Архимандрит Лонгин (Чернуха): 9 дней со дня трагической гибели…

|

Воспоминаниями об отце Лонгине делятся писатель и публицист прот. Александр АВДЮГИН, прот. Богдан ОГУЛЬЧАНСКИЙ (председатель Православного педагогического общества), Антон НИКИТИН (главный редактор ТК «Интер» и главный редактор журнала «Фома в Украине»), Александр АНДРУЩЕНКО (редактор официального сайта УПЦ), Марат КАЮМОВ (пресс-секретарь Львовской епархии), Сергей ГЕРУК (журналист «Церковной православной газеты»), Екатерина ДЯТЛОВА (сурдопереводчица на ТК «Глас», в православной общине глухих при Ионинском монастыре).

***

Протоиерей Александр Авдюгин: «У нас, – рассуждал, батюшка, – нельзя «исписаться», так как каждый церковный день рождает не новости, а события»

За три или четыре дня до трагического события в николаевских степях отец Лонгин напомнил мне по телефону, что было бы неплохо выполнить данное ему обещание. Я же, находясь в лечебно-отдыхающем состоянии, то бишь в отпуске, как всегда, посетовал на какие-то новые обстоятельства, мешающие закончить статью, и в очередной раз заверил, что «на днях» материал обязательно вышлю.

Вышлю, батюшка, точно вышлю. И сейчас обещаю. Только вот теперь те строки напишу, которые не предполагал, не думал, не рассчитывал писать…

Мы предполагаем – Господь располагает. Словосочетание известное, повсеместно произносимое, часто повторяемое, но очень трудно понимаемое, когда это Божье «расположение» касается лично тебя.

Человеческим умом осознать произошедшее можно, а для того, чтобы понять кричащее «почему?», ума не хватит. Тут иное необходимо. То, что мы лишь в веке будущем осознаем.

***

Когда пытаешься буковками выразить свое отношение к гибели отца Лонгина, становится ясно, что букв не хватает и определений мало. «И дрожала рука, и мотив со стихом не сходился» – так Булат Окуджава о смерти Владимира Высоцкого пел, но та песня все же окончательным трагизмом заканчивалась. Здесь по-иному.

Трагедия случилась, но трагизма нет, потому что, как ни печально и ни скорбно осознавать, что в этом мире батюшки уже нет, в то же время абсолютно ясно, что он с нами. Здесь мы временно имели монаха, священника, редактора, миссионера и просто доброго отзывчивого человека, а теперь в вечности получили молитвенника о нас, пока еще живущих…

***

Наше первое знакомство с отцом Лонгином было заочным. Отослал я громадный репортаж в «Церковную православную газету» о визите в наши провинциальные восточноукраинские Ровеньки Блаженнейшего Митрополита Владимира. Отослал с надеждой, что редактор выберет «самое главное», расставит приоритеты, выделит основное и что-то типа «изложения», а не сухой официоз появится в печати. Каково же было мое удивление, когда в очередном номере я увидел, что целая газетная полоса отдана моему материалу, который так умело отредактирован, что превратился в полновесный очерк, причем проиллюстрированный снимками из «фондов» киевских фотокорреспондентов.

В очередное сессионное посещение Киева (тогда учился в духовной академии), отправился я знакомиться с редактором, столь благосклонно отнесшимся к моему материалу.

Отец Лонгин усадил меня за заваленный газетами, журналами и прочими, сопутствующими любой редакции, изданиями, буклетами и книгами стол и предложил изначально кофе или чаю выпить.

Здесь и состоялся наш первый серьезный разговор, тем паче, что в те годы церковная пресса, как бумажная, так и электронная, преображалась кардинально. Новые проекты, новые подходы к тематике православных СМИ, да и, что греха таить, иной взгляд на наши труды священноначалия. Все это вскоре проявилось в наших знаменитых ФестСМИ, которые стали точками отсчета православных медиа.

Именно тогда, в первую нашу встречу, отец Лонгин высказал интересную мысль, что вера наша не только многогранна (в чем у меня сомнений не было), но она наполнена ходячими в храмы и служащими в них «эксклюзивами», о которых можно и надо рассказывать. «У нас, – рассуждал, батюшка, – нельзя «исписаться», так как каждый церковный день рождает не новости, а события».

В каждое посещение Лавры старался я зайти к отцу Лонгину, но, конечно же, больше всего времени для общения и споров предоставили наши, раз в полгода проходящие, фестивали.

***

Надобно заметить, что батюшка всегда умел выделить из официальных и «кулуарных» мероприятий самое главное, причем, часто изначально незаметное. Так, еще до серьезного обсуждения «практик» подачи официальных новостей в наших СМИ, он уже начал опробовать новые формы «официоза».

Или вспоминается наша неформальная беседа за обеденным столом после службы в Балаклавском храме. Тогда заговорили о житиях святых, о том, что современному православному человеку, кроме «канона» Четьи-Миней святителя Димитрия, необходимы и современные жизнеописания как древних, так и современных подвижников веры и благочестия. Откройте сегодняшние выпуски нашей «Церковной православной газеты»: 2-3 жизнеописания святых как известных, так и вовсе нам не знакомых. Насколько знаю, многие священники нашей Церкви зачитывают их на службах, используют в проповедях.

Отец Лонгин умел выделить в каждом номере главную тему и всемерно старался избегать «перепечаток» из иных изданий, что до сей поры является «бедой» печатных православных СМИ.

Еще одна заслуга нашего редактора – это серия публикаций по истории всех Поместных Православных Церквей. Удивительный, интересный, читабельный для читателя любого уровня, богатый фактами материал, по которому вполне можно сдавать полноценный экзамен даже на уровне духовной академии.

Нельзя сказать, что у меня лично не было «несогласий» с отцом Лонгиным. Были. Но как-то ушли в небытие наши разномыслия, потому что с батюшкой можно было спорить, не соглашаться, но его нельзя было не уважать и не любить. Многих редакторов мне приходилось и приходится знать, с журналистской братией общаюсь практически постоянно, но такого сочетания скромности и в то же время искренней веры ни у кого не видел. Это не громкие слова. Это факт.

…Наша последняя личная встреча была во Львове, во время очередного ФестСМИ. И служили мы вместе, в кафедральном львовском соборе. В пасхальных облачениях, с пасхальной радостью встречи и возможности нового и столь нужного общения…

После мастер-класса, который отец Лонгин проводил, поспорили мы с батюшкой насчет того, может ли монашествующий рассуждать о семейных проблемах. Уж и не помню, как мы пришли к консенсусу, но, наверное, у батюшки были более веские аргументы. Согласился я с ним.

*  *  *

Не хватило у меня сил в первый день, когда только узнал, что отец Лонгин погиб, что-либо писать о нем в блоге.

Не верилось. Не сходилось. Не понималось.

Не знаю, сколько времени надобно, чтобы реально осознать его реальное земное отсутствие, одно лишь прошу:

— Отец Лонгин, батюшка, я обещал тебе статью написать как раз именно на семейную тему. Обязательно напишу. Ты только не обижайся на мою нерадивость и помолись там обо мне грешном…

***

Протоиерей Богдан Огульчанский: «Про нього по правді можна сказати: “Лицар без страху і догани”…»

Дорогий отче Лонгине!

У цій тужливій молитовній скорботі, в якій ми зараз перебуваємо, ті тисячі й тисячі людей, яких ти зібрав і об’єднав у день свого переходу у вічність, усі, хто любить тебе, хто тобі безмірно вдячний за твоє щедре та милостиве серце і твій світлий розум, є також і надія, й утіха, й уповання.

Ми дякуємо Богові, що Він дав нам тебе – світильника віри, добра, благородства; людину, про яку по правді можна сказати: «Лицар без страху і догани».

Незбагненні для нас шляхи Господні. Як дивно і неймовірно, що тебе з нами немає. Адже за той час, за ті роки, які ти був із нами, ми цілком повірили, що з тобою легко долаються і завжди долатимуться всі клопоти і труднощі. Завдяки твоєму ясному розуму, міцній волі, світлій Христовій радості, яка завжди була з тобою, складне ставало простим, а нерозв’язне вирішувалося просто і для загального блага. Ти був «усім для всіх» і привів до Христа багатьох і багатьох. Ти був мужнім і невтомним як істинний воїн Христовий, а як справжній монах – смиренним, терплячим і працьовитим.

Особливо дякуємо тобі як справжньому Другу і справжньому Вчителю. Як співала й раділа твоя душа, коли ти, зумівши відкласти силу різноманітних турбот і завдань, ішов до дітей, молоді, усіх нас вчитель і вихователь. Ти був Педагог Божою милістю.

Своє покликання ти відчув ще в юності, обравши освіту в педагогічному училищі. А духовна школа – семінарія та академія – збагатили і примножили твій дар, розкрили здатність благодатно преображати, наповнювати живими духовними смислами свою багатогранну діяльність.

Для нас було радісно і слухати тебе, і завжди відрадно було читати тобою написане. У твоїх чудових казках і оповіданнях для дітей проявлялася дитяча відкритість і безпосередність твоєї душі.

А твої підручники для школи! Вони стали одними з гідних плодів твого життя. Завдяки пісні духу, яка линула через, здавалося б, стриманий і обмежений рамками підручника текст, тисячі й тисячі дітей і вчителів відкривали для себе Дорогу Милосердя, Дорогу Мудрості, Дорогу Добра! Скільки вчителів підходили й дякували тобі, що саме через ці підручники вони відкрили любов, красу, радість у Православ’ї!

Бог дав Тобі щедро й інші дари. Ти тонко відчував і цінував музику й духовний спів, прекрасно розумів мову кіно і як справжній майстер кінематографа освячував і цей аспект культури, вміючи відкривати шлях до Христа для людей різних верств і інтересів.

Ти був мудрим редактором «Церковної православної газети», багато тисяч людей спрагло чекали кожен новий примірник цього видання.

А скільки людей цінують і пам’ятатимуть дорогоцінне спілкування з тобою! Ми, твої колеги, священики й педагоги, вдячні тобі й за твою енергійну підтримку у справі відродження православної педагогіки в Україні. Ти був одним із засновників Православного педагогічного товариства. Та емблема Товариства, яку ти запропонував, а ми, твої колеги, підтримали – соняшник, який повертає свою золотисту голову за сонцем, «Іліотропіон», є й проявом твоєї душі, яка завжди шукала і, віримо, знайшла – Істинне Сонце Правди – Христа.

Дорогий Отче! Як нам тебе не вистачатиме! Як нам потрібна твоя підтримка, добре слово й усмішка! Та ми віримо й молимося, що там, біля Престолу Слави, перебуваючи біля Господа, ти серцем і душею перебуватимеш також і з нами. Просимо в Бога, щоб Він дав нам силу, розум, натхнення підтримати, розвивати ті справи, які ти починав і розвивав.
Упокой, Господи, душу раба Твого архімандрита Лонгина!

***

Марат Каюмов: «А ти каву п’єш?», — спитав отець-главред у 20-річного журналістика. І за хвилину вже повернувся з чашкою…»

Архімандрит Лонгин (Чернуха) — ім’я людини, яку я знав тривалий час тільки за його голосом, певно, як і більшість українців, які дивляться прямі трансляції богослужінь із Києво-Печерської Лаври…

Сотні духовних чад, колег, друзів втратили свого пастиря. Так, від нас пішов у вічність духовний отець, вчитель і проповідник!

А для мене цей світ покинув мій перший вчитель і наставник у церковній журналістиці, в адекватному догматичному усвідомленні Православ’я без «завіхрєній», у любові до ближніх, чим отець особливо вирізнявся, простоті, порядності… Цей список можна продовжувати.

…Після погребіння отця Лонгина я хотів лише одне – подякувати отцю Георгію Коваленко за те, що свого часу познайомив мене з тією самою людиною, яку я чув з екрана телебачення з дитинства, та й не просто познайомив, а направив нести послух в «Церковній православній газеті» під керівництвом отця Лонгина.

***

Я, вихованець першого класу семінарії, вже дипломований журналіст, з дворічним досвідом роботи, перший рік навчання був без постійного послуху і вже думав забути про журналістику. Проте з часом Бог звів мене з отцем Лонгином, і я почав працювати в газеті неофіційно. Навіть таємно, адже ніхто зі священноначалля Київських духовних шкіл мені того не благословляв.

До семінарії я працював в одному світському виданні, яке очолював дуже знаний і заслужений редактор. Справжній «гуру» світської опозиційної журналістики – звісно, він навчив мене багато чому! Проте пан редактор визнавав лише один метод спілкування – крик. І, до слова, поіменно своїх підлеглих він навіть не знав :)

Після такого режиму роботи у світській газеті робота в отця Лонгина для мене здавалась блаженством. Щойно закінчувались заняття в семінарії, я летів в 39-й корпус Лаври, аби знову поближче поспілкуватися з батюшкою.

Одного разу сиджу в редакції «Церковної православної газети», пишу якийсь матеріал… До кабінету, як завжди жваво, вбігає отець Лонгин із запитанням: «Ти каву п’єш?» Я оцінив це запитання як якесь соціальне опитування:) Відповідаю: «Так». Через хвилину знову вбігає головний редактор до нештатного 20-річного журналістика з чашкою кави з характерною для нього світлою посмішкою і словом: «Смачного!».

Можете уявити мій стан, адже мені було з чим порівняти його методи роботи. Уже пізніше я зрозумів – це був не метод роботи, а стиль його життя…

На цьому історія з кавою не закінчилась. Тільки-но я випив ту каву, як знову до кабінету вбіг отець-редактор і забрав чашку. Я тільки встиг сказати: «Батюшко, я зараз її помию». На що знову розцвівший у посмішці главред сказав: «Перестань, я сам, а ти пиши, бо в тебе скоро самопідготовка у семінарії».

Цей діалог у моїй пам’яті чомусь закарбувався назавжди. Ось його посмішка, мудрий і добрий погляд, чашка кави в руці – це перед очима, а на серці «Упокой, Господи…».

***

Час спілкування з батюшкою, без перебільшення, дав мені так багато… Хоч цей час був і не довгий!

Уже наприкінці першого класу семінарії я отримав свій постійний послух. Дуже хотів залишитися в редакції ЦПГ, але Господь мене привів у резиденцію Блаженнішого Митрополита Володимира. Звісно, часу на журналістику не стало, проте на спілкуванні з отцем це не відобразилося.

Якось прийшла моя черга – пригощати батюшку кавою…

Один із пізніх вечорів, у Синодальному залі владика Олександр з отцем Лонгином працюють над фотовставкою до чергового Православного календаря. Владика просить зварити каву, чого я тоді ще добре не вмів :)

Пішов на кухню, взяв до рук, вперше в житті, турку і почав «хімічити» (той процес інакше не назвеш!). Приношу дві чашки, владика продовжує вирізати чергове фото, а батюшка Лонгин узяв чашку, скуштував мою каву і тільки попросив вершки. Я приніс, він смиренно випив ту суміш. Коли ж нарешті каву спробував владика, виявилось, що той напій називається інакше – «Підгорівша кавова вода».

Мені стало шкода отця Лонгина, і зрозуміло, чому він після першої спроби одразу попросив вершків:) Я побіг на кухню вдруге варити каву, і наука на власних помилках, як завжди, принесла плоди. Перед цим я запитав отця, чи він хоче ще кави, і лише завдяки його сяючому погляду зрозумів відповідь: «Було б непогано випити справжньої кави». Хоча зі смиренною посмішкою він сказав: «Так, ще одна не завадить». Вдруге вершки не знадобилися – значить, кава все ж у мене вийшла.

***

Життя йшло, вносило свої корективи… Я у Львові… Редактор єпархіальної газети, яку, звісно ж, роблю, дотримуючись принципів, яких навчився в отця Лонгина. Кожна зустріч у Лаврі приносила нові плоди. Тільки він умів проповідувати поглядом на кожному кроці.

Кожна зустріч із ним вчила чомусь новому: доброму, світлому і радісному. Пам’ятаю, коли отець виходив на сповідь в Трапезну палату. Зі всіх кінців храму бігли ті численні овечки до свого пастиря, до свого духовного отця.

***

…9 серпня я вже мусив їхати до Львова, в мене був квиток, але просто не міг не залишитися в Києві на погребіння отця Лонгіна.

Уже після поховання, дорогою на Львів, попиваючи каву, я згадував ту каву та останню зустріч з отцем Лонгином і його обіцянку ще приїхати до Львова…

***

Антон Никитин: «Его лучезарную, обезоруживающую, скромную улыбку я больше никогда не увижу. Просто всегда буду ее помнить»

После того, как случилось несчастье с отцом Лонгином, многие написали о нем, выложили в социальные сети фрагменты документальных фильмов, интервью, в которых наш любимый отец что-то говорил и рассказывал. И я понял, насколько мало я о нем знал и насколько это ни на что не повлияло.

Так бывает, когда отношение выстраивается не мозгом, а сердцем. И когда ты видишь улыбку человека, сразу забываешь у него обо всем расспросить, узнать откуда он пришел, что делал… И так и живешь – от встречи к встрече, радостью общения, зная, что есть такой светлый человек – твой добрый друг – отец Лонгин.

Мы не так мало общались, но воспоминания какие-то детские, больше похожи не на рассказы, а на картинки.

***

Июль 2009-го. Я работаю главным редактором новостей «Интера». Мы готовимся к освещению первого визита в Украину Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. На совещании операторы, режиссеры, продюсеры, журналисты… В нашей телевизионной группе один священник – комментатор отец  Лонгин.

Я все понимаю, что раз событие церковное, то и в том, что комментатор – монах, ничего особенного нет, но мне как-то непоседливо любопытно. Уж слишком для меня необычно, что теперь мы вместе с этим человеком в рясе будем делать то, что раньше делали сами.

Отец  Лонгин по-доброму серьезен, в нем чувствуется понимание и глубина, но убеждает меня он своей улыбкой. Если этот высокий человек с монашеской бородой улыбается как ребенок – он вообще ничего не боится. Получается, и нам нечего переживать.

***
5 августа 2009 года. Завершился визит Патриарха Кирилла Литургией в Успенской Почаевской Лавре. У нас все получилось. Группа трансляции фотографируется на память. Я подбегаю одним из последних и сажусь на корточки в первый ряд.

Я увижу эту фотографию практически ровно через четыре года в ролике, посвященном памяти отца Лонгина. Его сделал Александр Ворсин и выложил в интернет.

Лица на снимке у всех радостные. Николай Державин, Андрей Данилевич, Егор Бенкендорф, Юра Молчанов… В последнем ряду своей детской улыбкой улыбается отец Лонгин.

Он редко в первом ряду на фотографиях, на больших коллективных снимках даже приходится искать отца, он всегда старался неприметно стать где-то сзади.

***
2 октября 2011 года. Черновицкая область, село Банчены. Мы организовываем трансляцию Божественной литургии и освещение Свято-Троицкого собора. Отец  Лонгин в комментаторской кабине.

В организации не все гладко, есть технические сложности, нам не дают расставить камеры как мы хотим, какие-то люди постоянно вваливаются в кадр. Не простая трансляция.

Я ловлю себя на мысли, насколько наш комментатор терпелив и добр к нам. Он ведь понимает, что во время службы мы думаем совсем о другом. Кто-то делает это помимо воли, работа, мол, затягивает, а кто-то вообще далек. Он нас всех любит и прощает: и техников, и оперпостов, и режиссеров, и редакторов, и меня.

Накануне у нас с ним был очень важный для меня разговор, наверное, один из самых важных в моей жизни. Это личное. Если вкратце, то отец Лонгин показал мне мой путь в церковь и наставил. Когда говорил я, он был серьезен, но сам говорил с улыбкой. Оттого мне было легко и спокойно.

***
Ноябрь 2011 года. Мы говорим с отцом Лонгином о новом проекте – православном журнале для сомневающихся «Фома в Украине». Советуюсь, кто мог бы работать в редакции. Это непростой вопрос. А затем прошу: «Отец  Лонгин, дайте человека». Я знаю, что в «Церковной православной газете», где отец Лонгин – главный редактор, каждый человек на счету, и особо ни на что не рассчитываю. Но ответ такой: «К Вам пойдет Олег Карпенко – он настоящий православный журналист, пожалуй, один из немногих» — и, улыбаясь, добавляет: «А внешне Вы даже чем-то похожи». Мы с Олегом с тех пор работаем вместе в «Фоме».

***
Апрель 2012 года. Начал свой миссионерский путь журнал «Фома в Украине». Мы молимся вместе с отцом Лонгином. Наш духовный советчик и соратник освятил помещение редакции и отслужил благодарственный молебен.

У отца  совсем нет времени, и я подвожу его в Лавру. Он рассказывает мне о Халкидонском соборе. И об Армянской церкви. Мне очень интересно.

***
Июль этого года. Я снова работаю на телеканале «Интер». Мы готовимся к трансляции Божественной литургии из Киево-Печерской Лавры в день памяти святого равноапостольного князя Владимира и 1025-летия Крещения Руси.

Звоню отцу Лонгину, прошу его быть комментатором. В ответ слышу: «Антон, я несу послушание, где мне скажут, там и буду трудиться». Я ему с улыбкой отвечаю: «Все понял, отче».

Отец Лонгин комментировал трансляцию на «Украинском радио».

***

Его лучезарную искреннюю, обезоруживающую, скромную,  детскую улыбку я больше никогда не увижу. Просто всегда буду ее помнить.

***

Александр Андрущенко: «Его с нами нет, но его дела сохранят в наших сердцах память — о добром человеке и прилежном монахе»

Когда мы писали свои семинарские сочинения вручную, у отца Лонгина уже был компьютер, и он призывал нас к прогрессу.

Он был единственным преподавателем Киевской духовной семинарии, который 10 лет назад поддержал идею создания студенческой газеты.

Он очень любил детей и отдавал всего себя делу введения основ христианской этики в общеобразовательных школах.

Он уважал прихожан и курировал работу воскресной школы для взрослых при Киевских духовных школах.

Без его участия немыслимо возрождение информационной деятельности Киево-Печерской Лавры. Десятки книг изданы при его участии. В титрах многих фильмов о Лавре вы найдете его фамилию.

Он был эрудированным, политкорректным и деликатным, поэтому представлял Украинскую Православную Церковь на многих сложных пресс-конференциях.

Его знают все архиереи, потому что благодаря ему все епархии, все населенные пункты Украины, от областного центра до села, получают «Церковную православную газету». Он превратил ее из протокольно-паркетного альманаха в «чтиво», интересное простым верующим людям.

Он искренно сочувствовал ВИЧ-инфицированным, и пока разные фонды зарабатывали на этих людях, отец Лонгин приносил им еду и по вечерам читал им Чехова.

Многие жители Украины знают его голос, потому что в течение многих лет он комментировал трансляции праздничных богослужений из Лавры, по радио и ТВ…

Теперь его с нами нет, но все это и многое другое сохранит надолго в наших сердцах память об этом добром человеке и прилежном монахе.

***

Сергей Герук: «Я видел, что этот человек не принадлежит себе…»

…Мой последний разговор с отцом Лонгином был по телефону. Я по его благословению написал материал о настоятеле Ольгинского собора протоиерее Всеволоде Рыбчинском, в честь его 75-летия.

Мы обсудили дальнейшие материалы, которые о. Лонгин планировал в ближайших номерах «Церковной православной газеты». С ним было удивительно легко работать. Когда я приходил в его кабинет, он сразу предлагал чашечку кофе, который сам заваривал. И мы обсуждали журналистские вопросы.

Я видел, что церковная журналистика является его главным послушанием. Но я также был свидетелем его разговоров по телефону. Ему звонили его духовные чада. И он, попросив прощения, вел с ними разговоры. И я понимал, что этот человек не принадлежит себе. Он полностью посвятил себя Богу, Церкви Христовой и людям. Он был достойный пастырь. Педагог, миссионер, монах, воин Христов.

***

Я познакомился с Виталием Чернухой, когда он еще был студентом КДА. В то время он уже вел занятия в воскресной школе Лавры. Педагог по образованию, он более всего беспокоился о духовном образовании детей, понимая, очевидно, что новое поколение должно также нести Слово Божье.

Потом он принял монашество с именем Лонгина, Вратаря Печерского. Его небесный покровитель был смиренным, нес самое скромное послушание у врат Лавры. При этом он видел души людей, заходящих в Лавру.

Почивший о.Лонгин нес другое послушание. Но он также видел души людей, потому что в душе его была любовь к людям. Он знал слова евангельские о том, что нет выше той любви, чем положить душу свою за друзей своих.

***

Мы не знаем таин Божиих. Почему Господь в расцвете сил забрал его к себе. Но на отпевании о. Лонгина Трапезный храм был переполнен. И это было свидетельством того, что он был угоден Богу.

Трудно говорить о человеке многословно, уход которого из этой жизни был столь неожиданным.

Трудно говорить о человеке, которого уже нет с нами на земле. Но мы верим, что он теперь у Престола Божьего молится о нас.

Вечная тебе память, дорогой отец!

***

Екатерина Дятлова: «При последней встрече он сказал: «Так хорошо, когда служишь Литургию и обращаешься к Богу от нас — не от себя. Мы все вместе”»

С отцом Лонгином мы хранили тёплые дружеские отношения на протяжении 18 лет.

Познакомились во время экскурсии по Лавре. Пришли из 30 наших студентов только я со знакомой. Экскурсовод – Виталий Чернуха, тогда еще студент КДС, а в будущем – отец Лонгин. Он не расстроился, что большинство предпочли подготовку к завтрашнему экзамену.

Рассказывал так, как будто в Лавре всё для него родное, а православная вера – неотъемлемая часть жизни каждого человека. Наша экскурсия плавно перешла в тёплое общение. А экзамен я потом хорошо сдала.

Впоследствии, когда я посещала собрания протестантской общины, именно аргументы о.Лонгина стали решающими в выборе мною православной веры. Через некоторое время он пригласил меня обучаться в воскресную школу при Лавре, потом – преподавать «Основы христианской этики» в младших классах общеобразовательной школы. Сам он преподавал там же в старших классах.

Было это в конце 90-х. Не было тогда ещё интернета и пособий. Батюшка помогал составлять программу уроков. С детьми я общалась по примеру отца Лонгина – говорить о том, что близко современным детям, анализируя фильмы, классические рассказы, сказки, песни. Часть урока посвящали творчеству.

Однажды спрашиваю: «Не могу придумать творческую работу с малышами к пасхальному уроку». А он: «Ты с ними пысанки делала, сделай подставки к ним». Садится и просто рисует. «Здесь вырежьте, тут раскрасьте, там подклейте». За две минуты всё готово. Из его головы просто струились идеи, только записывай.

Я всегда знала: всё, что у меня будет не получаться, можно попросить помощи у отца Лонгина. Только, зная его занятость, старалась обращаться в крайних случаях.

Так было во всех моих миссионерских трудах. Даже когда стала работать с глухими.

Готовлюсь к сурдопереводу Литургии. Смотрю, переводчики из разных городов показывают на «Сие есть Тело Моё ломимое» жест как просфору ломают. Иду к батюшке. «Мне кажется, так неправильно. Как думаешь?» Он: «Нужно, чтоб по смыслу было страждущее Тело». Говорю тем переводчикам. А они: «И правда так нужно. А мы много лет переводим и как-то не думали».

Или прихожу с очередной задачей: нужно в трёх предложениях для глухих незнакомых мне детей сказать о сути Пасхи. Не задумываясь, диктует. Я много времени потратила на прочтение разных книг, а он так сразу нашёл простые и нужные слова. Он всегда старался находить креативные решения и уходить от штампов.

***

Отец Лонгин был одарённым во многом. Прекрасно рисовал, пел, обладал даром слова. Если бы он задался целью развивать свои дары в миру, уверена, стал бы знаменитым художником, литератором или музыкантом. Но он выбрал иночество. И говорил людям о настоящих ценностях не через творчество, а напрямую.

Отдавал себя Богу и людям полностью. Свои дары прилагал в педагогической деятельности. Созданное им пособие «Основы христианской этики» сегодня служит хорошим подспорьем для православных педагогов.

Одним из главных качеств отца Лонгина было желание помогать другим. Он был чутким и внимательным. Когда у близких мне людей возникали трудные ситуации и была необходима помощь священника, всегда советовала идти к батюшке Лонгину.

Так пригласили его как-то к нашему знакомому пожилому интеллигенту, который был при смерти. Несмотря на советское воспитание, наш знакомый был обрадован встрече с отцом Лонгином, впервые у него поисповедовался и причастился. Однажды мы слышали, как они вдохновенно дискутировали о классической литературе. Вскоре наш знакомый мирно почил.

К нашему дорогому батюшке влекла людей его жизнерадостность. Он старался находить во всем хорошее. Когда спрашивали совет, никогда не был категоричен, ценил выбор самого человека. Только в вопросах веры не было у него компромиссов. Однажды слышала, как он резко сказал: «Вы говорите ересь!»

Помогал батюшка не только советом и молитвой. Когда мой малыш лежал в реанимации, он позвонил: «У вас, наверно, деньги рекой уходят. Мы тут вам копеечку собрали». Тогда его помощь оказалась нам жизненно необходима…

В последние годы мы редко виделись. Иногда он навещал нас. Каждый раз это было ярким и радостным событием посреди однообразных будней нашей многодетной семьи…

Знакомство с отцом Лонгиным я всегда считала даром Божиим, его дружбу – огромной ценностью.

При последней нашей встрече он мне сказал: «Знаешь, так хорошо, когда служишь Литургию и обращаешься к Богу от нас, не только от себя лично. Мы все вместе».

***

ДОРОГОЙ НАШ БАТЮШКА, ВЕЧНАЯ ВАМ ПАМЯТЬ!

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Фото из блога протоиерея Александра Авдюгина

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Путь монаха. Памяти архимандрита Лонгина (Чернухи)

Фильм-воспоминание о трагически погибшем ровно год назад истинном монахе

Прощание с архимандритом Лонгином (Чернухой) (ФОТО)

Братия монастыря, сотрудники Киевской Митрополии, многочисленные прихожане Лавры и жители столицы собрались 9 августа в храме…

В Киево-Печерской Лавре простились с погибшим архимандритом Лонгином (Чернухой)

Совершив чин отпевания и отдав последнее целование усопшему, архимандрита Лонгина проводили в последний путь.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: