Батарейка для святыни

Ранним утром 28 ноября пояс Пресвятой Богородицы, целую неделю находившийся в Москве, был отправлен в Ватопедский монастырь. Какие итоги пребывания святыни в России? С корреспондентом ПРАВМИРа беседует протодиакон храма Христа Спасителя Александр Агейкин.

Божия Матерь Сама призывала людей

– Что сегодня значит для России принесение пояса Пресвятой Богородицы?

Протодиакон Александр Агейкин

– Пояс Пресвятой Богородицы — не первая афонская святыня, которую мы принимаем в храме Христа Спасителя. Но сейчас пришло беспрецедентное количество людей — в том числе и с детьми, для которых была создана отдельная очередь, тянувшаяся от полутора до трех часов. Так что это событие для нас — особое.

Думаю, Сама Матерь Божия призывала людей к Себе. Поэтому и такое стечение народа — около половины пришедших специально прибыли из разных регионов.

Конечно, мы очень рады тому, что они пришли, но с другой стороны, людей было жалко — не сезон все-таки. А они стойко переносили все лишения, некоторые стояли по двадцать часов… Мы-то сами готовы принять любое количество, а мэрия очень опасалась резкого роста очереди: если стоит восемьдесят тысяч человек, то ожидание может затянуться на двое суток, это уже на пределах физических возможностей.

В отдельные моменты к святыне проходило до восьмидесяти человек в минуту. Быстрее уже невозможно. Я подсчитал, что при такой проходимости за дни пребывания святыни в Москве ее посетило около 900 тысяч человек. Святейшему вчера доложили о 800 тысячах.

Монашествующие из Ватопеда особенно тепло относятся к детям — не могут отказать в том, чтобы они приложились к ковчегу, тогда как взрослые только касаются его рукой.

К нам приезжали пожилые люди, видевшие храм еще не разрушенным, и радовались, видя такое стечение народа. Ведь это значит, что в России вера, несмотря на различные обстоятельства, на моду, еще жива. Люди молятся, каются, благодарят, просят…

Откуда столько паломников? Ведь у нас не так много активно верующих — всего процента два или три. А человек, верующий поверхностно, вряд ли бы согласился сутками стоять в очереди.

– У нас в свое время была очень хорошо поставлена антицерковная пропаганда: что вера и Церковь — вещи разные, что вера — у каждого в душе.

Теперь каждый ощутил потребность придти к этой святыне — и вошел в храм, где она находилась, хотя имел претензии к Церкви, к священству, к священноначалию. Святыня объединила людей вокруг Церкви.

Ведь наши обиды часто бывают надуманными, а иногда даже проистекают от незнания и непонимания. Например, обратился человек за помощью к священнику, а тот не уделил ему внимания. А священников не хватает, времени у них физически на каждого остается мало.

Мой тесть служит в ста восьмидесяти километрах от Москвы — начинал служить в маленьком храме с небольшим количеством прихожан, теперь скорбит, что не может каждого обнять, каждому ребенку подарить шоколадку…

Пояс Пресвятой Богородицы в Москве. Фото Юлии Маковейчук (43)

Слезы для Божией Матери

– Как вам кажется, что двигало людьми? Это искренняя вера или бытовое язычество? Ритуал вроде массового освящения куличей или личный путь к Церкви? Чего просили?

– Всех чесать под одну гребенку нельзя.

Конечно, много языческого «на всякий случай», «чтобы все было хорошо». Спрашиваешь порой: «А что значит: хорошо?» – «Когда дом — полная чаша». А ведь мы знаем, что, бывает, и дом полная чаша, а счастья, мира нет.

Детишки приходят и просят за своих родителей.

Часто просят счастья и семейного благополучия, но понимают счастье по-разному. Иногда приходится говорить с людьми, и в беседе приходим к выводу, что счастье — это в первую очередь быть с Богом, чтобы моя семья, мои дети, мои близкие вместе были объединены верой.

Много тех, кто приходит с искренней верой.

Живем-то мы в не очень хорошем мире. Три мои дочери ходят в школу — 80% школьников воспитываются в неполных семьях. Подружки говорят: «Как вам хорошо, у вас есть папа!»

Это общая проблема современного общества, и с этой бедой люди тоже идут сюда, молятся и просят.

Полицейский подходил, просил помолиться: «Невеста ушла».

Люди чаще приносят Божией Матери свои слезы. А хотелось бы видеть больше приходящих к Ней с благодарностью и радостью.

Хотя есть и такие. Только что прошла женщина — она специально приехала из Тулы поблагодарить Божию Матерь за исцеление от рака.

Очень надеюсь, что результатом принесения этой святыни в города России станет преломление жизни людей в лучшую сторону.

Святыня — одна из многих?

– В Москве очень много святынь. Для чего нужно было такое массовое поклонение? Сейчас раздаются голоса даже о том, что это был «коммерческий тур монастыря Ватопед»…

– У Ватопедской обители всегда было много благотворителей и попечителей из числа крепко стоящих на ногах прихожан Константинопольского патриархата из Европы и из Греции, она никогда не бедствовала.

Принесение пояса Богородицы — это жертва любви к России.

Для ватопедских монахов самих было удивительно увидеть такое стечение народа, таких многотысячных очередей ожидать было трудно. По рассказам паломников и насельников афонских обителей, на Афоне перед этой святыней молятся 10-15 человек, не задумываясь о ее значении. Здесь же приходится преодолевать колоссальные трудности: кордоны, полиция, толпа… Мне кажется, греки были потрясены.

Все это говорит о том, что благочестие русского народа рано списывать со счетов. Оно не исчезло ни от веяний времени, ни от многих лет безбожия. Душа человеческая изголодалась и ищет утешения.

Мы пытались уговаривать людей, чтобы они поберегли себя, потому что у нас есть и другие святыни, в том числе такие древние, как частицы риз Спасителя и Богородицы, переданные из Московского Кремля. А люди отвечали: «Это хорошо. Но мы хотим к поясу».

Ведь это святыня особая — пояс пребывал с Божией Матерью всю Ее жизнь. По преданию, Она Сама сплела его из верблюжьей шерсти, и он стал свидетелем и горьких, и радостных событий в Ее жизни. Люди прикасаются к этому предмету, как к Самой Божией Матери.

В атеистических блогах раздаются скептические реплики: дескать, привезли какую-то веревочку, дурят людей… Правильно заметил Святейший Патриарх Кирилл: к пустому колодцу во второй раз не пойдут. Если бы люди не получали просимое, мы бы не видели этих сотен тысяч пришедших.

Значит, это источник благодати неиссякаемый, почерпнув из которого, каждый может изменить свою жизнь.

– Как вы запомнили среду, самый тяжелый день, когда люди стояли больше суток?

– День был, действительно, очень напряженный. Приезжали паломники, еще не знавшие, что срок пребывания святыни продлен до вечера 27 ноября. Милиция была на грани того, чтобы вызывать на подмогу ОМОН — светские мероприятия даже меньшего масштаба порой заканчиваются трагически. Но против кого тут вызывать ОМОН? Против мамочек с детьми?

Все слава Богу. Никто не пострадал, никого не покалечили. Хватило терпения все это пережить.

Как описать лицо человека, пришедшего к своей цели через двадцать часов? Весь негатив изглаживается, остается только благодать и радость.

– Изменилось ли в эти дни ваше отношение к москвичам?

– Я их увидел по-другому. Я раньше тяготился нашим городом — мне приходилось со Святейшим ездить по регионам, где я видел более открытых людей. Но оказалось, Москва тоже верующая. Я полагал, что москвич — это избалованный человек, которого ничем не удивишь, не заставишь стоять ни в каких очередях.

А теперь я увидел людей, которые готовы стоять к святыне даже по нескольку раз. Видел женщину, пришедшую трижды. Еще одна рассказала мне, что приложилась уже пять раз.

Значит, Москва — еще живой город.

Я бы хотел пожелать людям, чтобы они не забывали храма. Только так мы сможем жить той жизнью, которая будет нас готовить к вечности. А эта подготовка начинается с отношения к святыне, к храму, к самому себе, к своему ближнему.

Пояс Пресвятой Богородицы в Москве. Фото Юлии Маковейчук (47)

VIP-персоны идут к Богу?

– Много недоумения вызвало наличие пропусков к святыне. Кто в основном проходил без очереди? Как эти люди сами вели себя в храме?

– Вообще пропуска делались по благословению Святейшего для постоянных прихожан храмов. К разным людям они попадали различными путями: к благотворителям, к людям, которые не имеют возможности стоять по десять часов в очереди.

Лично я, когда мне приходилось проводить людей, объяснял им, что труд во славу Божию бывает различным. Один может принести только свои физические силы, подолгу стоит к святыне. Если вы не можете потратить столько сил и времени — принесите что-то другое: помогите ближнему, пожертвуйте на храм больше, чем обычно. Господь примет вашу жертву. Мы ведь все делаем одно общее дело.

Кроме того, мы живем в мире, далеком от социальной справедливости, часто зависим от сильных мира сего. Но тут, напротив, нужно радоваться тому, что начальствующие все-таки ищут различные пути к святыне. Может быть, они от этого посещения сами станут лучше или к нам, верующим, станут лучше относиться.

Очень печалит ропот. Священники, помогавшие людям в очереди, отмечали, что многие роптали: тут автобус с паломниками проехал, тут отдельная очередь… А ведь ропот, зависть, осуждение уничтожают все плоды благочестия, убивают сам смысл этого стояния, этого паломнического труда. Они убивают любовь.

Вспомните Евангелие. Фарисей Никодим пришел ко Христу ночью, без очереди. Сотник пришел ко Христу, минуя толпу — имея солдат и слуг, наверное, он ее плетками и пинками разгонял, считая, что имеет на это власть. Но Господь очистил их сердца.

Хотелось бы сказать людям: прикасаясь к святыне, не смотрите ни на кого! Смотрите только на себя! Не разменивайте свой труд во славу Божью на монету осуждения! Всем есть польза: и прошедшим без очереди, и отстоявшим в очереди двадцать часов. Господь и Божия Матерь все намерения приемлют и каждому отмерят своей мерой.

Те, кто прошли без очереди, тоже искренне стремились к святыне, и большинство выказывало смущение, стыдилось, а не кичилось своими возможностями. То есть люди меняются в лучшую сторону от этой встречи — по крайней мере, можно надеяться.

С другой стороны, один человек не смог попасть даже с пропуском и был настолько возмущен, что в своем блоге всех поносил — что его, такого великого, с пропуском да не пропустили!

Но ведь его не допустила не охрана, не полиция и не стоявшие в очереди люди. Его не допустила Сама Матерь Божья. Когда преподобная Мария Египетская не смогла войти в храм и увидела в этом волю Божью, она не стала кричать на каждой площади о несправедливости, а прошла путь покаяния и достигла святости.

Без батарейки святыня не работает

– Что бы вы посоветовали тем, кто все-таки не смог пройти?

– В первую очередь не отчаиваться, не роптать и не осуждать, потому что, как я уже сказал, ропот и осуждение убивают самое главное — любовь. А Господь все видит — Он и намерения целует. Неужели вы думаете, что Матерь Божья не услышала ваших молитв?

Каждому воздастся по вере — если не будет обиды и ропота, если любовь преодолеет низменные человеческие чувства. Ведь Бог отвечает на нашу любовь. Насколько мы верны — настолько мы Его и любим.

Иногда люди, не понимая, спрашивали об освященных поясках, которые всем раздавали: «А что с ними делают?» – или еще смешнее: «А куда их наматывают?» или «А как это работает?»

А я им отвечал: «Без батарейки не работает! А батарейка не прилагается. Она у нас внутри». Насколько мы верой заряжены, насколько мы сильны, насколько наша внутренняя энергия позволяет работать этому освященному пояску — настолько мы получаем благодатную помощь.

Главный итог принесения пояса Пресвятой Богородицы — мы увидели, что объединяет людей. Не политические призывы, не программы, а святыня, вера и любовь друг к другу.

Смотрите, сколько сделали городские власти: теплые автобусы, питание, вода — все это надо ценить. Так что наши чиновники — совсем не потерянные люди, они заботятся и любят своих горожан.

Я надеюсь, что каждый, кто стоял в этой очереди, видел немощи стоявшего рядом, что каждый помог другому. Что каждый потрудился не для себя, а для своего ближнего. Ближнему стало плохо — помог, ближний захотел попить — принес стакан водички. Это ведь гораздо больше, чем просто приложиться к святыне. Это начало изменения самого себя.

Беседовала Мария Сеньчукова

Фото Юлии Маковейчук

Читайте также:

Православие и мир
Не_другая Россия, или 3 дня в Очереди к Поясу

Мария Сеньчукова

Почему массовое паломничество к поясу Пресвятой Богородицы стало обсуждаемой темой?

Православие и мир
Пояс Богородицы в России: итоги

Редакция портала “Православие и мир”

До 28 ноября всем желающим не удастся поклониться Святыне. Надо ли идти? Почему такой ажиотаж и откуда взялось столько паломников? Комментируют священники Александр Ильяшенко, Димитрий Смирнов, Максим Козлов, Александр Стрижак, Георгий Ореханов.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Иеромонах Феодорит (Сеньчуков): После смерти жены меня спасли дочери

Врач-реаниматолог, монах и любящий отец - о том, как уважать свободу своих детей

Я ни о чем не просил святого, но получил исцеление

Зачем священники призывают ехать в паломничество и почему люди не хотят

Зачем мы приходим в храм?

Мне бы хотелось спросить: а если завтра ходить в храмы снова станет невыгодно, как тогда они станут относиться к Богу…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: