Беззащитные потребители

|

15 марта во многих странах мира отмечается День потребителя. Не подумайте плохого. Речь идет о защите прав потребителей товаров и услуг. Сама дата привязана к дате выступления американского президента Джона Кеннеди, впервые эти права сформулировавшего в 1961 году.

В России закон «О защите прав потребителей» был принят в 1992 году, но праздновать нам особенно нечего. О многомиллионных компенсациях потребителям на Западе мы слышали. Но не в России. Не было у нас выдающихся судебных побед. Мой собственный опыт говорит, что причиной тому непомерная алчность значительной части адвокатов в сочетании с их ленью и шаблонностью мышления.

Борис Клин

Борис Клин

Первый иск о защите своих прав потребителя я решил предъявить в середине 90-х годов к ДЕЗ /дирекции единого заказчика/, он же ЖЭК, он же РЭУ /ремонтно-эксплуатационное управление/. Словом, к организации, управлявшей жилым домом. Алкоголик, живший на третьем этаже, заливал две квартиры, на втором и на первом этажах. Сосед со второго этажа бежал к жене, бросив «поле боя», а мне переезжать было некуда. Оставалось судиться.

Поскольку с алкоголика все равно денег не получить, я решил взять их с ДЕЗ-ЖЭК-РЭУ. С этим и отправился к адвокатам. Они брали с меня деньги «за консультации», и за мои же деньги поднимали меня на смех. «Заливает же алкаш, он виноват, при чем тут ЖЭК?», — говорили они, перемежая свою речь профессиональными терминами. А ДЕЗ-ЖЭК очень даже были «при чем». Именно эксплуатирующая дом организация согласно действовавшему тогда жилищному законодательству была обязана бороться с жильцами, его нарушавшими. Подать в суд на выселение жильца соседи просто не имели права — это могли делать только ДЕЗ-ЖЭК.

В итоге исковое заявление я готовил сам, копаясь в многочисленных подзаконных актах, инструкциях. Интернета, между прочим, тогда толком еще не было. Выяснилось, что сумму ущерба надо подтвердить сметой ремонта от лицензированной ремонтно-строительной фирмы, и приложить копии лицензии. Смету мне составили, хотя и очень удивлялись — обычно ремонты в квартирах делали без всяких формальностей. Расходы на нее включил в судебные издержки.

Исковое заявление писал сам, собрав к тому моменту увесистую кипу ответов на свои жалобы из Мосжилинспекции, районной прокуратуры, милиции, префектуры, управы. В них неоднократно отражалось бездействие эксплуатирующей дом конторы. В конторе тоже сначала посмеялись, но быстренько подали иск о выселении алкаша. И даже предложили замазать протечки. Но мне этого уже было мало. Тем более, что кроме желтых разводов на потолке надо было менять обои, а на это ЖЭК не соглашался.

В суде было сложно, они там общаются на своем «птичьем» языке, наизусть помнят статьи разных кодексов, а мне приходилось их судорожно листать, на ходу соображая, в чем подвох. Судья смотрела на меня в такие моменты с раздражением, время идет, процесс затягивается… В суд все-таки надо ходить с адвокатом. Но не мог же я сказать судье, что они считают мой иск придурью!

Казалось, дело я безнадежно проигрываю, хоть правда и на моей стороне. Тем более, что суд привлек в качестве соответчика соседа-алкоголика, против чего я возражал. Иск ведь о защите прав потребителей, а сосед мне никаких услуг оказывать не должен… В общем, реакция судьи мне оптимизма не внушала, пока она сама не поинтересовалась у юрисконсульта ДЕЗ, как часто они проверяли состояние труб.

«А че, мы их проверять должны?», — слегка обидевшись, ответила та и своим тоном расстроила суд. И получила замечание от суда. А из ответа по существу заданного вопроса выявилось еще одно нарушение с их стороны. Иск я выиграл. Получил половину от заявленной суммы с ЖЭКа, вторую половину присудили соседу, который, разумеется, ничего не заплатил, а через какое-то время тихо помер от пьянства.

История с заливами кончилась, а тяжбы с ЖЭКом продолжились. Но теперь они уже не смеялись, а вздрагивали от моих телефонных звонков.

Следующий иск касался выноса труб газопровода из подвала и прокладки его на фасаде дома. Если в первом случае я судился из-за услуг ненадлежащего качества, то во втором — против навязанной услуги. Дело в том, что при проведении этих работ газовая труба с улицы вводится в дом через кухни квартир на первом этаже. Когда прораб пришел на мою кухню, то усмехаясь, объяснил, что труба как раз пройдет там, где стоял новенький кухонный гарнитур. «Распилим вашу мебель», — сказал он.

«Вы это всерьез?», — спросил я. «А как же, вот проект, вот высота трубы», — мне был продемонстрирован чертеж. «Пустите трубу над кухонными шкафами», — миролюбиво предложил я. Но прораб отказался. Мол, проект переделывать никто не будет. «Тогда и трубу никто проводить здесь не будет. Очистите помещение», — объявил ему я, и пошел готовиться к новой битве за права потребителя.

Тут надо заметить, что пускать газовых «оккупантов» в свои квартиры дружно отказались и остальные жильцы первого этажа. Тогда жэковцы и газовщики отправились на второй этаж, пообещав оставить первый этаж без газа. Но на втором, и на третьем, и даже на четвертом этаже их никто не пустил. Дом проявил удивительную солидарность. И об этом я написал заметку в одной из федеральных газет. После чего поучил целую кипу писем от читателей, оказавшихся в сходном положении.

При этом мне было ясно, так просто ЖЭК не отступится. Придется судиться. И я вновь отправился к адвокатам. На этот раз, кроме скромного гонорара, я им сулил бессмертную славу. Демонстрировал газету, одну из ведущих в стране, где ясно было сказано, что она продолжит следить за судьбой восставшего дома. Показывал им письма таких же страдальцев, которые в случае успеха, безусловно, обратятся к ним! Однако, адвокаты и на этот раз желания судиться за права потребителей не проявили.

Опять я самостоятельно искал СНиПы (строительные нормы и правила), обнаружил, что в 12-этажных домах вообще газопроводов быть не должно вовсе. А еще ввод газопровода с улицы в жилое помещение не допускается. Ответчики жалобно нудили, что работы ведутся в рамках программы правительства Москвы. Тяжба длилась долго, а газовщикам надо было сдавать объект. Когда иск я проиграл, прораб явился ко мне домой и сказал, что труба пройдет над кухонными шкафчиками. «Сморите, не поцарапайте, а то сами понимаете…», — предупредил я его. «Что вы, что вы, я сам буду присутствовать», — заверил меня он.

Первый иск был выигран, второй хоть проигран, но мое первоначальное требование — не уродовать кухню — фактически исполнили. Однако, вспоминая об этих процессах, я испытываю смешанные чувства, как в анекдоте про тещу, падающую в твоей машине в пропасть. С одной стороны, можно говорить о каких-то локальных успехах. Но победой это не назовешь. Время, когда формировалась судебная практика по искам в защиту прав потребителей безнадежно упущено. А ведь была возможность создать прецеденты. Это ведь не какие-то политические процессы, чисто бытовые. И они даже зачастую выигрываются. Но суды присуждают столь копеечные компенсации, что и судиться просто не имеет смысла.

Вот год назад я приобрел мобильник, сломавшийся через четыре дня. Магазин отказался его менять, отказался возвращать деньги. Времени вести тяжбу у меня не было. Поинтересовался ценой на услуги адвокатов —дело-то стандартное! Оказалось — от 5000 рублей. Купить новый аппарат оказалось дешевле.

Борис Клин, специальный корреспондент ИТАР ТАСС для портала «Православие и мир»

Читайте также:

Девочка. Маршрутка. Юстиция

Пародия на Большой стиль

Как москвичи за социальные права поборолись

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«С самого начала я знала: папа упал не просто так»

Можно ли выиграть суд, если близкий человек погиб по вине коммунальщиков, поскользнувшись на льду

Городок для своих

Концепция миниполиса как попытка вылечить советский город

“Я сказала, что у меня диабет, и на том конце провода замолчали”

Как Артек отказал лучшей школьнице из Иркутска в путевке

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!