Белье сиротское

|

Вот и тряханули самую застарелую проблему нашего государства – детей-сирот. Опять не так, как надо заметили. Им от этого лучше не будет.

Ведь когда государство не замечает своих чад, у многих есть шанс и обрести семью, и стать успешным человеком. Как только взор власти вглядывается в сиротское детство, оно может стать еще более сиротским. Так было всегда, по крайней мере, последние сто лет точно.

В советское время детдом стоял на ушах – в детский дом вот-вот придет проверка из ГОРОНО и ОБЛОНО. Тут же начинается генеральная уборка, детей подучивают, как и что говорить проверяющим, сажают за прочтение книги, которую сироты видят каждый раз перед проверкой.

Выдают новую одежду, кровати поправляют «под стрелочку», в ход идет все – праздничный концерт, чаепитие у директора. Все, чтобы понравится и показать, что дети-сироты живут и счастливо и качественно.

Но именно это качество работы детского дома вызывало и вызывает большие вопросы. Детский дом не то место, где ребенок развивается. Система детских домов такова. И это не их вина, а просто беда, старая такая беда.

Если говорить о законе, называемом именем погибшего русского мальчика, чье имя я не могу упомянуть по этическим соображениям, то можно смело говорить о том, что рука власти на головах сирот продолжает крепко находиться, а теперь уже даже и держаться, как аргумент в межполитической борьбе.

Вы нас наказываете, блокируя въезд для встреч с родными детьми, обучающимися в Америке, блокируете иностранные счета, мы в ответ накажем за это не вас, а своих же детей, детей-сирот.
Закон назовем именем ребенка, который оказался не нужным в нашей стране, но погиб у вас по нашему и вашему недосмотру.

Все это весьма имперское управленческое решение – «бей своих, чтобы чужие боялись». Проводя сирот по коридору невозможности обрести семьи, мы залюбим их до невозможности, чтобы они гибли уже не в Америке, а на родине, и чтобы их отпевал протоиерей Димитрий Смирнов. На родине земли, слава Богу, много.

Между тем, если говорить о детях, которые уезжают от нас за рубеж, то они оказались между молотом и наковальней. Или их, чаще всего уже взрослых, отправят в новый социальный институт, с последующим сложным сопровождением, или таки они успеют проскочить в лифт, который называется таким важным для любого ребенка словом – «семья».

Сейчас этот лифт заваривается своими же людьми. Такое ощущение, что в соседнем отсеке субмарины «Родина» пожар, и чтобы не утонула, на остальную часть подводной лодки, на рукоять открытия люка для спасений кладут болт. В самую сердцевину механизма – в будущее.

Это страшно, ведь дети об этом болте равнодушия ничего не знают, они просто живут. Их путь зависит часто именно от того, насколько быстро будет решен об отправке сироты в семью или он будет всю жизнь преодолевать в себе это пожизненное сиротство. Его  ребенку без его желания, навязало или даже подарило родное государство, некогда изъяв его из семьи, сократив максимально путь к спасению, отправив на подводную лодку «детдом» непотопляемую, поддерживаемую спонсорами и самой системой ПРО «Госдума».

Я человек, прошедший систему детдома, видел всякое. Теперь, посещая детские дома, понимаю, что судьбы у современных сирот еще более неясны, так как в век потребления и безответственности, их судьбы еще меньше кого-то волнуют. Эти дети ничьи, хотя формально и государственные.

Уходящие на иностранное усыновление дети-сироты – только малая часть тех, что сидит у нас на сиротских подоконниках. В ту же Америку уходит один процент от общего числа сирот, а остальные девяносто девять процентов живут под государственной опекой.

Только три процента сирот попадают в наши семьи. То есть этот самый один процент сирот уехавших в Америку, никак не делает общей «усыновительской» погоды. Ведь в детский дом опять в 2013 году поступят ровно столько же, сколько и живет в детдомах. Это означает, что тот процент, который раньше уходил в Америку, просто останется на прежней сиротской койке. На том же сиротском белье, которой так тряханули, при этом, совершенно не заметив лежащих на нем детей. Просто трясти сиротское белье оказывается так увлекательно.

Для справки:

Ежегодно наши граждане берут в семьи около 7000 детей-сирот. Иностранцы берут около трех тысяч. В детдомах живет около 130 тысяч детей-сирот, в семьях на разных формах семейного устройства живет 650 тысяч детей-сирот. Ежегодно органами опеки выявляется около двухсот тысяч новых сирот, при живых родителях. И еще пятисот тысяч семей находится в пограничном состоянии, в точке кризиса.

Читайте также:

Александр Гезалов: Отложим политику и вспомним о детях

Ночь перед Рождеством?

Протоиерей Андрей Воронин о поправке «Димы Яковлева»: Лишили шансов одним росчерком пера

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
В Спасо-Преображенском Воротынском монастыре прошел летний лагерь для детей с особенностями развития

Дети с аутизмом, интеллектуальными нарушениями, ДЦП, слабовидящие и слабослышащие отдыхают здесь вместе с детьми с нормальным…

В детдоме я поняла, что добро не всегда побеждает зло

История одной девочки, чье детство закончилось в 12 лет

Неизвестный благотворитель погасил долги покупателей в одной из аптек Баку

Мужчина оплатил лекарства людям, страдающим от наиболее тяжелых заболеваний

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!