Астрид Линдгрен для подростков

|

Рассказ о книгах из семейной библиотеки продолжает Анастасия Отрощенко, Милосердие.ру, специально для Православие и мир.

Продолжая разговор о творчестве великой Астрид Линдгрен, не могу не упомянуть книги, в которых главные герои — подростки, и предназначены они, соответственно, также для детей, переживающих переходный возраст, и их родителей.

«Бритт Мари изливает душу»

Бритт Мари 15 лет, мама отдает ей старую печатную машинку (речь в книге, разумеется, идет о докомпьютерной эпохе, но это ничего не меняет), на которой она начинает писать письма незнакомой ровеснице из другого города, делясь с ней всем, что волнует молодую девушку этого возраста.

Линдгрен для подростков

«Я самая обыкновенная, — пишет Бритт Мари в первом письме подруге. — У меня обычные голубые глаза, обычные светлые волосы и маленький вздернутый нос. Во мне, насколько я могу судить, ничего необыкновенного нет». Это «обычное» автор делает основным принципом, вокруг которого строится повествование.

Бритт Мари рассказывает о своей семье и родителях. В свое время мне очень помогла эта книга (читала ее не вслух детям, как часто делаю, а именно самостоятельно) в понимании того, как мы, родители, выглядим в глазах наших подросших детей. Папа героини — директор школы для мальчиков, спокойный, добрый и очень рассеянный, мама — переводчица со шведского, любящая свою работу и порой забывающая, что у нее есть пятеро детей. Как относятся к этому дети? С любовью и пониманием: «Милая ненормальная мамочка только и делает, что смеется и стучит на машинке».

Бритт Мари подчеркивает в письмах обычность своих интересов — «люблю книги, ненавижу ложиться спать, презираю завитые волосы, люблю природу, теплое лето и кататься на лыжах…» При этом жизнь этой хорошей девочки отравляет младший братец Сванте, который бесконечно подкалывает и подсмеивается над ней, но, дерясь друг с другом, эти двое осознают, что они — лучшие друзья. Вот еще одно утешение для родителей, дети которых постоянно выясняют отношения. Главное — не эта внешняя потасовка, а умение держаться вместе, когда угрожает какая-то опасность.

Есть еще и младшие — брату Йеркеру семь лет и он недавно пошел в школу, а сестре Монике всего три. Когда она была маленькая, то так орала, что Сванте счел, что пора вешать объявление на двери к сведению аиста: «Все места братьев и сестер в семье укомплектованы». Младшие, как это обычно и бывает, «сказочно избалованы».

Линдгрен так описывает жизнь этой в чем-то очень обычной, а в чем-то — совершенно исключительной большой семьи, что поневоле понимаешь, что так происходит у всех, кто любит детей, хочет дать им все возможное, с одной стороны, но, с другой — не погрязает в бытовых проблемах. Бритт Мари любовно называет свою семью «зверинцем», и это совсем не обидно.

Каждое письмо девушки описывает какой-то случай. Иногда это история из повседневной семейной жизни — вот они все вместе поехали за брусникой, взяв в аренду на день шарабан, запряженный лошадьми. Но чаще (и это очень ценно) она описывает какие-то школьные ситуации. Например, одноклассница Марианна Удден задает в классе тон, «она та, кому ежедневно нужно приносить жертвы в благодарность за то, что имеешь счастье принадлежать к узкому кругу ее друзей». Но также есть другая девочка, Бритта Свенссон, одна из тех, «ну ты знаешь, таких, которых никогда никуда не приглашают, ни на какие посиделки, и которых никогда не посвящают ни в какие тайны. В каждом классе найдется парочка таких несчастных!» О том, как героиня повести помогает девочке найти себя, изменить атмосферу в классе и помочь Марианне (которой нужна, на самом деле, помощь), можно прочитать в этой повести.

Еще одна интрига книги, очень важная для 15-летних (и их родителей, подчеркну еще раз), это — первая влюбленность. Есть коварный соблазнитель Стиг, который сначала нравится девушке, но молодой человек оказывается подлецом: «Не будь такой спесивой, Бритт Мари. Тебе никогда не завоевать любовь парня, если ты не станешь чуть помягче и не пойдешь ему навстречу…» Не получив желаемого, мерзавец Стиг наговаривает на Бритт Мари другим молодым людям, но юноша Бертиль не верит в эту ложь. Удастся ли молодым людям выстроить отношения, также рассказывается в книге.

«Черстин и я»

Еще одна повесть Линдгрен для той же возрастной категории — «Черстин и я». Она рассказывает о двух 16-летнихсестрах-близнецах Барбаре и Черстин, которые переезжают вместе с родителями из города в деревню, в родовое поместье отца.

Линдгрен для подростков

«Ни Черстин, ни я Лильхамру никогда не видели, но пока росли, часто слышали папины рассказы о детстве. Тогда он становился просто поэтом, а мы зеленели от зависти, когда начинались его восторженные повествования о Рождестве в поместье, семейных праздниках, танцах в день летнего солнцестояния, поездках на озеро, историях с привидениями, рассказанных у камина, и многом другом. На этом фоне наше собственное детство в городе казалось таким бесцветным и нудным».

«Поместье», да еще и «родовое», — звучит очень заманчиво, но на самом деле, это — старый обветшалый дом, запущенное хозяйство, которое нашим героям предстоит восстановить собственными руками (не привыкшими, надо сказать, к сельскому труду).

Но повесть не об этом. Вернее, это — лишь внешняя канва. На самом деле, как и в книге, о которой мы говорили выше, на первое место в повествовании выступают человеческие взаимоотношения. Как девочки — очень разные по характеру, несмотря на одинаковую внешность — общаются друг с другом, какие отношения у их родителей, как они взаимодействуют все вместе.

Вот бы нам всем научиться вести себя так, как описывает Линдгрен. Девочки просят маму оторваться от общения с папой и пожарить им немного кровяного пудинга.

«— Постыдитесь, хлопушки, — вступился папа, — разве может ее королевское высочество стоять у плиты. Когда у нее в дочерях две взрослые девицы.

Пришлось хлопушкам, нам, то есть, отправиться на кухню и заняться стряпней…»

Здесь профессии героев и их характеры совсем другие, чем в книге про Бритт Мари. Папа — военный, мама — настоящая ухоженная городская красавица, отнюдь не отдающая всю себя детям и мужу. Так кажется сначала. Монолог отца семейства, в котором он сказал, что хочет снова жить в деревне и заниматься сельским хозяйством, она выслушала, опрыскиваясь французскими духами. А на его вопрос, что она думает по этому поводу, просто ответила: «Да, милый Нильс!»

Книги Линдгрен всегда рассказывают о том, что человеческие взаимоотношения гораздо шире каких-то рамок, в которые мы все, так или иначе, готовы загнать героев (да и окружающих людей). В первой книге у мамы пять детей, но она занимается не домом и детьми, а книгами и работой, но получает от этого удовольствие, у нее всегда хорошее настроение, а в ее семье — весело; во второй — городская неженка, которой, так могло показаться поверхностному наблюдателю, больше всего на свете было важно то, «как она выглядит и одета ли в соответствии с последним номером журнала мод», радостно едет в деревню за любимым мужем и, не раздумывая, разделяет его трудности.

Одна из тем, которую храбро затрагивает Астрид Линдгрен в книге «Черстин и я» — денежные трудности семьи: «Поразительно, каким дорогостоящим было земледелие и сколь многое требовалось купить, хотя хозяйство в Лильхамре было совсем небольшое… Однажды вечером мы бесстрашно вторглись к нему (к отцу — А.О.) и без всяких там предисловий заявили, что как раз сейчас — наилучшее время для покупки двух комбинезонов из бархатного вельвета с нагрудником по приемлемой цене 28 крон за штуку. Оторопев, папа безмолвно смотрел на нас. Затем, как Гамлет в финальной сцене, он драматически возвел глаза к небу и протянул нам счет за искусственные удобрения. Счет был на большую сумму и мог послать в нокаут кого угодно. Мы оскорбленно удалились».

О том, что такое экономия, как и на что расходуется семейный бюджет, Лингрен доступно рассказывает юным читателям книги. Действительно дети в этом возрасте часто не хотят знать о финансовых затруднениях родителей, считая, что им ни в чем не должны отказывать. Но мама героинь говорит им: «Вы должны понять, невозможно иметь все и так будет всю жизнь. Надо научиться отказывать себе и делать выбор. Нужно жертвовать менее необходимым, чтобы получить более необходимое…»

Когда цитируешь эту повесть Линдгрен, то фразы, вырванные из контекста, получаются каким-то напыщенными и неживыми, но на самом деле эту книгу, как и большинство произведений Линдгрен, отличает именно живость и максимальная приближенность к реальности. Стоит ли говорить, что девочки получили комбинезоны, потому что ведь и в жизни, собираясь на чем-то экономить, мы никогда не делаем этого на желаниях детей.

Серьезная тема, которая также затрагивается в этой повести — отношения девушек с молодыми людьми. В этой истории они менее драматичны, чем в предыдущей, но более серьезны и глубоки. Не буду пересказывать все любовные перипетии молодых людей, скажу лишь, что, как всегда у Астрид Линдгрен, все заканчивается хорошо.

Думаю, что эта повесть, как и книга про Бритт Мари, обязательна к прочтению всем, кого волнуют вопросы взросления детей, и самим подросткам. Почему, несмотря на то, что Линдгрен не называют «христианской писательницей», я считаю ее книги одними из важнейших в домашней библиотеке верующей семьи? Вся жизнь, которая так или иначе выстраивается в ее произведениях, подчинена христианским заповедям. Она не часто говорит об этом прямо и вслух, но опосредованно все они — об этом.

В книге «Черстин и я» есть прекрасное место, когда молодая девушка переживает из-за разрыва с юношей, и мама говорит ей: «Если ты сознаешь, что плохо поступила с кем то, можно воспользоваться очень хорошим способом выправить дело — попросить прощения. Если же и это не помогает, попытайся жить дальше, относясь к своим ближним так, как тебе хотелось бы, чтобы они относились к тебе. Люби их, если хочешь, чтобы они любили тебя! Это вообще один из лучших способов быть счастливой — любить ближних».

Анастасия Отрощенко

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
10 книг для семейного чтения летом

Книги, которые стоят того, чтобы им посвятили несколько совместных летних вечеров

Мне тридцать лет, а я боюсь Бабайку из книжек моей дочери

Мы выросли и вдруг обнаружили, что детские сказки – настоящий кошмар

После семи поздно: когда родителям готовиться к переходному возрасту

Не думайте, что у вас много времени, предупредите большой взрыв

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!