Благими намерениями

Мама воспитывала меня строго – так мне казалось. Однако всегда говорила о том, что в наше время невозможно жить так, как жили раньше, невозможно сохранить невинность до брака. Поэтому здесь важны два момента: не подцепить болезней, и не “принести в подоле” – значит, не забеременеть вне брака. При этом мама четко определила, что половую жизнь можно начинать в 18 лет, потому что это нормально с медицинской точки зрения, безопасно для женского организма, и даже полезно. Кроме того, мама, как безусловный авторитет для меня в детстве и юности, внушала, что всем мужчинам мне непременно нужно нравиться, независимо от моих планов на них, хороший-плохой, нужен-не нужен, старый-молодой. Просто для самоутверждения, как говорится – для икебаны.

Она часто комментировала чьи-то взоры в мою сторону, мы придумывали способы “заарканить”, привлечь внимание юноши, “влюбить в себя”. В какой-то момент, когда появился юноша, который маме   понравился, а я была в состоянии нелепой в него влюбленности, мама сказала – берем: у него квартира, состоятельные родители, вот-вот получит высшее образование, его устроят на хорошую работу. БЕРЕМ! Как? Очень просто – беременеем. Так сказала мама, которую я не то чтобы беспрекословно, но в определяющих моментах слушалась.

Мне было 19 лет. Что и говорить – я легко получилась “в положении”. Молодой папаша, узнав о своем новом статусе, был не в восторге, да просто в шоке. Его поведение знакомо, наверное, всем женщинам, которые сделали аборт: “Это не моя проблема”. Но вдруг во мне что-то встало стеной – на аборт не пойду! “Чего, думаешь, Бог поможет? Смешная”, – сказал он.

Я в то время была, как многие в наши дни, полуверующей, то есть причащалась давно, с началом нового витка жизни в храм и не заглядывала. И вот – 8 недель беременности. Отец ребенка отказался от ответственности. Мама, с которой эта беременность, по сути, и была запланирована, была уверена: “Никуда не денется, забеременеешь – женится”. Увидев совсем иной поворот событий, стала настаивать на аборте. Причем делать она стала это так жестоко и просто. Ничего подобного от нее я не могла ожидать. Каждый Божий день она с утра говорила о том, как все будет плохо, когда я рожу – ни мужа, ни образования, ни денег, ни работы; а к вечеру – ну, ладно, справимся. Это хорошо – внук, малыш, мы так ждем с отцом.

Таким образом, каждый день я ревела навзрыд. От того, что было жалко ребенка, оттого что бросил юноша, что все будет так плохо, родители преклонных лет, а я без работы и т.д… Я быстро набирала вес, и однажды мама сказала: “Да у тебя там двойня! Иди на аборт! Что ты будешь делать с двумя?” Но каким-то чудом я вцепилась в своего малыша. Хотя когда мама говорила – аборт, я ревела от беспомощности, безысходности, готова была биться головой о стену, и не мысля о том, что дам убить своего ребенка.

Прошло не так много времени, началось кровотечение. Затем – боль, “скорая”, госпитализация. Врач неотложки спрашивает: “Если что, ребенка сохранять?” Мама: “Сохранять, конечно, сохранять!!!”, – и плачет. Мне было тошно от такого ее лицемерия.

Выкидыш произошел самопроизвольно, на утро я уже не была беременна. Мама плакала у моей кровати, а меня снова тошнило от вранья.

После выписки дома она сказала, что специально сделала все, чтобы я потеряла ребенка, и не жалеет об этом. “Ну, что бы ты делала? Куда бы подалась?” И правда, потом я уехала из города поступать в театральное училище, закончила его, вышла замуж, родила сына, а вскоре и еще одного. Все как будто славно. Мама гордилась, что я работаю на телевидении, меня узнают на улице. Но однажды я спросила ее: “Ты не жалеешь о том, что помогла моему ребенку умереть?” Она сказала: “Нет”.

Мне стыдно, что я не смогла защитить своего малыша. Когда слышу, что некая женщина сделала аборт под давлением окружающих, хотя уже так любила своего ребенка… не очень верю. Потому что если любишь – не убьешь.   Моя старшая сестра погибла в юности, и моим родителям пришлось ждать, пока вырасту я, и они смогут понянчить внуков. Я – поздний ребенок, поэтому ждать пришлось долго. Первенца моего не стало. А следующие мои два сына растут вдали от

бабушки и дедушки.

Так сложилось, что эти 9 часов на поезде они не   могут преодолеть и младшего внука, которому уже полтора года, еще не видели ни разу. Мама страдает и плачет. Может быть, потому, что когда-то уже высказала свое нежелание иметь внуков? И теперь это просто реализуется. Бойтесь таких своих желаний…  

Милые мамы взрослых дочерей, прошу вас, если вы вмешиваетесь в их жизнь, делайте это только во благо. Только не то благо, которым вымощена дорога в ад. Думайте о душе. Страшно потом понимать, что твой самый близкий друг – мама – убила твоего ребенка, и не жалеет об этом даже по прошествии многих лет.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: