Архиепископ Керченский Анатолий (Кузнецов): британский путь русского владыки

С архиепископом Анатолием (Кузнецовым) я познакомился десять лет назад, летом 2002 года, во время своего первого приезда в Великобританию (по краткосрочной стипендиальной программе). Знакомство было заочным: именно с помощью владыки Анатолия я договаривался о встрече с митрополитом Сурожским Антонием. Сам владыка Антоний по телефону в то время почти ни с кем не общался.

Архиепископ Керченский Анатолий (Кузнецов)

Архиепископ

Архиепископ Анатолий (Кузнецов)

Поговорить с архиепископом Анатолием лично мне удалось только спустя два года, на одном мероприятии в Лондоне. Впрочем, это был краткий разговор, «беседа вежливости», не более того. Конечно, я не мог тогда предположить, что через четыре года стану регулярно посещать службы владыки и буду у него исповедоваться.

Но пути Господни неисповедимы: в 2008 году один из университетов Манчестера предоставил мне грант для работы над докторской диссертацией. И именно в этом городе, что в северо-западной Англии, настоятелем Русской Церкви был архиепископ Керченский Анатолий, викарий Сурожской епархии.

Первый раз на богослужение владыки я попал 27 сентября 2008 года, на Крестовоздвижение. Архиепископ служил один, как обычный священник – без торжественной встречи архиерея, без иподиаконов. Литургия была удивительно проникновенной: в молитвах владыки звучало спокойствие и глубокая вера, а его необыкновенно мелодичный и в то же время ясный, чёткий голос помогал глубже вникать в ход богослужения.

Читая Евангелие (лицом к народу), владыка тщательно проговаривал каждое слово, донося тем самым смысл читаемого. Правда, служба продолжалась значительно дольше привычных двух часов: архиепископ сам исповедовал, а в конце Литургии говорил длинную проповедь (наверное, минут сорок).

Архиепископ Керченский Анатолий (Кузнецов)

Архиепископ Анатолий на пасхальной службе в Манчестере

Впрочем, как я понял впоследствии, такие длинные проповеди были для него обыденностью. Но мне к ним приходилось привыкать, хотя, говоря откровенно, полностью привыкнуть так и не удалось.

Уже в то время меня поражала выносливость архиепископа Анатолия, особенно удивительная для его возраста. Даже не верилось, что владыка готовился перешагнуть 80-летний жизненный рубеж.

Справка

Архиепископ Анатолий (Кузнецов) родился 28 мая 1930 года в Иркутске. С детства посещал Церковь. Прошёл срочную военную службу на Тихоокеанском флоте. Рукоположен во диакона в 1954 году, во священника—в 1956 году. В 1956 году с отличием окончил Московскую духовную семинарию, а в 1960 году — Московскую духовную академию. Кандидат богословия. Преподавал в Московской духовной академии на кафедре Священного Писания.

В 1960 году пострижен в монашество в Троице-Сергиевой Лавре. Епископская хиротония состоялась в сентябре 1972 года. После двухлетнего служения в Вильнюсе (Литва) владыка был переведён в Дамаск (Сирия) в качестве представителя Московского Патриархата при Антиохийском Патриархе.

С ноября 1979 года—епископ Уфимский и Стерлитамакский. В июле 1990 года назначен епископом Керченским, викарием Сурожской епархии. Прибыл в Великобританию в декабре того же года. В феврале 1993 года возведён в сан архиепископа.

Архиепископ Керченский Анатолий (Кузнецов)

Манчестер (северные районы города)

Своё архиерейское послушание в Великобритании владыка Анатолий несёт больше двух десятков лет. Как же случилось, что именно он — уфимский архиерей – был направлен для служения на «туманный Альбион»? Ведь жизненный путь владыки практически не пересекался ни с Британией, ни с английским языком (в школе, а затем в семинарии он учил немецкий, кстати, на одном курсе с нынешним грузинским Патриархом Илией). Поэтому наш разговор, проходивший за чашкой чая в трапезной Покровского храма в Манчестере, начался с вопроса о мотивах прибытия владыки на британские острова.

Митрополит Сурожский Антоний

Митрополит Сурожский Антоний

– Главная причина моего приезда в Великобританию — это личная просьба митрополита Сурожского Антония, – объяснил архиепископ Анатолий. — Я давно был с ним знаком. Во время визитов в Москву митрополит Антоний обычно посещал Троице-Сергиеву Лавру, а я там преподавал, в Духовной академии.

Однажды мы случайно встретились в Англии, в 1987 году. Меня пригласили на конференцию в столицу Шотландии — Эдинбург. Ожидался приезд группы христиан из Китая. В общем-то, конференция и была организована ради этих китайцев — в Китае их преследовали, а в Великобритании хотели поддержать. Но через два дня после нашего приезда в Шотландию конференцию отменили, поскольку китайских христиан не выпустили из страны.

В этой ситуации нам позволили поехать в Лондон и пожить там до отъезда в Москву. Когда владыка Антоний узнал о моём неожиданном приезде в Лондон, он сразу же пригласил меня к себе. Более двух часов он вёл со мной разговор. Митрополит Антоний показал мне Успенский собор, иконы, рассказал об истории. Именно в тот день он меня уговорил дать согласие приехать к нему помощником.

– Владыка, но ведь речь, как я понимаю, шла о Вашем приезде в качестве викарного архиерея. На тот момент Вы уже восемь лет управляли уфимской епархией. Получается, говоря светским языком, понижении в должности… Почему же Вы согласились?

– Митрополит Антоний подавал Патриарху прошение об отставке, но его не увольняли. И он мне прямо сказал: ты будешь моим наследником в Лондоне.

Конечно, наследников у архиерея быть не может, это не канонически. Архиерея всегда выбирают. Но митрополит заметил, что приглашает меня как человека, которого он знает и которому может полностью доверять. Хотя для меня всё это было не просто, я даже не верил, что меня отпустят из СССР. Владыка пообещал всё сделать сам, заметив: «Тебя только вызовут и направят».

Конечно, митрополиту Антонию пришлось приложить немало усилий, чтобы приезд епископа Анатолия стал возможен. Во-первых, потребовались переговоры с членами Синода и с самим Патриархом Пименом. Во-вторых, подготовка нужных бумаг для получения английской визы. В-третьих, убеждение местного (британского) духовенства и паствы.

– На самом деле, первые два момента были, пожалуй, более простые, – говорит владыка Анатолий. — В июле 1990 года Синод принял решение о моём назначении в Великобританию. Английскую визу я получил легко. Мой паспорт с визой мне лично вручали посол с супругой, пригласив меня в Москве на ланч в свою резиденцию. Убеждён, что такое хорошее отношение ко мне было благодаря личному ходатайству митрополита Антония…

Вот на месте (в Британии) могли возникнуть вопросы. Дело в том, что старые эмигранты и их потомки были негативно настроены к духовенству Русской Церкви, на которую они смотрели как на зависимую от безбожной власти. Митрополит Антоний провёл большую работу перед моим приездом. Он даже написал специальное послание пастве, в котором отметил, что давно меня знает и вполне мне доверяет.

Они меня приняли, отношение с их стороны было хорошим. Первые несколько месяцев я жил в частном доме, занимая свободную комнату в семье эмигрантов. Затем митрополит Антоний подыскал мне небольшую квартиру в Лондоне, где я проживаю по сей день.

– На меня, как на викария, легли, по сути, обязанности секретаря митрополита Антония, – продолжает рассказ мой собеседник. — Телефонный номер владыки знали только его личные знакомые. Поэтому все звонки на его имя проходили через мой телефон, и я ему докладывал.

Тогда никаких секретарей не было, да и Успенский собор в Лондоне был открыт только по воскресным и праздничным дням. Это сейчас у нас ежедневные службы, а в конце 80-х—начале 90-х ситуация была другая. Кроме того, я исполнял обязанности обычного требного священника, одинаково вместе с владыкой Антонием. Крестил, отпевал, служил молебны.

Лондон. Кафедральный собор Успения Божией Матери и Всех Святых

Лондон. Кафедральный собор Успения Божией Матери и Всех Святых

В соборе не было русских священников, исключая отца Михаила Фортунато. Но отец Михаил, как регент, был занят хором. Я также посещал приходы епархии. Служил во всех приходах, в некоторых не один раз. В принципе, всё было спокойно.

Впрочем, со временем ситуация стала меняться: начали проявляться особые настроения, носимые частью сурожского духовенства и прихожан. Свою роль сыграли и внешние обстоятельства: после развала социалистической системы в Британию хлынул поток экономических мигрантов из бывшего СССР, среди которых оказалось немало православных.

– В Сурожской епархии всегда были священники и миряне, находившиеся под влиянием «парижской юрисдикции» – Архиепископии Русских Церквей Константинопольского патриархата, – замечает владыка. — Вообще, надо чётко понимать: старая эмиграция первой волны, беженцы ушли из жизни. Остались их потомки.

Они уже стали англичанами, некоторые — православными, но ими был утерян тот дух православия, что есть в России. Например, их тяготило полное богослужение. К проповеди они выдвигали требования: «не больше пяти минут». Но как можно сказать за пять минут, да ещё с переводом? Для них духовное существовало как память о прежней русской жизни, но всё должно было быть в сокращённом виде. Им хотелось побыстрее завершить службу и жить своей жизнью.

– Настроения были радикальные: если что, мы уходим в Константинополь, -добавляет владыка. – Митрополит Антоний этого опасался, но что поделаешь: многие местные боялись советской власти, «советских» архиереев. Меня они приняли только благодаря уговорам и авторитету владыки. Но в 1991 году у одного из местных священников — Василия Осборна из Оксфорда — умерла жена. Тут же на владыку Антония пошло давление, которому он не смог противостоять. Давление касалось роли и будущего Василия Осборна.

Епископ Василий (Осборн), лишён сана в феврале 2010 года. Фото июня 2009 года

Епископ Василий (Осборн), лишён сана в феврале 2010 года. Фото июня 2009 года

Справка

Василий Осборн родился в 1938 году в Александрии (Египет), с 1941 года проживал в США. Затем переехал в Великобританию, жил в Оксфорде. В 1969 году рукоположен во диакона, в 1973 году — во иерея (обе хиротонии совершил митрополит Антоний).

Овдовел в 1991 году. В марте 1993 года хиротонисан во епископа Сергиевского, викария Сурожской епархии. С 30 июля 2003 года — временно управляющий Сурожской епархией. В мае 2006 года самовольно покинул Московский Патриархат, перейдя в юрисдикцию Константинополя (с ним также ушла часть сурожского духовенства и мирян).

Был назначен викарием архиепископа Команского Гавриила (де Вильдера) — главы Архиепископии Русских Церквей. В октябре 2009 года ушёл на покой. В феврале 2010 года решением Синода Константинопольского патриархата лишён, по собственному прошению, священного сана и монашества. Свою просьбу Осборн обосновал желанием «жениться и иметь семью».

– Для них владыка Василий был своим человеком, – вспоминает архиепископ Анатолий. — Митрополита Антония уговорили перевести меня или уволить на покой, а на должность викария назначить епископа Василия. В 1993 году, когда Патриарх Алексий приехал с визитом в Лондон, митрополит Антоний, в личной беседе со Святейшим (видимо, находясь под давлением той группы), уговорил его отозвать меня из Англии. При этом мне ничего не сказали…

И вот в один из дней, в пять часов утра, в моей квартире раздаётся телефонный звонок. Звонил митрополит Кирилл, председатель ОВЦС. Именно он мне и сообщил: владыка Антоний просит Вас отозвать — в Россию, или в другое место, куда угодно, а вместо Вас назначить викарием Василия Осборна… Мне предложили Париж, но я отказался. Французского я никогда не учил, да и понимал, что и там будет много претензий.

– После этого я, конечно, пришёл к митрополиту Антонию. «Вы, – говорю, – имели беседу со Святейшим, чтобы он меня отозвал. Мне предлагают Париж, если я здесь не подхожу. Я буду только рад, если Вы меня отпустите с благословением Божиим, и я уеду. Я ведь сюда не просился, Вы сами меня попросили и я приехал».

Владыка расстроился — видимо, он не думал, что мне всё скажут. Но решение принял быстро: «Я тебя никуда не отпускаю, и ты никуда не поедешь. Ты должен остаться здесь и мне помогать. Владыка Василий будет вторым викарием, а ты — первым. Английский у тебя ещё слабый, а ведь нужно общаться с властями. Поэтому без владыки Василия никак не обойтись. Он будет с англичанами общаться по-английски, а ты будешь заботиться о русской пастве». Вот такой был разговор.

– Получается, вопрос о Вашем возможном преемстве был с того времени снят?

– Мы откровенно поговорили с митрополитом Антонием, и я сам сказал: будет лучше, если владыка Василий станет наследником. Впоследствии владыка Антоний ходатайствовал перед Патриархом, чтобы меня не убирали даже после его смерти, оставив для русской паствы.

Кроме того, в 2002 году шёл разговор о возможном голосовании в епархии: кому из архиереев — мне или Василию — быть преемником митрополита. Но я от голосования отказался, так как понимал, что всё равно выберут епископа Василия, тем более, он был старым другом митрополита и митрополит ему доверял.

К сожалению, начались споры, после чего митрополит Антоний попал в госпиталь и скончался—4 августа 2003 года. Вот так всё и завершилось, но выборов всё-таки не было…

В этот период перед смертью митрополита Антония самое тяжёлое переживание легло не на меня, а на епископа Илариона (Алфеева). Владыка Антоний пригласил его приехать для работы и служения в Сурожскую епархию и, под большим давлением тех же лиц из того же круга, вынужден был объявить владыке Илариону, чтобы он немедленно покинул Лондон.

Справка

Именно к периоду первой половины 2002 года относится так называемая «Сурожская смута» – конфликт, связанный с назначением в Великобританию епископа Илариона (Алфеева) (ныне митрополит Волоколамский, председатель ОВЦС).

Тогда стали особенно заметны противоречия между старыми прихожанами и эмигрантами «новой волны». Архиепископ Анатолий был свидетелем событий тех непростых месяцев, хотя официально он находился на покое (с декабря 2001 до июля 2002 года).

– Митрополит Антоний хорошо знал отца Илариона (Алфеева), приблизил его к себе, – рассказывает архиепископ Анатолий. — Правда, митрополит хотел, чтобы он приехал в Англию игуменом, а Иларион прибыл уже в епископском сане.

И вот та же группа, которая добивалась выдворения меня из Британии, стала противиться нахождению здесь епископа Илариона. Хотя что он такого сделал—просто ездил по стране, посещал приходы, служил. Но против него такой шум подняли, что страшно было. И митрополит Антоний, видимо, поддался их уговорам…

Я помню общее собрание, на котором высказывались обвинения против епископа Илариона, а он просто сидел с закрытыми глазами, сказав: «Я не могу отвечать». В конце концов, владыку Илариона отозвали, а мне митрополит Кирилл предложил поехать в Дублин — как раз планировалось создание епархии для Ирландии и Исландии.

Но в это время я уже занимался вопросами строительства храма в Манчестере, а потому ответил владыке Кириллу: «Если я уеду, то храма в Манчестере не будет». В июле 2002 года я получил указ о назначении настоятелем манчестерского прихода и благословение на продолжение служения в Сурожской епархии в качестве викарного архиерея.

Справка

Приход Покрова Пресвятой Богородицы в Манчестере основан в 1952 году, изначально в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви. В 1993 году, по просьбе приходского совета, принят в Сурожскую епархию Московского Патриархата. Имеет ставпропигиальный статус (непосредственное подчинение Патриарху Московскому и всея Руси) с 2002 года.

С июля 2002 по ноябрь 2010 года настоятелем прихода был архиепископ Анатолий. В ноябре 2010 года настоятелем назначен архиепископ Сурожский Елисей (Ганаба). Ключарём собора является протоиерей Геннадий Андреев.

Архиепископ Анатолий и протоиерей Геннадий Андреев во время пасхального крестного хода в Манчестере

Архиепископ Анатолий и протоиерей Геннадий Андреев во время пасхального крестного хода в Манчестере

– На самом деле, это чудо, что нам удалось найти средства на строительство храма, – говорит владыка. — С самого начала требовалось 100 тысяч фунтов, но таких денег у нас не было. По прошествии трёх лет приходской совет смог собрать только половину. И всё. А ведь у нас было только пять лет, чтобы построить храм (иначе землю могли забрать). К тому же, после трёх лет, по новым расчётам, цена выросла до 200 тысяч фунтов. О таких деньгах мы и мечтать не могли. Я себе места не находил, даже думал отказаться от послушания по строительству храма.

И вот однажды мне звонит секретарь одного российского бизнесмена. Говорит, что у него есть вопросы о духовной жизни, о Церкви. Спрашивает, можете ли Вы с ним встретиться. Я согласился, предложив ему приехать в кафедральный собор в Лондоне. Там мы с ним и беседовали.

– Этот человек стал о себе рассказывать. Его имя мне ни о чём не говорило, я его не знал, – вспоминает архиепископ Анатолий.— Он и о себе поведал, и о своём друге, который помогал восстановлению Ново-Иерусалимского монастыря. Затем этот бизнесмен попросил меня помочь встретиться с архим. Кириллом (Павловым). Я говорю: «Хорошо, я о. Кирилла знаю, он мой духовный отец, постараюсь вас свести».

Меня осенила мысль, что Бог послал мне этого человека, и это единственная возможность с его помощью построить Церковь в Манчестере. Поэтому в конце беседы, когда мы выходили, я спросил: «А не могли бы Вы помочь церкви в Манчестере? Мы в тупике, 50 тысяч собрали и больше не можем». Он спрашивает: «Сколько не хватает?» – «150 тысяч» – «Хорошо, я вам переведу». И перевёл 150 тысяч фунтов.

Покровский храм в Манчестере

Покровский храм в Манчестере

– Правда, когда началось строительство, то выяснилось, что стоимость возросла ещё больше, – говорит владыка. — Нам насчитали более 300 тысяч фунтов. Пришлось к нему снова обратиться. А потом и ещё раз пришлось обращаться. Общая стоимость работ, когда строительство было закончено, составила более 550 тысяч фунтов, из них значительную часть дал этот бизнесмен.

От возведения купола на месте мы отказались — купол сделали в России и привезли в Англию (это немного удешевило строительство). При начале строительства нам пришлось прокладывать новые коммуникации, так как старые были сделаны при королеве Виктории, в 19 веке.

Кроме этого бизнесмена, ещё три человека внесли крупные пожертвования – по 10 тысяч фунтов каждый. Так нам удалось поставить церковную ограду и выполнить фрески. Конечно, всё это чудо Божие, по-другому сказать никак нельзя.

– Владыка, но почему же, посвятив столько времени и труда Манчестеру, Вы решили в 2010 году покинуть место настоятеля Покровского храма?..

– Думаю, почти всё, что нужно было, я сделал. Постоянно ездить в Манчестер из Лондона мне тяжеловато. Поэтому у меня возникло желание подать прошение об освобождении от настоятельства. Я попросил архиепископа Сурожского Елисея принять приход под свою заботу.

Всё-таки, манчестерский приход особый, ставропигиальный (и непростой: в своё время здесь были некоторые трудности и конфликты, но это тема для особой беседы). В общем, я планировал ехать в Москву, доложить об этом Патриарху, но владыка Елисей просил: «Передайте мне приход сейчас». Я ответил: «Сейчас не могу, я подам Патриарху официальное письмо и он Вас назначит»…

Но вышло так, что архиепископ Елисей поехал по своим делам в Москву раньше меня и привёз от Патриарха уже готовое письмо с указом об освобождении меня от настоятельства (но с сохранением права служить в любое время по моему усмотрению). Я владыку Елисея понимаю, всё-таки он трудную миссию здесь несёт. Отношения у меня с ним хорошие, я на него не обижаюсь.

В Успенском соборе в Лондоне

В Успенском соборе в Лондоне

– Но Вы и далее планируете оставаться в Англии? Всё-таки сейчас Вы служите в лондонском соборе, проводите там беседы, иногда приезжаете в Манчестер. Да и больше половины Вашего сорокалетнего архиерейского служения связано с «туманным Альбионом»…

– Нет, я не намерен жить в Англии до смерти, – ответ владыки меня несколько удивил.— Мне надо рассчитаться со всеми «долгами»: написать для манчестерского прихода распятие и иконы четырёх евангелистов. Это тоже займёт время. Особых препятствий для служения я не чувствую, но иногда хочется уединиться и просто заниматься любимым делом — писать иконы.

– Владыка, но куда же Вы можете вернуться?

– У меня есть, куда вернуться. Я служил в Литве, Сирии и Башкирии. В Москве у меня живут родные. К тому же я сорок лет прожил в Троице-Сергиевой Лавре. В общем, есть куда вернуться.

«Что ж, возможно, так и произойдёт», – подумал я. Но сейчас владыку с радостью встречают и в Лондоне, и в Манчестере. Люди ждут его проникновенных служб, его глубоких и обстоятельных бесед, возможности исповеди… Для многих православных «туманного Альбиона» смиренный русский архиерей стал духовным наставником. Думаю, им не хотелось бы с ним расставаться.

Фотографии автора


Вы прочитали статью Архиепископ Керченский Анатолий (Кузнецов). Читайте также:

Сербский священник из Бирмингема: Сколько нам пришлось пережить!

Англичанин Роберт Джарман – о единстве Церкви, русском квасе и пожилых церковных леди

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: