское: «Отец наш Авраам». Да, это так, но вы-то сами что делаете? Мы считаем себя православными, потому что цитируем православных старцев.

А что, к примеру, ты делаешь из того, что делали они? Ты можешь обратить в православие протестанта? Хочешь, я приведу к тебе иеговиста, и посмотрим, сумеешь ли ты коснуться его сердца.

«Да я знаю православие как свои пять пальцев! Живо поставлю его на место!» А ты думаешь, что ему именно это нужно для того, чтобы измениться?

Думаешь, он стал иеговистом из-за того, что ему не понравились православные догматы? А может быть, из-за того, что к нему пришли «добрые» люди и с «любовью» сказали: «Мы будем твоими друзьями. Будем любить тебя, звонить тебе, будем о тебе заботиться, ты больше никогда не почувствуешь себя одиноким!» Именно так человек и был вовлечен в секту – через ласковое отношение. Как думаешь, сможет иеговист увидеть к себе такое же отношение с твоей стороны? Увидеть и подумать: «Да, в этом православном что-то есть! Наверное, его вера и впрямь истинная!»

Фото: chita.ru

Какими были первые христиане? Они любили друг друга

Мать Гавриила вспоминала, что когда она жила в Индии, то первое время ни с кем не говорила о православии, а только ухаживала за прокаженными. И в какой-то момент к ней пришли совершенно другие люди и спросили ее:

– Скажи нам, Кто твой Бог?

Они задали только этот вопрос: «Кто твой Бог?» И мать Гавриила ответила:

– Я православная.
– А в кого ты веришь?
– В Иисуса Христа.
– Значит, Он – настоящий Бог! – сказали ей в ответ.
– Откуда вы знаете?
– Потому что невозможно быть такой, как ты, и при этом не верить в Истинного Бога.

В наше время люди именно так понимают, где настоящий Бог. Сегодня православные догматы не подлежат сомнению, им ничто не угрожает – ни филиокве, ни протестантизм, ни секты. Православные книги с житиями и изречениями святых отцов можно встретить повсюду.

Но не это в первую очередь нужно людям для того, чтобы измениться. Этого недостаточно, как недостаточно и твоего «правильного» поведения. Да, сегодня у нас есть возможность совершенно открыто исповедать свою веру, и мы часто размахиваем ею, как флагом, но при этом наша жизнь, наш дух не привлекают и не меняют людей.

Я так часто иду по улице, и никто меня не останавливает, не заговаривает со мной. Никто не хочет ни о чем меня спросить. Разве так должно быть? Ведь я – православный христианин. Это о нас Господь сказал: «Оставляю вас – Моих учеников – вместо Себя. И когда люди заходят узнать Бога, они будут смотреть на вас».

Какими были первые христиане? Они любили друг друга. «Что же это за Бог, в Которого они веруют? – дивились люди. – Они так любят друг друга благодаря этому Богу, значит, Он – Истинный!» И сами становились христианами.

Перевод Елизаветы Терентьевой для портала «Православие и мир»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
За Христа ли тебя преследуют? Или за твои безумные идеи?

Почему, глядя на протестантов, иногда бывает стыдно за православных

Мы веруем не потому, что нам некуда деваться

Архимандрит Андрей (Конанос) о том, что христианин не боится искать истину

Я люблю сына, поэтому звоню ему по 500 раз в день

Архимандрит Андрей (Конанос) о любви как о свободе и уважении

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: