Архимандрит Тихон (Шевкунов): О разводах священников, советских песнях и рухнувшем образовании (+ ВИДЕО)

«За такую интересную встречу деньги надо брать, а не делать ее бесплатной», – гласила одна из множества записок, которые читатели книги «Несвятые святые» адресовали её автору, архимандриту Тихону (Шевкунову),  на встрече в московском Доме кино.

Про клубы трезвости

Решение страшной для страны, трагической проблемы пьянства нужно начинать с себя.

У меня есть близкий друг, который понял, что если он не бросит пить, – потеряет все. Причем – здоровый мужчина, которому легко выпить бутылку-другую, а его творчеству это даже как-то помогало. Но он понял, что надо остановиться.

Валентин Григорьевич Распутин и я – сопредседатели Церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы.

Мы будем продолжать прилагать все силы, чтобы как-то решать эту проблему. Тем более, что, слава Богу, уже год назад  была подписана концепция “О снижении употребления алкоголя в России к 2020 году в два раза”. Если три года назад было 18 литров потребления чистого спирта на душу населения, то в 2020 году должно быть 8 – 9 литров. 8 литров – по данным Всемирной Организации здравоохранения – предел, после которого наступает необратимое угасание нации.

Очень многие из  тех проблем, которые у нас есть, в том числе – наша непассионарность – связаны именно с проблемой пьянства.

Общие усилия и государства, и Церкви, и общественности, видеоролики, сделанные нам,  которые гуляли по Интернету, которые пусть и с большим трудом, но показывали по телевидению, ограничение по времени продажи алкоголя – все это привело к тому, что по реальным статистическим данным, за три года на 13% снизилось употребление алкоголя в России. Это очень много – с 18 до 15 литров.

День наместника монастыря

День строится по-разному. Вот сегодня, например, не было братского молебна, который обычно служится в 6.15. После Всенощной и Литургии я крестил ребенка. Хотя обычно в монастырях не крестят, но здесь имелись особые обстоятельства.  Затем – было совещание. Затем – ещё одно. После – решение каких-то монастырских проблем. Мы сейчас испросили благословения Святейшего на территории Сретенского монастыря построить храм Новомучеников и исповедников российских на Крови, что на Лубянке.

Храм будет очень светлым и красивым, так, во всяком случае, мы предполагаем и об этом молимся. Освятить его мы бы хотели в феврале 2017 года.

После забот о строительстве храма крестил ещё двоих детишек. Первенцев студентов нашей семинарии. Один вновь крещенный мальчик – Илларион, а другой Тихон. Время от времени студенты «подбрасывают» нам таких внуков и мы с большим удовольствие берем благословение у Святейшего и – крестим.

Потом еще встречи, служба.

Проблема батюшек, от которых ушли матушки…

Есть церковное правило, согласно которому, если священник овдовел, или жена ушла от него, либо он развелся, он находится перед выбором: либо служить безбрачным, либо жениться вновь  и уже не служить. Так было, так есть и, надеюсь, так будет.

Вопрос болезненный. В начале двадцатого века его поднимали на Поместном Соборе 1917 – 1918 года. В основном – обновленцы. По сути, все их реформы свелись к тому, чтобы разрешить священникам второй брак в случае развода или после  смерти супруги.

Еще пример человека, который нарушил древний устав с благословения священноначалия. Жил в Питере один молодой священник, которого очень любил народ. Священник этот  расстался с супругой, и через какое-то время у него появилась знакомая, они стали жить вместе. Митрополит благословил того священника остаться в такой ситуации и служить дальше.  Учитывая, что он молод, что он – любимец питерцев. Звали его священник Георгий Гапон. И мы знаем, чем все кончилось.

Гапон, начав с того, что стал жить с женщиной после брака, заигрался политикой.  И в конце открыто призывал к убийству.

Поразительно, как интересный человек стал тем, кем он стал, как его, в конце концов поразила страшная мысль о личном мессианстве – «Я спасу Россию!»

Есть вехи, пределы, за которые переступать не надо. Не нашего ума дело. Очень опасно передвигать межи, поставленные не нами.

Будет ли художественный фильм по книге «Несвятые святые»?

Ко мне обращались несколько человек с предложением сделать художественный фильм. Но я как представлю, что актер, пусть очень хороший, наклеит бороду и начинает изображать отца Иоанна (Крестьянкина), мне становится не по себе и я сразу же отказываю.

Может  быть, что-то будет в каких-то других формах. Сейчас вот делается аудиокнига.

Возможно, будет что-то немного другое, не напрямую игровой фильм.

Об образовании

Сейчас мы делаем новое здание семинарии. С одной стороны оно будет очень архаичным, красивым, в стиле 18 – 19 веков и одновременно – наполненным электроникой.

Кроме всего прочего, на переменах там будет звучать и классическая музыка. Ребята сейчас приходят в семинарию и вообще в учебные заведения не такими подготовленными, как их сверстники лет 50 назад. Образование у нас рухнуло по-настоящему. Это одна из главных проблем сегодня.

Если родители не подготовят детей, они не будут ни читать, ни, в буквальном смысле, писать (поскольку имеется компьютер), не будут знать литературы и хорошей музыки.

Мы получаем семинаристов, значительная часть из которых в культурном отношении не подготовленная. Именно потому на переменах будет звучать классическая музыка и на бегущей электронной строке будут написаны фамилии композитора, название произведения…

 Про хор

Знаете, почему хорошо, когда есть хор в монастыре, у наместника? Я сам пою очень плохо, к сожалению. И меня лет 20 гоняли со всех клиросов Русской Православной Церкви. Я пытался что-то спеть, на меня сразу «шикали». А когда организовался монастырь, я стал наместником, меня никто не гонит. И я всегда прошу хор составить тот репертуар, который и мне самому хочется послушать.

 О мигрантах и миграции

Первая реакция, конечно, болезненная. С другой стороны – это, к сожалению, знамение нашего времени и подобный процесс можно наблюдать по всему миру. Да и всегда это происходило. Вспомним Византию. Тоже надвигались совершенно другие народы, занимали страны, входящие в империю. Ни к чему хорошему это не привело.

В Греции, Сербии – турецкие нашествия.

Мы иногда думаем, что вот – такие уникальные, живем в уникальное время. Но вспомним Экклезиаста:  «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Екк. 1, 9)

Вопрос не в том, что люди приезжают и ведут себя неправильно, а в том,  что жители России позволяют им  вести себя неправильно. Русский человек всегда был гостеприимен. Но когда гости – и ноги на стол, и начинают диктовать свои условия, то мы можем сказать: да это не хорошо. Но что же случилось с народом, с хозяином дома, если он позволяет это? Если допускает, что в дом его приходят люди и начинают бесчинствовать.

В первую очередь надо поднимать самосознание и пассионарность русского народа.

Будет решена эта проблема, будет приостановлена деградация народа, все встанет на свои места. И приезжие начнут относиться с уважением (а сейчас зачастую – безо всякого уважения).

Это вопрос, по поводу которого нам не надо жаловаться. Когда мы начинаем жаловаться и нудеть, мы делаем ситуацию только хуже.

Следует думать о том, как делать так,  чтобы мы стали добрее, милосерднее и сильнее.

А что касается гостей, которые приезжают, хотят жить у нас, то здесь нужна серьезная система по адаптации (и она разрабатывается) людей, которые готовы влиться в эту большую российскую семью.

Мы помним, какое в Советском Союзе было не придуманное, а настоящее братство. И это было драгоценно для нас. Мы ощущали себя одним великим народом, в котором много наций.

 Социальная работа Церкви

Церковь отвечает на множество болезней нашей жизни. Есть даже особый отдел в ней, который занимается именно социальным служением.

Но надо помнить, что Церковь – не социальное учреждение. Главная задача Церкви – соединение человека с Богом, стяжание жизни вечной.

Мы сейчас, наверное, даже слишком увлекаемся вот этой социальной деятельностью. Она, конечно, нужна, никто не спорит.

Но надо понимать, что это правильно по-настоящему, когда является частью духовной жизни. Вот Спаситель, когда он пятью хлебами накормил несколько тысяч людей, Он что, социальной деятельностью занимался? Или, скажем, милосердный самарянин, когда помог пострадавшему от разбойников, он что, социальной деятельностью занимался? Или апостолы, великие святые, которые исцеляли, помогали? Все это было частью их духовной молитвенной жизни.

Когда «социальное служение» – часть духовной жизни и полная необходимость, тогда это дает настоящие плоды.

О советских песнях

Мы получаем очень много упреков, по поводу того, что наш церковный хор Московского Сретенского ставропигиального  монастыря поет советские песни. А вот я рад этому и даже горжусь.

В советское время большинство людей не знали молитвы. А песня была сублимацией молитвы. Люди собирались, и, не умея молиться, пытались выразить нечто особое, что было в их душе.

Сколько замечательных песен тогда было, хотя писались они чаще людьми нецерковными.

Мы не знаем о духовной судьбе очень многих из них.

Был такой потрясающий поэт Леонид Дербенев, писавший стихи песен в комедиях Гайдая.

Как-то раз года два назад я ехал в машине, водитель включил музыку и вдруг я услышал совершенно потрясающие слова давней песни, которую я не знал – «Этот мир придуман не нами». Я был потрясен: кто автор? Что за песня? Приехал домой, в Гугле посмотрел, кто автор.

Меня очень поразили слова. Мало того, что там звучит фраза «Этот мир придуман не нами, Этот мир придуман не мной», так ещё автор поэтически фиксирует духовное открытие, «А мир устроен так, что все возможно в нем,

Но после ничего исправить нельзя». Простые слова, а какие глубокие! А финал этой песни – просто христианский:

«Один лишь способ есть нам справиться с судьбой,

Один есть только путь в мелькании дней.

Пусть тучи разогнать нам трудно над землей,

Но можем мы любить друг друга сильней».

Все, что может человек – просто любить ближнего.

Я стал узнавать, что это за поэт и увидел по его стихам, какой у него был удивительный духовный рост. Советский человек, атеист, он начинает искать Бога. А человеческая душа жива, когда она ищет Бога, даже если ты архимандрит, епископ, митрополит. Если останавливается поиск Бога, душа начинает мертветь.

Так вот, сначала у Леонида Дербенева была «Песня про зайцев» и так далее. Потом он пишет удивительную песню, хотя и не совсем христианскую «Призрачно все в этом мире бушующем».

А потом он стал писать уже совершенно христианские вещи.

Это был великий человек, который даже не состоял в Союзе писателей. Его не приняли, не признавали.

Потом он воцерковился и умер уже глубоко верующим православным христианином.

 Что сердце захотело

Есть такое выражение, что «Даст ти Господь по сердцу твоему». Это духовный закон: если человек чего-то очень захочет, то Господь ему даст. И когда сердце народное чего-то очень захочет, Господь даст по сердцу народному. И в начале двадцатого века случилось то, что сердце народное захотело изменений, захотело революции, захотело придуманной сказки. Настолько, что перед отречением Государя все командующие фронтов прислали ему телеграммы с требованием  оставить престол. И почти все православные иерархи поддержали Временное правительство. Здесь было много причин, в том числе – несвобода Церкви. Священный Синод – особая песня, когда на должность обер-прокурора назначались иногда открытые масоны и атеисты.

Так вот сердце народное захотело перемен. И Господь, Который ценит человеческую свободу, дал желаемое…

О семинариях до 1917 года

Это были рассадники революции.  Убивали ректоров из пистолета, рубили иконы, кощунствовали так,  что поверить не возможно, что  это были семинаристы и в 99% – дети священников.

Часть учащихся семинарий потом стали революционерами, часть – новомучениками.

Цензура

Пушкин, когда был юношей, слово «цензура» иначе как со словом «дура» не рифмовал. А когда он стал уже зрелым мужем, ему было чуть больше 30, он написал целый трактат «О ценсуре», где говорил о необходимости цензуры. Сейчас об этом скажешь – сразу нападают, кричат.

Нормальная цензура есть везде, во всех странах, о которых мы с придыханием говорим, – в США, в странах Европы. Есть определенные темы, за которые просто сразу посадят, а не просто изымут тираж. То есть цензура, усиленная Уголовным кодексом.

Я считаю, что тот вульгарный либерализм,  который у нас сейчас царствует, рыночные отношения – крайне вредны и крайне опасны. И рано или поздно мы придем к пониманию того, что государству необходимо различать и между теми произведениями, которые выдаются за произведения искусства и истинными произведениями, и воспитательный процесс каким-то образом в нашей стране вести.

Читайте также:

Архимандрит Тихон о машинах, карьерах и том, как жить, если никому не нужен (+ ВИДЕО + ФОТО)

[ВИДЕО] Архимандрит Тихон (Шевкунов): Что такое чудо?

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Лилия Ратнер: «Мое — это то, что рвет сердце, рвет душу»

Лилия Ратнер о счастливом и страшном детстве, твердости духа, преданности предкам, смиренномудрии и подарках от Бога

Семь детских книжек, которые стоит купить на книжной ярмарке Non/fiction

Книги для маленьких детей и тех, кто постарше, а также практические советы для тех, кто собирается…