Баба Таня с картонной иконкой

|
«Стоит старушка на ступеньках подземного перехода, просит милостыню, провожает всех – и тех, кто не дает ничего – одними и теми же словами: «Всего доброго, Господь с тобой». Ссыпаешь мелочь с ладони – и думаешь, что дело сделано. Вот старушка, просящая милостыню. Вот ты, милостыню подающий. Она несчастна, ты молодец. А потом вдруг у вас приключается разговор про футбол». Писатель Денис Гуцко о той, в которой много жизни.
Денис Гуцко

Денис Гуцко

Она всегда там, в переходе на углу Ворошиловского и Большой Садовой. С вечной своей пластиковой баночкой из-под сметаны, из которой торчит картонная иконка. До сих пор наше многолетнее знакомство обходилось без разговоров. Опускал мелочь в баночку и шел себе, не задерживаясь. Впрочем, нет – слегка замедляя шаг. Особенно когда настроение не очень. Чтобы услышать это ее неизменное: «Всего хорошего, всего доброго, Господь с тобой». Что-то есть в ее голосе, от чего теплеет на душе.

А тут, после сенсационного матча «Ростов» – «Бавария», как обычно, положил монетки, прохожу, а она мне – весело так:

– Смотрел футбол?

– Нет, – говорю.

Опешил, конечно. Не ожидал – про футбол-то.

– Занят был допоздна. Не успел, – и чуть не добавил: извините.

– Ооой, что ты! Какой матч был!

– Да, здорово играли?

– Замечательно! Такие молодцы!

– Посмотрю сегодня обзор.

– Я аж подпрыгнула, когда иранец-то, Азмун, забил! Замечательный гол.

Дальше я говорил с ней не из вежливости вовсе – пусть, мол, выговорится старый человек, не с кем ему поговорить – мне было жутко интересно. И весело. Как с давним приятелем, с которым – пуд соли и так далее.

– Обязательно глянь в интернете! Я-то старая болельщица, еще за СКА болела.

Глаз горит.

– А мне и говорят перед матчем, вы помолитесь за наших. А что ж… Я часто за людей молюсь, за чье-нибудь здравие. Ну и сижу, смотрю, читаю молитвы потихоньку за здравие футболистов.

Смеется:

– Они как пошли забивать! Ооой!

Смех как у двадцатилетней.  

– Чудесный матч, чудесный!

– У меня сын в футболе спец. Он сказал, «Бавария» не лучшим составом играла.

– Это да. Наверное. Выставили второй состав. Решили, наверное, раз наши перед этим пять-ноль проиграли, то пусть, мол, второй состав поиграет. Ну и ничего. Наши все равно молодцы.

Поболтали еще, и я побежал. Дела-проблемы. Не сообразил спросить, как зовут.

Весь день потом хотелось плечи пошире расправить. Сколько в ней жизни! Бьет ключом. Стоит старушка на ступеньках подземного перехода, просит милостыню, провожает всех – и тех, кто не дает ничего – одними и теми же словами: «Всего доброго, Господь с тобой».

Ссыпаешь мелочь с ладони – и думаешь, что дело сделано. Вот старушка, просящая милостыню. Вот ты, милостыню подающий. Она несчастна, ты молодец. А потом вдруг у вас приключается разговор про футбол. Да неважно, про что. Разговор. И всё оказывается не совсем так, как тебе представлялось.

В согбенной старушке витальности и куража – столько, сколько ты в себе вряд ли припомнишь. Нет, ну, было когда-то, в особенных случаях, несколько раз. Подумаешь, как она стоит часами в переходе, наверное, одинокая, наверное, здоровье не в лучшем состоянии – и такая искра в глазах, и ни единой ноты уныния, и шутит смешно… подумаешь и усмехнешься над собой: «Проблемы у тебя? Настроение? Ну-ну».

Вспомнил совсем других стариков – родственников, соседей, родителей моих знакомых. Бесцветных, мрачных, насквозь больных и болезням своим покорившихся, загипнотизированных телевизором насмерть, через несколько фраз – о чем бы ни заговорили, переходящих к ворчанию, разобиженных на мироздание вдрызг, навсегда. Надо бы, напомнил себе, избежать такой старости во что бы то ни стало.

И еще вспомнил, как несколько лет тому назад в ростовской прессе прокатилась волна публикаций с заголовками вроде «Город оккупируют нищие и попрошайки» – разоблачительные тексты о том, что нищие на самом деле не нищие и что милостыню нельзя просить абы где. Я тогда читал и во многом, что называется, соглашался. Теперь думаю: да какая мне разница, в общем-то – настоящие, не настоящие. Если среди них попадаются такие вот старушки. Про которых как-то даже глупо произносить эти слова: «нищая», «просит»… Теперь-то я знаю: нам неловко рядом с ними потому, что мы не решаемся заговорить. Поговоришь, оказывается, и сразу всё проясняется – про настоящее и ненастоящее.  

Назавтра застал ее там же. Зовут мою новую знакомую баба Таня. Следующий матч, значит, у наших в Голландии, достаточно сыграть вничью. Надо смотреть. Чтобы потом с бабой Таней обсудить.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Только б не было детей…

Галина бредет домой, спешить некуда, не семеро по лавкам

Объятия бессмертия, или Свобода выбора

Силуэт в черном заговорил тихо: «Отрекись от Христа, ты еще так молод!»

Куда все делось

Они меня на станции с дедом встречали. Зацелуют всего, затискают