Архимандрит Савва (Мажуко): Страсть к жизни нужно беречь

|
«Апельсиновые святые», любимые кошки и радость жить, – архимандрит Савва (Мажуко) рассказал о своем восприятии жизни на презентации новой книги в культурном центре «Покровские ворота».

Люди хотят читать о личном

Я начал писать совершенно случайно, никогда не думал, что мне следует делиться с кем-то своими мыслями. Но однажды к нам в монастырь приехал грузовичок с книгами, среди которых я нашел журналы «Альфа и Омега» и понял, что это лучший журнал.

Я связался с Мариной Журинской, мы стали перезваниваться и переписываться, наше общение длилось очень долго – было написано более трехсот писем с каждой стороны. И как-то я написал для Марины Андреевны статью «Одна четвертая добра», просто для развлечения, чтобы ее повеселить. Она опубликовала этот текст и потом стала просить меня писать проповеди, эссе. Так вышло, что почти в каждом номере был мой текст.

Я не знаю, почему некоторые мои тексты становятся популярными. Например, я написал некролог о монастырской кошке «Памяти Принцессы» для узкого круга прихожан. Мы ее похоронили у ворот и отметили камнем могилу. «Правмир» решил опубликовать этот текст, и потом ко мне из Москвы приезжали люди и спрашивали, будет ли продолжение.

Или недавно я написал для себя текст «Плач по чужим детям» – его опубликовали на 9-й день после гибели Доктора Лизы и музыкантов из ансамбля имени Александрова. И вот этот личный текст прочитало более пяти тысяч человек.

Видимо, люди хотят услышать в текстах личные интонации, именно личные вещи сегодня становятся интересными.

Книга "Апельсиновые святые". Фото: eparhiya.by

Книга “Апельсиновые святые”. Фото: eparhiya.by

Епископ в шортах и тема для диссертации

С трудами протоиерея Сергия Булгакова я познакомился случайно. Мне нужно было быстро найти тему диссертации, буквально в течение дня. И я стал рыться в книжном шкафу, желая найти самую тонкую книгу. Я нашел «Евхаристию» протоиерея Сергия и попал в этот капкан – начал читать и зачитываться.

Протоиерей Сергий Булгаков – человек, который нашей Церковью оставлен впрок, недопонят. Однажды священнику Павлу Флоренскому приснился маленький человек в черном, который объяснил ему тексты Булгакова. Вот так же и нам нужен такой человек, который расскажет о Булгакове. Но, несомненно, о нем нужно говорить и снять фильм.  

Митрополит Антоний – один из самых выдающихся богословов современности. Он нашел, как говорить о Боге очень лично, и для многих это стало открытием нового языка религии.  

Митрополит Сурожский Антоний

Митрополит Сурожский Антоний

Когда к нам в Гомель приехала выставка о митрополите Антонии, она просто захватила город. Перед Великой Отечественной войной Белоруссия была объявлена самой атеистической республикой, и сегодня у нас очень сильна эта атеистическая инерция. А эта выставка стала для многих моих друзей-атеистов открытием.

Во-первых, она показала, что епископ – это человек. Ведь для многих людей сегодня епископ – это нечто заиконное, закадровое, а здесь он на фотографиях стоит в шортиках. Как такое возможно? И многие люди благодаря этой выставке поверили, что Православие может быть живым, пестрым и многообразным.

Также митрополит Антоний ценен для меня тем, что за ним я вижу протоиерея Сергия Булгакова. Так что это тема для диссертации – как богословие протоиерея Сергия Булгакова повлияло на мировоззрение митрополита Антония Сурожского.

Найти правду атеиста

Протоиерей Сергий Булгаков имел удивительный талант видеть правду каждого явления. Хотя в жизни он был человеком строгого нрава, но он оправдывал каждую правду, даже жест атеиста, его обиду на Бога. Атеисты – живые люди, у которых есть опыт любви, ненависти, уважения. Когда я разговариваю с человеком, мне прежде всего важно понять, кого он любит, кого уважает. Также у нас в монастыре есть правило – я не узнаю человека, пока не увижу его в ярости.

Да, это встреча с другой точкой зрения. Недавно я получал водительские права, и для меня это было открытие целого нового мира – жестов, знаков, иной логики. Вот так же уникален взгляд каждого человека.

Христианство – это терапия зрения, мы должны учиться видеть и оправдывать до того, как судить. Надо уметь оправдать человека, найти его правду. Все наше духовное развитие – это лечение глаз, обретение зрения.

У митрополита Антония есть проповедь о слепом Вартимее. Слепой услышал, что идет Христос, бросил свою верхнюю одежду – все, что у него было – и побежал на шум толпы. Вот так же и мы должны идти на голос, чтобы научиться видеть, может быть, даже не доверяя себе. Исходить надо всегда из жалости и оправдания человека, и этому умению мы должны учиться у протоиерея Сергия Булгакова и митрополита Антония.

Нам полезно выходить из своей ниши, из своего угла зрения и даже отказываться от своей монополии на истину. Нам полезно смотреть на себя глазами другого человека. Можно протестовать, сопротивляться, читая атеистических авторов, но устраивать такое внутреннее землетрясение нашей точки зрения, нашей веры – полезно. Ведь если наша вера такова, что она может утратиться от легкого колебания, пусть она лучше утратится.

Есть детская песенка – глазки, чтобы видеть, ушки, чтобы слышать… А вот зачем человеку лицо? Для улыбки. Нам нужно уметь улыбаться, и нам важно находить это поощрение улыбкой в другом человеке. Как известно, когда младенец отвечает на улыбку матери, пробуждается самосознание человека.

Русских ждет необратимый расцвет

Мой любимый писатель Рэй Брэдбери в одном из своих последних интервью сказал о русских, что это народ, который еще не сказал своего слова, и что «они тогда о себе заявят, когда научатся себя любить». Мы сейчас находимся в подростковом возрасте, со свойственной этому возрасту категоричностью, прыжками из стороны в сторону и т.д.

Свободе, любви, радости жизни люди учатся очень долго, а мы пережили такой тяжелый двадцатый век, и еще не научились его воспринимать без категоричности, без философского дальтонизма, когда все делится только на черное и белое.

Но я уверен, нас ждет необратимый расцвет. Дайте срок, я чувствую кожей, что с нами должны произойти удивительно хорошие вещи.

Монахи и кошки – беспредельщики

Я живу в монастыре уже двадцать два года. Русское монашество – особое: мы более харизматичны, и больше беспредельщики, в отличие от католиков.

Но сегодня русское монашество на пути становления, оно только начинает появляться. Поэтому пока лучше никому в этот детский мир монашества не вмешиваться. Не публиковать никакие «Исповеди».

Если в ближайшие сто пятьдесят лет монахов не трогать, все будет – и старцы, и подвижники.

Почему я люблю именно кошек? Кошки – беспредельщики. Они очень свободны. Кошка гуляет сама по себе.

Вот это уважение к свободе, готовность к неожиданности – свойственны хозяевам котов. К собакам все же у человека отношение авторитарное.

kot-61

О чем я думал последние полчаса – то и говорю студентам

Когда я иду к студентам, я каждую лекцию воспринимаю как катастрофу. Я боюсь признаться, но я не понимаю современную молодежь. Поэтому я говорю только о том, что меня волнует, а не то, что мне приписывают, о чем просят сказать, не «на тему».

Я говорю то, о чем я думал последние полчаса, что меня более всего волнует, если это вызывает отклик – хорошо.

Не нужно бояться своей страсти, у человека должна быть здоровая страсть к чему-то. Поэтому хорошо, когда человек увлечен, хочет в чем-то добиться справедливости. У человека должна быть «взволнованность истиной».

Главная заповедь – жить!

Моя любимая книга – «Вино из одуванчиков». Это эпохальный и очень важный роман для европейской литературы, так как в нем написано о том, как хорошо жить. Если у главного героя «Тошноты» Сартра осознание того, что он жив, вызывает тошноту, то у героя Брэдбери это осознание вызывает ликование.

И мне кажется, вся Библия состоит из одной заповеди – будь! Мы должны говорить о жизни. Даже если мы прожили эту жизнь, будучи больными, калеками, жить – это самая большая радость. Брэдбери открыл эту страсть.

И нам нужно вот эту страсть к жизни беречь и постоянно возвращаться к ней. А мы тратим себя на мелочи – не так складывается карьера, не удались дети и т. д. Мы не умеем ценить радость жизни. Ты жив – это главное, надо поддерживать этот огонь благодарности за то, что ты жив.

Наш монастырь окормляет детей-инвалидов, и на Рождество и Пасху мы привозим этих деток в церковь, больше никого нет в церкви в это время. И для меня открытие – видеть, какими глазами смотрят на своих детей родители, когда никого посторонних в храме рядом нет – они так рады, что эти дети просто есть. Да, этот ребенок слепой или его бьют конвульсии, но он есть.

Так что неважно, сколько ты прожил – ты есть, и это навсегда, это неистребимо. Мы здесь есть, и это никогда не сотрется в истории.

Однажды мы сидели за трапезой в монастыре, и я задал повестку дня: кто о чем мечтает? И наш регент Владимир, которому шестьдесят лет, сказал: «Я хочу погладить по голове волка или лису». Вот, святой человек.

А потом я задал этот вопрос себе и испугался: я ни о чем не мечтаю, у меня все есть, причем давно. Вот в данный момент у меня есть все вы, этот вечер, Москва в иллюминации, и единственное, что остается – это ликовать и благодарить.  

 

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Архимандрит Савва (Мажуко): Монахи тоже ставят друг другу фингалы

Когда архимандрит за иеромонахом с палкой гоняется, а иеродиакон их разнимает

Трепет воды

Что же делает воду святой? Ведь это всего лишь вода

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!