Без обета и выходных

|
Без обета и выходных
Храмы и монастыри издавна были средоточием духовной и социальной жизни того места, где они расположены. Но советская эпоха и отток населения в города сделали свое дело: обветшавшие уникальные церкви, медленно оседая под грузом времени, разрушаются до тех пор, пока не найдется человек, готовый взять на себя дело их спасения, сначала в одиночку, а затем – с помощью таких же неравнодушных и небезразличных.

Поехали на развалины

– “А был бы я нормальным подростком, послал бы вас подальше и спал бы сейчас в теплой кровати”, – бурчал пятнадцатилетний Алексей и был совершенно прав, – пересказывает слова сына Татьяна Фалина, один из тех волонтеров, кто по зову души едет помогать возрождающимся приходам. – Вместо законного воскресного сна мы с мужем подняли его ни свет ни заря, чтобы отправиться неведомо куда по утреннему морозу. Но у нас были веские причины испортить ребенку воскресенье. Мы ехали в село Малая Пица Дальнеконстантиновского района, где буквально на днях началось восстановление монастыря в честь иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость”.

О монастыре Фалины не знали совсем ничего, но зато знали, что его восстановлением занимается любимая семьей монахиня Иосифа (Егасова), которая уже работала над возрождением Ворсменского Островоезерского монастыря.

– Ее присутствие было для нас гарантией – дело стоящее и наверняка сложное, – говорит Татьяна. – Увиденное превзошло все наши ожидания.

Радость для скорбящих

Говорят, что в советские годы Малая Пица была колхозом-миллионером, теперь это место производит унылое впечатление. Мертво и запустело. Работы нет совсем. Когда-то в село привозили детей, спасенных из блокадного Ленинграда, а с недавних пор сюда выселяют нижегородские семьи злостных неплательщиков – в Малой Пице очень дешевое жилье. Посреди села – старинный парк, оставшийся от барской усадьбы, за парком был Казанский храм – теперь это деревянные развалины, с разрисованными граффити стенами. Кажется, что любые попытки помочь этому месту обречены на провал. Но матушка Иосифа не унывает, действует по старому доброму принципу: глаза боятся – руки делают. Уже к январю она рассчитывает обустроить первый домовой храм, куда привезут список афонской иконы Богородицы “Экономисса” – этот образ означает, что теперь все дела в обители будут совершаться по устроению самой Матери Божией.

Матушка уверена: все здесь преобразится и следом за возрожденным монастырем оживет село.

– Не случайно монастырь именуется Скорбященским, – говорит Иосифа. – Как раз по местной ситуации. Может быть, Божия Матерь теперь научит всех скорбящих радоваться.

Чудеса случаются не только в Дивееве

Постройка единственного на всю округу Свято-Троицкого собора в Горбатове (Павловский район) датируется 1814 годом. Это значит, что в следующем году он отметит свое 200-летие. И был бы этот юбилей печальной констатацией разрушения уникальной постройки, если бы не усилия нескольких неравнодушных людей.

Первая, кого нужно упомянуть в уникальной истории возрождения Горбатовского собора, – местная жительница Анна Дмитриевна, 85-летняя пенсионерка, совершившая мало кем замеченный подвиг, который стал решающим в жизни храма. В течение 19 лет по собственной инициативе она ежедневно приходила в закрытый собор. Просто потому, что не могла иначе. Убиралась, чистила колокол… Тем самым спасла собор от полного разрушения.

Были и другие люди, вложившие свою лепту в возрождение храма. В 1991 году к восстановлению собора подключился бывший директор местной фабрики Альберт Степанов – он в одиночку сделал кровлю. В том числе и его стараниями собор, обреченный было к забвению, выжил.

Следующий этап – уже история прошлого и нынешнего годов. Одна нижегородка, назовем ее Людмилой (добрые дела на то и добрые, чтобы свершаться втайне), приехала погостить к друзьям в Горбатов. И не смогла пройти мимо полуразрушенного собора. Сейчас, когда Людмилу спрашивают, почему она стала заниматься его восстановлением, она не может внятно сформулировать причину.

– Не могу объяснить, просто по-другому никак, – говорит она.

Отец Людмилы, строитель, оценив масштабы бедствия, заключил, что сделать уже ничего нельзя. Однако смертный приговор собору стараниями неравнодушных людей обернулся амнистией: сейчас он функционирует, в нем свершаются богослужения, вокруг храма начала восстанавливаться приходская жизнь.

– Все получалось само собой. Один раз приехали из Нижнего два молодых человека, оба Сергеи, и остались тут на два месяца, – вспоминает Людмила. – Они полностью обновили стены храма.

Другой раз женщина написала в социальной сети о том, что нужна краска. Тут же позвонила девушка, говорит: приезжайте туда-то, забирайте. Представиться не захотела – “это не имеет значения”, сказала.

– Люди ищут чудес, ездят за ними в то же Дивеево. А я вижу проявление чуда здесь, в Горбатове, когда люди идут в глухомань и делают великие дела. Нам не нужен храм с богатыми росписями и куполами – нам нужна действующая церковь, которая сосредоточила бы вокруг себя духовную и социальную жизнь этого небогатого района, – поясняет Людмила.

Контакты

Монастырь в честь иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость”: тел. 8-920-059-65-52;

Свято-Троицкий собор в Горбатове: тел. 8-908-743-63-11.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!