Архимандрит Тихон (Секретарев): Как вытерпеть самих себя

Незадолго до своей кончины патриарх Московский и всея Руси Пимен, бывший в свое время игуменом Псково-Печерской обители, благословил установить день празднования Собора всех Псково-Печерских святых – четвертое воскресенье после Пятидесятницы. И в наше время есть люди, призванные пополнить этот сонм. Какие они – современные наследники Псково-Печерских преподобных?

Мне никогда не нравились организованные путешествия, даже по святым местам. Шумной кучкой бегать  за гидом, слышать за спиной «быстрей, быстрей, нам еще в три места».  И когда мне сказали, что моим очередным   заданием будет описание поездки в Псково-Печерский монастырь, было над чем призадуматься. Группа в 20 человек и  всего два дня на впечатления – не радовали. «Если хотите, можете взять с собой сына», – услышала я, но и это не придало энтузиазма: «в 2 часа всем быть на месте» – организованная сдача  кросса на норматив посещения.

«Как здорово! Когда мы поедем? Я буду дни считать!» – услышала я от сына, и эта фраза заставила меня  переменить взлелеянные взгляды  и согласиться. Кросс начался.

Наша группа состояла из студенток-сестер милосердия,  деток с ограниченными возможностями и их сопровождающих. «Да ты совсем забыла, как это бывает», –  упрекнула я себя, наблюдая за радостными детьми.  И стала усиленно «ловить плюсики» коллективного путешествия.

Заняв всю «галерку» автобуса, сестрички милосердия суетились, болтали и спорили друг с другом. Махнув рукой на сон, вытащили гитару, и голосами, которым бы подошло определение «громкий шепот» стали петь Шевчука и «Помпилиуса». Старшая инокиня поворчала, потом прислушалась и сказала: «Пойте, девчата». Последнее, что запомнило мое сонное сознание, это бойкая «Катюша» и дебаты на тему: «а бывает ли православный рэп».

Не знаю, бывает ли православный рэп, стэп и рок-н-рол, но православные ужасно непоседливые сестры милосердия бывают точно. Под утро мы все-таки  забылись сном. Не спала только одна девушка, самая шумная.  Увидев, что  во время сна рука одного ребенка непроизвольно падает,  и он от этого просыпается, она села на пол возле его кресла и держала руку мальчика.

Мы на месте. Унылый провинциальный городок, шикарная гостиница и …монастырь. Всех «погнали» на экскурсию, я на уровне рефлекса притормозила.  «Вы идите, мы вас догоним!» – пообещали мы с сыном и не спеша направились к воротам монастыря. Было впечатление, что нам открыли страницу книги, где как на ладони показали все, чем живет это место: его замки-храмы, оборонные крепости и маленькие передвигающиеся точки людей. Все было будто игрушечным, настолько ярким и почти воздушным.

Фото Надежды Вахониной

Когда зазвонили колокола, Наташка-первокурсница  подняла голову и как завороженная  долго смотрела на звонницу. «Поднимайся!» – сжалился один из монахов и вручил девушке крохотные палочки для малых колоколов. В этот день звон колоколов в Обители  был немножко нестройным и чуть-чуть веселей.

«Мне бы интервью», – стала я допекать священнослужителей. «Как наместник благословит, матушка», – отвечали мне. «А где же наместник?» – «К нему только через благочинного». «Ищите, ожидайте наместника, он иногда проходит по обители», – ответил мне благочинный. «Где ожидать? Когда? Мы завтра утром уезжаем!» –  «Сколько угодно, где угодно, хоть под елочкой, матушка».

Фото Надежды Вахониной

Выглядел отец Тихон  величественно и неприступно, так, что при обычном стечении обстоятельств  я бы, может, и не решилась к нему подойти, но долгое ожидание притупило остроту восприятия.

– Как же, как же, поговорим, – вдруг совершенно мягко улыбнулся наместник, – только не сегодня, слышишь колокола? Какое интервью под колокола, завтра приходи.

Завтра. Завтра в девять утра наша беспокойная группа покидает это гостеприимное место.

– Ой,  не могу завтра! –  сказала я уходящей черной мантии.

– Да? Тогда давай думать, сегодня точно нет, интервью надо давать не спеша, без суеты.

Я согласилась, добавив что «интервью без суеты» – мечта любого журналиста, хоть и редко исполнимая. Договорились на раннее-раннее утро следующего дня.

– Интервью проспишь,  –  будит утром  сын. Я посмотрела на часы и ахнула: «Бегом!».  Давно так не бежала, особенно по монастырю.

Ну почему я даже здесь спешу, ведь наверняка у монахов больше дел, чем у меня:  больше молитв, их, как ни странно, окружает больше людей, а еще,  у меня, к счастью,  нет коров. Но они не спешат.

– Бегу, бегу, родненькая, – услышала я голос наместника, – вот ведь, все нам с тобой успеть надо.

– Батюшка, помогите! – сказал проходивший мимо мужчина в момент, когда до меня отцу Тихону оставалось шага  два. И священник сразу же остановился, выслушал мужчину, подумал, дал советы.

Потом  архимандрит подошел ко мне и стал выкладывать из большого пакета подарки, приговаривая:

– Вот тебе для назидания, вот тебе для воспоминания, а это тебе для сладости жизни.

У меня в руках – книга с духовными советами Иоанна (Крестьянкина), подарочное издание о монастыре и плитка шоколада.

– Ну, о чем беседовать будем? – наконец услышала я.

Архимандрит Тихон (Секретарев) – (в миру Алексей Николаевич Секретарёв) родился в 1955 году в семье священника в Подмосковье. Священниками были и оба дедушки будущего архимандрита. В семье было10 детей. Поступив в Ижевский механический институт и прослушав несколько лекций по научному атеизму, институт оставил и ушел служить в армию.С 1976 года — в братии Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. В том же году пострижен в монашество и рукоположен в иеромонахи. В 1985 году окончил Московскую Духовную Семинарию на заочном секторе.

Исполнял послушания помощника келаря, помощника благочинного, катехизатора и преподавателя Псковского Духовного училища. Около десяти лет был благочинным монастыря.

С 17 августа 1995 года — наместник Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

Кандидат богословских наук.

– О жизни! Вот скажите, монашество – это бегство от мира?

– Монашество – это бегство от греха.

«В первый раз я приехал в монастырь в конце марта 1968 года с мамой и четырьмя братьями. Помню, подошли мы к Святым  вратам, и нас встретил монах Аввакум. Он был одет в полушубок, сидел в креслице под аркой надвратной башни и творил вслух молитву: «Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй». Было еще темно… Мы прошли вниз по Кровавой дорожке. В те минуты мое сердце как-то сжалось внутри… Вокруг все было покрыто белым пушистым снегом. Были видны столбы дыма из пекарни и из кухни… Мы вошли в Успенский Собор, нас окружил полумрак… Время Великого поста, часто звучала молитва «Господи и Владыка живота моего…»

из книги Архимандрита Тихона (Секретарева) “Будьте совершенны”. Печоры. Псков. 2008.

 – Мы часто слышим, «раньше монахи были такими, а сейчас другие». Какие сейчас монахи? Существует ли такое понятие, как «современный аскетизм»?

– Существует понятие «современный человек». А аскетизм – каким был, таким и остается. Это средство для того, чтобы устранить греховную стену между Богом и человеком. Наша совесть часто настолько обременена грехами, что не позволяет обратиться к Господу с просьбой. И аскетизм здесь приходит на помощь, а он, как известно, очень простой: пост и молитва.

Как святитель Феофан объясняет: «Пост – это всяческое воздержание, а молитва – всяческое Богоугождение». Поэтому аскетизм – он на все времена один и тот же. Человек может быть современным, а аскетизм – он Божий.

«Было у нас еще одно интересное занятие летом. Мы с иноком Макарием – участником Великой Отечественной войны – ездили купать коня по кличке Гордый. В благодарность отец Макарий давал нам прокатиться на коне верхом без седла. Гордый галопом как пойдёт в гору!.. Ощущение такое, что он земли не касается, почти летит, ровненько так. Но когда конь устанет и начнёт семенить, тогда того и гляди слетишь с его спины…»

из книги Архимандрита Тихона (Секретарева) “Будьте совершенны”. Печоры. Псков. 2008.

– Все принципы аскетизма, которые были на расцвете древнего монашества, соблюдаются нынешними монахами?

– Есть основное, внутреннее, а есть внешнее. Мы стараемся соблюдать традиции в богослужении, в чтении неусыпаемой Псалтири, в помощи ближнему, да и в работе над собой.  А внешне меняется многое. Например, мы знаем, что первые подвижники жили в пещере «Богом зданной». А мы туда зайдем на экскурсию вместе с паломниками, и через полчаса выбегаем, нам холодно. Но суть – приблизиться к Богу и пребывать в единении с Ним, – она не меняется.

Архимандрит тихон (Секретарев). Фото: Юлия Маковейчук

Еще, например, у нас появился интернет, который очень облегчает работу.  Мы с помощью электронного общения даем за год примерно 3000 ответов. Но это же не значит, что мы поменяли суть наших ответов. Они также во Христе, также призывают к терпению.

Отличительной чертой, как вы сказали, «современного аскетизма» и  является терпение. Оно всегда нужно было, но раньше больше терпели внешние обстоятельства, а сейчас  – больше терпят самих себя.

К примеру,  для того, чтобы помочь больному человеку, тоже нужно терпение. Терпят сейчас и нападки неверия, которые обрушиваются на нас.

Очень важно терпение ради Христа, потому что как таковое терпение может в какой-то момент неожиданно прекратиться, а когда терпим ради Христа – нам Бог помогает, и святые, которые сострадают.

«Мне было 15 лет… «Цель жизни – Богообщение… Самый прямой путь ко Христу, – подумалось мне, – через монашество в Псково-Печерской обители…» И в моём сердце созрело твёрдое решение – я стану с Божией помощью монахом. Это желание меня впоследствии никогда не покидало и было главным при определении решения в разных ситуациях жизни… Учеба, спорт, работа, служба в армии – это только ступени к моей главной цели…»

из книги Архимандрита Тихона (Секретарева) “Будьте совершенны”. Печоры. Псков. 2008.

 – Меня всегда интересовало, насколько человек уверовавший может измениться? И насколько меняется внутренний мир инока, удается ли справиться с минусами, к примеру, собственного тяжелого характера? Существуют грехи, от которых монахи не в силах избавиться?

– Да, человек приходит из мира со своими страстями и недостатками. Но нет греха, побеждающего милосердие Божие. Любой грех может победить благодать Божия.

Я подобный вопрос задавал отцу Иоанну Крестьянкину, когда вопрошал, что делать, как помочь брату исправиться? На что он мне ответил: «Этому брату не хватает терпения». Надо уметь терпеть и ждать. А сразу исправиться не получится. Все равно, что научиться играть на музыкальном инструменте или писать картины. Для этого нужны годы терпеливого труда, и результат обязательно будет, но результат будет от Бога.

Мы вкладываем труд, прилагая максимальное усилие, а Господь дает помощь – и, несомненно,  будет результат. Но не все выдерживают, а нужно терпение, вера, усердная работа над собой. В этом и есть смысл  и радость нашей монашеской жизни.

Вы заметили, что часто у людей слишком страстных, греховных вспыхивает ненависть к монастырю? Это исходит из преисподней, это извечная борьба добра и зла, которая происходит и в сердце каждого из нас. И победить это зло может только Господь. «Зло сильно, но ничто не сильнее Бога», – говорил отец Иоанн Крестьянкин.

«Служба в армии всегда считалась в нашей семье священным долгом… поздней осенью в 1973 году я прибыл в воинскую часть в Подмосковье. Впервые увидел «дедов»… Рано выпал первый снег… Работая в автопарке по расчистке снега, я загрустил и подумал о радостях, которые могут быть в армии… Пришёл к выводу, что первая и самая доступная радость – это хорошо выполненная работа… Начал усердно чистить снег, взял веревочку, по ней подравнял сугроб рядом со стоянкой нашей автомашины с радиостанцией… Мне понравилась моя работа… И в дальнейшем я всегда делал всякую работу тщательно и усердно… На душе было радостно и светло…

Вторая армейская радость – молитва. Я ежедневно читал 90-й псалом…

Третья армейская радость – многополезное, многоплодное исполнение распорядка дня, где все предусмотрено, – это я многократно оценил в последующие годы…»

из книги Архимандрита Тихона (Секретарева) “Будьте совершенны”. Печоры. Псков. 2008.

 – Батюшка, довольно часто случается так, что инок дает определенные духовные советы, но сам их не выполняет. Это ведь неправильно?

– Мы все люди, и человеческая природа остается у всех, и борение остается. Молодой иеромонах часто говорит от святых отцов,  а сам еще не достиг совершенства. Но то, что советовали старцы, – может порекомендовать. Он ведь идет по этой дороге. Если его спрашивают как священника, он, уча других, учится сам.

Спасает ведь нас не монашество внешнее, спасает Христос, как мирянина, так и инока. Мы одно целое, но каждый идет своей дорожкой.

«Однажды я спросил отца Иеронима: «Батюшка, как мне поступать в такой ситуации: выхожу из трапезной, ко мне подходят сразу несколько человек, и каждому нужно, чтобы я здесь и сейчас выполнил его просьбу?» Отец Иероним ответил: «Ты скажи первому – приди в три часа, второму – приди в четыре часа, а третьему – в пять часов». Хороший совет! Я так и поступал в дальнейшем»

из книги Архимандрита Тихона (Секретарева) “Будьте совершенны”. Печоры. Псков. 2008.

 – Можно ли сказать, что монах – человек гармоничный, у которого действительно мир в душе?

– «Монашество – это передовой отряд христианства», – говорил отец Иоанн (Крестьянкин). Мир в душе – это цель, к которой мы все стремимся. Когда мы мирны – Бог с нами, Дух Святой в нашем сердце. Это все достигается усилиями и трудами, часто  на протяжении всей жизни.

На земле, конечно, полного совершенства человек не может достичь, потому что здесь нет идеальных условий для этого. И иногда Господь дает нам дни или, может, часы такого мира в душе, показывая этим, что нас ждет в вечности. Вы ощущаете радость духовную особенно в эти дни, дни Светлой седмицы? Вот такой будет вечная жизнь со Христом.

Архимандрит Тихон (Секретарев). Фото: Юлия Маковейчук

– Как лично Вы понимаете слова: «полностью посвятить себя Господу»?

– Я думаю о Христе Спасителе и думаю о том, что мне придется перед ним ответ держать.

 – А какие наставления Вы могли бы дать мирянам?

– Тут придумывать ничего не надо, есть замечательные слова отца Иоанна (Крестьянкина) о том, что людям нужны «вера в промысел Божиий, рассуждение советам».

– Как это?

– Если объяснить в двух словах, промысел Божий ведет каждого из нас в вечность, этот путь у каждого свой. Но рассуждать об этом пути приходится ежедневно. Как поступить в том или ином случае? Мы рассуждаем, что для нас добро, а что зло. Не всегда это понятно как черное и белое.  И здесь не обойтись без советов тех, кто до нас прошел по этой дороге в Царствие Небесное.

«Впервые Богородичное правило я прочитал, когда ехал на легковой машине в город Выру за сливочным маслом к какому-то летнему празднику… Закончил правило… Едем на открытом участке дороги, и вдруг я вижу, что примерно в метрах 300–500 к нам навстречу как-то странно двигается пустой лесовоз. Одной стороной машина едет в кювете, и водитель пытается вырулить на дорогу. Видимо, он был пьян. Таким странным образом лесовоз продолжал двигаться нам навстречу. Метров за двадцать до нашей машины лесовоз вдруг выпрыгнул на дорогу и встал поперек нее, перегородив нам путь. Если бы это произошло чуть позже на несколько секунд, то мы на легковой машине попали бы точно под грузовик. Таким образом, благодаря Богородичному правилу мы с монастырским водителем были спасены от верной смерти!..»

из книги Архимандрита Тихона (Секретарева) “Будьте совершенны”. Печоры. Псков. 2008.

 – Какие, по-Вашему, существуют в современном мире опасности, от которых Вы бы хотели нас предостеречь?

– Самое главное – будьте искренними и внимательными к своему внутреннему состоянию. Если мы из вечной души переведем внимание на соблазны, мы столкнемся с призраками и миражами.

Мы не должны отдаляться от Богообщения. Доброта, милосердие, молитвы – это все Богообщение. Господь не запрещает многого, пожалуйста, и спортом занимайтесь, и учитесь, совершенствуйтесь в развитии, но пусть все это будет во Христе, для славы Божией, для пользы людям, помощи ближним. Это то вечное, что в нас заложено, и об этом нельзя забывать, иначе мы рассыплемся, потеряемся в этом мире и не поймем, для чего мы живем…

«Митрополит Иоанн (Снычев), Ленинградский и Новгородский, отслужил молебен и в своем слове приветствия зачитал нам сказание из Отечника:

«Один старец привёл своего ученика на огромное поле сорняков и благословил юноше очистить, прополоть его от сорной травы… Приходит вечером старец проверить работу и видит – ученик его спит, и ничего не сделано… Разбуженный ученик с грустью говорит учителю: «Скажу честно, увидев это огромное поле сорняков, я впал в уныние и лег спать… Проснулся, опять меня одолело уныние, и я снова заснул…» Старец в ответ ему кротко сказал: «Чадо, если бы ты прополол хотя бы участок, на котором спал, ты бы многое сделал…»

 из книги Архимандрита Тихона (Секретарева) “Будьте совершенны”. Печоры. Псков. 2008.

Вопросы пчелиным роем жужжали в голове, но  паломнический автобус  уже  был на старте. Этот древний уголок тихого  города уже стал родным, и расставаться с ним совсем не хотелось. Но нас уже ждал  Изборск,  город, который много веков назад был самым известным пригородом Пскова. В нем до сих пор сохранились башни форт-крепости, приводившей когда-то в трепет всех неудачных завоевателей.

Фото Надежды Вахониной

«Нет-нет, мы дальше не пойдем», – спокойно сказала мама одного из мальчиков, сидящего в инвалидной коляске, посматривая на почти вертикальный подъем.

Мы шли  вдоль стен древней крепости,  сначала нужно было подняться вверх, потом – резко вниз и опять вверх.  Кажется, что стоит только руку протянуть – и прикоснешься к небу. Мальчик понимающе молчал, только, жмурясь, смотрел на небывалую высоту, пытаясь рассмотреть и запомнить каждый изгиб крепости. А девчонкам не надо было ничего говорить, им достаточно было этого взгляда ребенка.  Мгновение – и мальчик, как и другие дети, подхваченный заботливыми руками, шаг за шагом поднимался вверх.

«Мамочка, вы не переживайте!» – слышала потрясенная женщина. В это время спускались паломники других групп и с нескрываемым удивлением смотрели на нашу группу, такое они видели впервые. Человеку в коляске сюда не попасть. Но это не про нас.

Ночное шоссе мелькало одинокими деревьями и мигающими огнями домов.  А где-то далеко позади мы оставили тихое место, где молятся за нас шумных, суетливых и не совсем здоровых. И мы большими автобусами приезжаем за частью этих молитв, в спешке подзаряжая батарейки своей души…

Фото Надежды Вахониной

 

Фото Надежды Вахониной

Фото Надежды Вахониной

Фото Надежды Вахониной

Фото Надежды Вахониной

Читайте также:

Православие и мир
Земное и небесное – от Печор до Пушкиногорья
Елена ЯмпольскаяКорреспондент “Известий” выясняет, кому лучше живется в российской провинции – монахам или мирянам.

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В Лиссабоне преставился ко Господу монах Филипп (Рибейру)

Отпевание монаха Филиппа состоится во вторник во Всехсвятском храме Московского Патриархата в Лиссабоне

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: