Билеты туда, где ждут

|
Это не таблетка, которая вылечит, не деньги на еду и не другие вещи первой необходимости. Маленькой Виталине Балбашевой нужны билеты, чтобы полететь в Сочи. Просто это чуть ли не единственное место, где ее ждут.
Билеты туда, где ждут
Виталина Балбашева

Когда нигде не ждут

Осенью жизнь пятилетней Виталины Балбашевой грустнее, чем летом. Из-за плохой погоды и дождя она не может ходить в детский сад, не может гулять на улице и ездить в любимый бассейн — большая опасность заболеть.

По правде говоря, такую девочку, как Виталина, и не ждут ни в детском саду, ни на детской площадке, ни даже у родственников. Мама Катя рассказывает, как однажды до слёз довели её родные — попросили их с дочкой уехать с дачи, сославшись на усталость «от всего этого».

«Всем этим» называется жизнь Виталины на аппарате искусственной вентиляции легких (ИВЛ). «Правмир» постоянно рассказывает про детей, которые так живут, — зависят от трубочек, торчащих из трахеи и из желудка. Про детей, которые живут под писк медицинских приборов и под неусыпным контролем мамы, ставшей за годы жизни с ними немного реаниматологом. У этих детей не получается самостоятельно дышать и есть. Как правило, они парализованы.

На ИВЛ может оказаться ребенок с тяжелой врожденной патологией, и тогда родители будут иметь выбор — «все это» или естественный, постепенный уход ребенка к Богу, смерть от болезни.

Еще на ИВЛ могут оказаться такие дети, как Виталина. Катя, мама девочки, ничего не выбирала. Когда маленькой не было еще и года, они попали в автокатастрофу. У Виталины случился перелом позвоночника и тяжелый ушиб головного мозга. Пережила кому. Была абсолютно здоровым ребенком, и в один момент из-за машины, вылетевшей на встречку, стала тяжелым инвалидом на ИВЛ.

50 тысяч в месяц только на “расходники”

«Мы фактически живем впятером — все время няня присутствует. Нам ежемесячно нужно почти 50 тысяч на «расходники» к аппарату ИВЛ и лечебное питание, плюс еще деньги на лекарства. Поэтому я постоянно работаю. Виталина обычно видит только квартиру, папу и няню. И я думаю, что это нехорошо», — рассказывает мама Катя.

Восхищает, как они с мужем совсем не боятся «всего этого» — того, что составляет их жизнь на ИВЛ. «Я после операции восстановилась, но зависимость Виталины от ИВЛ — это общая зависимость нашей семьи», — Катя говорит со мной в десять вечера, после работы, на руках у нее младшая дочка, полуторагодовалая Василиса. Мама очень устала, а завтра у нее обычный «выходной» — день, когда родителей детей-инвалидов по закону отпускают с работы «бегать» за врачами и справками по ведомствам. Общая зависимость — это необходимость доказывать всему миру, что Виталина должна ходить в детский сад и что пугаться ее на детской площадке не нужно.

У Кати получается. Пока было тепло, они с Виталиной ходили на полдня в детский сад и даже ездили в бассейн. Последнее — это целая спецоперация. Дети с ИВЛ плавают на надувном матрасе, в присутствии реаниматолога. Мама там не расслабляется ни на минуту, зато расслабляется Виталина.

Виталина в бассейне

Виталина в бассейне

Покинуть четыре стены, продлить лето

Сейчас, осенью, спецоперации по организации жизни Виталины еще сложнее. С пятой попытки Катя нашла санаторий, готовый принять девочку на ИВЛ. Это не таблетка, которая вылечит, не деньги на еду и не другие вещи первой необходимости. Семье Балбашевых нужно помочь с билетами до Сочи. Там Виталину ждет смена обстановки, необходимая ребенку, запертому в четырех стенах, процедуры и развлечения. Продление лета для девочки, которой очень грустно в осенней Москве.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Свинцовая тяжесть

Как живут люди с лимфостазом в России

Очень большие деньги, сила молитвы и чудеса

В моем случае действовать – это просить. Я попрошу у вас еще раз.