Архимандрит Паоло (Патриколло): В Москве я услышал призыв Христа

|
«Мои знакомые советовали мне поехать в Советский Союз, чтобы увидеть настоящий коммунистический рай... Я же увидел там большую бедность и очень грустные лица людей. И подумал тогда: “Если таков рай, то каков же ад?”» – рассказывает архимандрит Паоло (Патриколло), настоятель православного прихода Константинопольского Патриархата в сицилийском городе Кальтаниссетта. Католик, прошедший через увлечение коммунизмом и ставший православным священником в далекой Сицилии.

Где находится коммунистический рай

Мой путь к православию начался с моей поездки в Москву в 1982 году. Я был тогда студентом экономического факультета Римского университета, а также являлся членом Молодежной ассоциации коммунистической партии Италии. И, надо сказать, был активным коммунистом, несмотря на то, что вырос в очень религиозной католической семье.

Каждое воскресенье мы ходили с родителями в церковь. Но в подростковом возрасте молодые люди становятся бунтарями. Именно поэтому я и стал коммунистом. В церковь я уже не ходил. Мои знакомые советовали мне поехать в Советский Союз, чтобы увидеть настоящий коммунистический рай. Когда я оказался в Москве, у меня было ощущение, что я вернулся в прошлое, в 40-е годы Италии, когда правил Муссолини. Я увидел большую бедность и очень грустные лица людей. И подумал тогда: «Если таков рай, то каков же ад?» Я понял: все, что мне говорили о коммунизме, было неправдой, и решил расстаться с коммунистической идеей.

Кроме того, именно тогда, в Москве, я услышал голос Христа, Его призыв – «Иди за Мной!» (ср. Мф. 8:22). В то время в советской столице было не очень много открытых храмов, в одном из них я попал на службу. Меня поразила ее красота. Это было, наверное, такое же чувство, какое испытали послы князя Владимира, очутившись на службе в Святой Софии в Константинополе, не в силах понять, где они – на земле или на небе.

Помню, я попытался поговорить со священником, но он очень испугался общения с иностранцем. Мы пытались говорить на французском языке, которым батюшка немного владел.

Я сказал: «Вы не бойтесь, я здесь для того, чтобы что-то понять». Он же ответил мне: «Здесь мало что можно понять. Истина – вот она», – и показал мне на крест. С тех пор я особенно глубоко полюбил Москву – за эту встречу с Христом, с православием.

img_8844

Женатый священник для итальянок – оксюморон

Вернувшись в Рим, я стал посещать Свято-Николаевский храм, настоятелем которого был протоиерей Михаил Осоргин, один из ярких священников русского зарубежья и настоящий миссионер. У него была способность – сразу видеть человеческую душу. Когда он замечал, что кто-то по-настоящему интересуется православием, то открывал человеку все горизонты. Когда он начинал говорить о православии, невозможно было не влюбиться в то, о чем он рассказывал.

Однажды я попросил его принять меня в православие. Он мне тогда сказал: «Вы и есть православное будущее Италии». Имеется в виду «вы» – православные итальянцы. Он верил, что если в Италии по-настоящему заняться православной миссией, то итальянцы вернутся в православие. Именно не «станут», а вернутся.

После окончания университета я уехал к себе на Сицилию и стал работать. Как бы ни было сложно и далеко ездить из Палермо в Рим, я все-таки три-четыре раза в год отправлялся к отцу Михаилу на службы. Он меня как-то спросил: «Почему ты не думаешь о том, чтобы самому стать священником?» Тогда я задумался. Когда же решился, то поступил учиться в Богословский институт преподобного Сергия в Париже.

В 1993 году в Риме я был пострижен в монахи. Перед этим событием мы много беседовали с отцом Михаилом. Он мне сказал: «Если ты найдешь хорошую жену, я с радостью дам тебе разрешение на брак, чтобы ты стал женатым священником».

Но для меня была большая проблема найти в Италии жену, которая могла бы стать настоящей матушкой. Потому что итальянцам, и итальянкам в том числе, трудно представить женатого священника. Это оксюморон для итальянцев. Как для русских – женатый монах.

Стать женой священника – итальянке это сложно понять.

Когда я знакомился с какой-нибудь девушкой, которая в моем представлении могла бы стать хорошей женой священника, и рассказывал ей, что хочу стать священником и что мне нужна жена, то меня принимали за сумасшедшего. Я понял, что никогда не смогу найти себе жену и не стану священником. Тогда мы с отцом Михаилом начали думать о моем монашеском пути.

Конечно, вначале мне было очень страшно. Я знал, что жизнь монаха – это особенная жизнь, аскетическая, с большими лишениями. Но я доверился Богу и сказал Ему: «Если Ты хочешь, чтобы я стал священником, стал монахом, Ты должен мне помочь. И будешь мне помогать всю мою жизнь». Я постоянно чувствую эту помощь.

img_8842

Свеча сына

В середине 90-х годов происходило падение коммунизма во всей Восточной Европе и многие русские, украинцы, румыны приехали жить в Италию. Было очень много работы с этими людьми. В Италии практически не было православных церквей, да и православных священников было очень мало. Православная Церковь Константинопольского Патриархата первой начала работать с эмигрантами разных национальностей. Митрополит всей Италии и Мальты Геннадий предложил мне стать священником Константинопольского Патриархата. Сначала я был посвящен в дьяконы, а шесть лет спустя рукоположен в священники.

Моим первым послушанием было служение Литургии в маленьком православном монастыре на Сицилии. Мое появление совпало с возвращением игумена этого монастыря на Святую Гору по причине слабого здоровья, и митрополит назначил меня игуменом и архимандритом этой маленькой обители.

Монастырь был собственностью государства. Когда у нашего Патриархата закончился договор с государством, мы вынуждены были закрыть монастырь. Тогда наш митрополит направил меня в город Кальтаниссетта для создания там православного прихода. Так я стал настоятелем храма святых Калоджеро и Ильи Нового.

Моим родителям, конечно же, нелегко было воспринять то, что я перешел в православие, да еще и стал священником. Особенно тяжело это было для моей мамы. Она не разговаривала со мной два года.

Впрочем, и отец отнесся к моему решению достаточно сурово. Родителям казалось, что это еще один шаг, сделанный мною, исключительно чтобы им досадить. Но когда они увидели, что для меня это по-настоящему серьезно, мы стали заново выстраивать наши отношения. Они не пришли на мое дьяконское рукоположение, но папа приехал на мою священническую хиротонию. Мама не смогла приехать, потому что в это время болела.

img_8840

Теперь же они часто приезжают ко мне на службы и интересуются моей жизнью. Сегодня они даже горды, что их сын – священник, православный иеромонах. Для меня это настоящее чудо. Ведь мои родители настоящие, глубокие католики. Они входят в католическую ассоциацию «Новый катехуминат», члены которой как бы заново узнают основы своей веры (это очень популярное на Сицилии движение новой катехизации, существующее с 70-х годов ХХ века). Взрослые люди и даже люди преклонного возраста собираются вместе, чтобы читать Библию, слушать священника, объясняющего им догматические понятия Церкви. Когда слушатели заканчивают курс занятий, то совершают паломничество на Святую Землю, где погружаются в воды Иордана, таким образом вспоминая, как Христос был крещен на этой реке.

Мои родители тоже должны были поехать в Израиль. Перед поездкой я сказал своей маме: «Когда ты окажешься в Иерусалиме, зажги, пожалуйста, для меня свечу в православной часовне у Гроба Господня». Она пошла туда, чтобы выполнить мою просьбу. К самому Гробу Господню могут прикладываться только православные – за этим специально следит греческий монах. Этот монах заметил, что моя мама не православная, и довольно резко вытащил ее из очереди.

Но у мамы в бумажнике была моя фотография, где я запечатлен в облачении православного священника. Она показала фото монаху, сказала, что это ее сын – архимандрит Православной Церкви и она должна зажечь для него свечу. Монах смутился и пропустил ее. Для меня это было настоящим сюрпризом. Я не мог себе даже представить, что моя мама всегда носит с собой именно ту фотографию, где я в облачении священника.

img_8846

Если бы мои родители были помоложе, то, конечно, я бы все сделал для их перехода в православие. Когда мы с ними беседуем, оба всегда задают мне вопросы о православии и время от времени замечают: «Да, вы, православные, все-таки правы».

В Италии снести церковь невозможно

Если говорить о верующих в Италии в целом, то, к примеру, в нашем городе Кальтаниссетта живет 166 тысяч человек, из них по воскресеньям в церковь ходят 4 тысячи жителей. Это где-то 2%. Если взять в процентном соотношении католиков и православных, то православных в церковь ходит больше, чем католиков. Во всей Италии приблизительно 8-9% людей, которые регулярно посещают церковь. Когда ты говоришь с итальянцем, то примерно 80% из них считают себя верующими. При этом очень многие из тех, кто называет себя верующими, не хотят иметь с Церковью ничего общего.

Именно по этой причине многие католические приходы закрываются, поскольку все меньше и меньше людей туда приходит помолиться. С какой-то точки зрения для православных это может быть удобно, потому что католические епископы отдают православным пустующие закрытые католические храмы. К примеру, храм, где я служу, остался католическим, но его отдали православным.

Мы слышим истории о том, как в некоторых европейских странах пустующий храм могут отдать под магазин или выставочный зал, или вообще снести, как это было во Франции. В Италии это невозможно. Во Франции церкви принадлежат государству. В Италии храмы – это собственность самой Церкви. Только в том случае, если церковное здание – памятник архитектуры, музей или особое историческое здание, оно принадлежит государству.

img_8841

В Италии к храмам очень бережно относятся, они строго охраняются. Государство всегда отдает эти храмы только Католической Церкви, для совершения богослужения в них пускают только христиан. Эти храмы не отдадут ни мусульманам, никому, а чтобы снести – про это и речи быть не может.

Православные привычки сицилийцев

Если говорить о Сицилии отдельно, то это совершенно уникальное место, единственное в Италии. Я с удовольствием приглашаю жителей России посетить Сицилию, потому что она прекрасна. В ней есть все: великолепная природа, три моря, горы, живописнейшие равнины. История цивилизации на Сицилии насчитывает многие тысячи лет. Первые исторические находки здесь датируются IX тысячелетием до Рождества Христова.

Русским же особенно должно быть интересно то, что целое тысячелетие после Христа Сицилия была православной страной, существовавшей независимо от власти Рима, – здесь была Византийская епархия. Об этом почти никто не знает. До сих пор во всех главных сицилийских городах сохранились древние православные церкви, где еженедельно идут службы. Храмы Московского Патриархата находятся в Палермо и Катании, три храма Константинопольского Патриархата – в Палермо, Кальтаниссетте и Мессине, еще есть четыре храма Румынской Православной Церкви.

Нам, православным священникам, легко рассказывать людям о православии, поскольку православное мировоззрение у сицилийцев, можно сказать, в крови. Оно передается из поколения в поколение и сохраняется в домашнем укладе и традициях.

К примеру, до сих пор в нашей кухне существует большое количество постных блюд. Конечно, на Сицилии сегодня никто не постится так, как постятся православные в России, но люди часто едят эти блюда в соответствующее время, потому что постная еда к тому же еще и очень вкусная. Во время похорон мы тоже готовим специальную традиционную еду, как у русских, – кутью.

Когда сицилийцы видят статую святого или икону на улице, они целуют себе правую руку. Это отголосок древних византийских традиций. Когда Сицилия была православной, ее верующие жители приходили в церковь и целовали икону (в католичестве такой традиции нет). Теперь верующие не могут целовать иконы, потому что те находятся высоко, но люди целуют руку, посылая тем самым святому образу воздушный поцелуй.

О Сицилии можно сказать, что это земля святых, многие из которых почитаются православными. Если мы возьмем общий для всех православных христиан календарь, то найдем там 218 сицилийских святых. Среди них святая мученица Агафия, чьи мощи находятся в кафедральном соборе города Катании. В маленьком городке Ачиреали хранятся мощи святой мученицы Параскевы Римской.img_8843

Неподалеку от города Кальтаниссетта есть местечко Сутера, где покоятся нетленные мощи преподобного Онуфрия Великого. Поклониться одному из основателей православного монашества приезжают паломники со всего света. В реликварии находится тело преподобного без головы. Известно, что глава святого Онуфрия Великого хранилась в России, в Великом Новгороде, но после революции святыня пропала.

Когда в Византии был период иконоборчества, то очень многие христиане переехали жить из Константинополя на Сицилию, являвшуюся византийской территорией. На Сицилии до сих пор сохраняется очень серьезное отношение к почитанию икон. Именно поэтому знаменитые сицилийские соборы Монреале и Чефалу украшены потрясающими византийскими мозаичными иконами. Это уникальные шедевры христианского искусства.

Текст подготовила Елена Алексеева

Фото Сергея Чапнина

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Как Православие становится в Италии второй религией

В Италии наша паства особая. Здесь это не столько эмигранты, сколько те, кто приехали, как правило,…

Вера отцов: Равенна

Всё рушится, кругом кровь и пламя — им, православным пятого-шестого веков, обличать бы еретиков, славить мощь…