Родился, пошел, заговорил – пора спасать мир

|
C какого возраста и как знакомить детей с благотворительностью? Каких ошибок важно избежать, и как сделать первый опыт волонтерства радостным? Что дает детям и родителям совместный опыт помощи другим? «Правмир» поговорил с профессионалами от благотворительности и мамами детей-волонтеров.

«Они же маленькие, а там так страшно»

Часто взрослым кажется, что хрупкие детские плечи не выдержат встречи с чужой бедой. Зачем их пугать? А вдруг им будут кошмары сниться? А вдруг они расплачутся? Успеют еще в своей жизни настрадаться.

Малышей хочется оградить ото всего, как можно дольше обеспечивать их душевный покой, как можно дольше держать среди мягких подушек и подкладывать соломку перед каждым падением. Фокус в том, что ни у кого еще этого не получалось: все мы выросли, точно зная, что мир несовершенен, в нем обязательно будут и боль, и потери, и несправедливость. Но вот какое дело получается. Узнать, что мир не идеален, дети могут двумя способами.

Способ первый, самый распространенный: встретиться с болью и услышать от взрослого: «Это жизнь, малыш, так бывает». Принять беду как данность. Принять несовершенный мир как естественное и неизменное, как константу.

Способ второй: встретиться с неизбежным, здесь в сценарии ничего не меняется, и тут же получить от взрослого инструмент работы, тут же узнать, что с этим неизбежным можно справиться: бездомного накормить и обогреть, заболевшего попробовать вылечить, отчаявшегося — утешить. «Жизнь такая, но с этим можно что-то сделать, и мы сейчас попробуем». И маленький наш человек узнает сразу две важные вещи: да, мир несовершенен, и значит, нам есть чем заняться. Он сразу учится не принимать как должное, а изменять. Или хотя бы пробовать.

Начинать можно с самого нежного возраста, с трех-четырех лет, когда ребенок уже умеет ходить, разговаривать, принимать решения. Это как раз возраст первых открытий и первых разочарований, первых горьких обид и первых же столкновений с реальностью. А значит, и выработки к ним отношения.

Настя Дмитриева, руководитель благотворительного проекта «Хурма», волонтер петербургской благотворительной организации помощи бездомным людям «Ночлежка»:

Настя Дмитриева

Настя Дмитриева

— Осенью прошлого года я придумала вязать шарфы для бездомных людей к Новому году, и неожиданно ко мне подключились сотни петербуржцев. Так я стала руководителем благотворительного проекта, а моя трехлетняя дочка Сашка — главным помощником. Она вместе со мной по выходным десятки раз за день спускалась в парадную принимать шарфы от людей, раскладывала шоколадки и конфеты по подарочным пакетам, подсчитывала, сколько мы связали, обматывалась шарфами, проверяя на теплоту.

Она слышала, что мама постоянно уходит в загадочную «Ночлежку», и довольно долго просилась туда вместе со мной. На восьмое марта я сдалась и взяла маленького, но уже опытного волонтера помогать устраивать праздник женщинам, живущим в приюте «Ночлежки». Саньке тогда было три с половиной годика, но она наравне со всеми работала, сортировала предметы по пакетам и не канючила. А когда строгая мама-руководитель объявила наконец перерыв, Санечек, как взрослая, получила свой стаканчик чая и одну вафельную конфетку. И очень была горда тем, что она в команде.

Это был первый Санькин опыт волонтерства, а коллеги из «Ночлежки» написали мне тогда, что принимают Александру без всякого собеседования. После «Хурмы» мы вместе ездили в приют для животных наглаживать котов и выгуливать собак, сажали деревья и собирали мусор в рамках экопроектов, помогали по мелочи в других организациях. Слово «волонтер» Сашка знает давным-давно. Оно для нее — одно из фоновых. И означает новое приключение с мамой и серьезные дела, которые ей поручат. Означает ответственность и волшебное «как взрослая». Означает, что она, Сашка, сейчас кому-то поможет, и это очень важно. Означает что-то уже привычное и само собой разумеющееся.

hurmasharfyi

«Они же маленькие и будут только всем мешать»

Конечно, будут! Если вы заранее не подготовитесь. А в подготовку всего-то и входит, что предупредить координатора акции, руководителя или другое ответственное взрослое лицо, что вы хотите прийти с ребенком, и узнать, как он на это смотрит.

Иногда нужно продумать заранее, причем родителям, не организаторам, нужна ли специальная одежда, сменная обувь, маленькие перчатки убирать мусор, питьевая вода, перекус, фломастеры и книжки, если сильно устанет. Подстраховаться и договориться со вторым родителем, чтобы тот, если что, забрал наволонтерившегося волонтера домой отдыхать. Вот и все. Если продумать эти простые шаги, те же самые, о которых вы обязательно думаете, когда идете с ребенком в гости или в театр, отправляетесь за город или в студию, тогда ваш маленький помощник никому не будет мешать.

Самое важное во всем этом приключении — найти настоящие, всамделишные задачи. Такие, чтобы ребенок знал и чувствовал: «Да, я помогаю. Да, то, что я делаю, важно. Да, это настоящее ответственное задание». Не «лишь бы не путался под ногами», не «пусть посмотрит, как другие спасают мир», а Настоящее Задание. Тогда и волонтерство будет восприниматься как приключение, как интересный опыт, как возможность быть полезным.

Ксения Кнорре Дмитриева, журналист, волонтер «Лиза Алерт»:

Ксения Кнорре Дмитриева

Ксения Кнорре Дмитриева

— Я придерживаюсь той точки зрения, что ребенок должен побывать на работе и посмотреть, чем родитель занимается, участвовать в его повседневной жизни. Не только картошку помочь почистить, но и помотаться по делам, прийти на работу. Ребенок же воспринимает это как знак доверия. И еще считаю принципиально важным знакомить детей со сферой благотворительности и НКО. Поэтому я уже не первый раз беру свою дочку на разные благотворительные мероприятия, и она считает это большой честью для себя, очень ценит эти возможности. Ей нравится быть полезной. Ей сейчас 10 лет.

И вот я взяла Дашку на поиски. Ей вообще нравится вся эта приключенческо-спасательная тема. Я, правда, в тот раз не предупредила никого, что приеду не одна, но у меня не было выбора: либо самой не ехать, либо приезжать с ребенком.

Слава Богу, никто на меня не рычал за это. Хотя, естественно, отношение к детям на поиске неоднозначное: важно, чтобы они не отвлекали и не мешали. Даша выполняла важную задачу: ей выдали блокнот и ручку, и она была регистратором. Это действительно очень важная задача — записывать всех, кто приезжает, их контакты, группы, в составе которых они ушли в лес. Она чувствовала себя нужной.

Ребенок очень быстро замечает фальшь, когда ему дают задание, просто чтобы его занять. А здесь она выполняла полезное дело. И она была такая счастливая, ее просто распирало от гордости. Хоть и очень усталая. И еще это, конечно, был момент единения нашего с ней, общий прожитый опыт. Это же очень сближает — то, что мы делали одно общее дело. Не знаю, что еще может рождать такую близость ребенка и родителя.

Я ее обязательно возьму на учения, которые проводит «Лиза Алерт». Это такие групповые обучения, первая медицинская помощь, картография, следопытство, вот эти все штуки небесполезные она у меня пройдет. Может быть, не в этом году, а в следующем, но съездим обязательно.

Фото: vk.com/lizaalert_real

Фото: vk.com/lizaalert_real

Плюс еще я приветствую общение ребенка с другими людьми. Мы же их растим в оранжерее, ото всего ограждаем. И важно, чтобы ребенок узнавал мир, в котором есть страдания, и что людям нужна помощь, которую, в том числе, может оказать и он.

«Они же маленькие, как об этом с ними говорить?»

А вот так и говорить. Просто на их языке. Без драм, ровным голосом объяснять, что мальчик не бегает, а ездит в коляске, потому что у него больные ноги. И, кстати, давай подумаем, может быть, ему нужно помочь проехать.

А в другой раз, уже без мальчика рядом, можно просто вслух порассуждать:

— Смотри-ка, какая лестница высокая. Интересно, если в коляске ехать, ее вообще можно покорить?

Обращать внимание. Учить мысленно представлять себя на месте другого. Говоря о проблеме, вместе придумывать ее возможное решение. Подсказывать, закладывать в маленькие головки вопросы, создавать ситуации. И лучше не риторические, а практические: «Зачем, как думаешь, светофор еще, как птичка, пищит?» И вот вы уже про незрячих рассказываете. «Давай нашей бабушке печенья испечем. А знаешь, что есть бабушки, у которых нет внуков? Некому о них заботиться. Давай этим бабушкам тоже отнесем? Целый противень бабушкиных печенюшек напечем с тобой».

Я до сих пор не знаю ответа на детский наивный вопрос: «Почему есть бездомные?» Я знаю теорию, самые частые причины, по которым человек оказывается на улице. Я знаю статистику: сколько мужчин, сколько женщин, сколько с дипломом, сколько без. Но как ответить на вновь и вновь задаваемый ребенком вопрос: «Мам, но почему?», я не знаю до сих пор. И иногда на помощь приходят не только здравый смысл и самый простой и честный вариант ответа. Иногда на помощь приходит литература.

Сможете с ходу назвать произведение, в котором достоверно говорится о причинах бездомности, отношении социума к бездомным и стигматизации этой социальной группы, а заодно и о том, в чем нуждается человек, оказавшийся и проведший какое-то время на улице, о методах, так сказать, ресоциализации?

Прошу любить и жаловать, Самуил Яковлевич Маршак, «Кошкин дом». Ох, как он меня выручил в свое время! Там же все, все, все. И как раз языком, понятным трехлетке. И таких книг много: русские народные сказки, классическая «Девочка со спичками», певец социальности Отфрид Пройслер, замечательные примеры современной детской литературы: от «Планеты Вилли» и «Мария и я» (про людей с синдромом Дауна и расстройствами аутистического спектра) до «Мыши Гликерии» (про приемных детей) и «Другой, другие о других» (про толерантность и разные культуры и про права человека).

Елена Смирнова, директор фонда «Созидание»:

Елена Смирнова

Елена Смирнова

— Программа «Уроки добра» существует у нашего фонда уже более 6 лет. Школы записываются на год вперед, и практически нет свободных мест. За окном сентябрь, а детские субботники расписаны все до мая. Социально активных школ очень много, мы за раз можем принять до 10 человек. В год у нас получается около 20 таких уроков.

Дети приходят с очень смутным представлением о работе фондов и благотворительности в целом. Мы с ними начинаем разговаривать, рассказывать. Они ведь совершенно не представляют, как это все работает. Обычно самый стандартный ответ на вопрос: «Как вы думаете, где мы эти деньги берем?» — «В метро собираете». К сожалению, организованно никто об этом не рассказывает. У нас есть такие дисциплины, как обществоведение, основы православия, а вот уроков воспитания милосердия нет.

Затем мы берем письма, которые приходят в фонд, в конвертах, написанные на бумаге, и даем их ребятам. И обычные московские школьники читают на листочке в клеточку о том, как живут люди, и даже представить себе не могут, что можно ходить в школу за 5 км пешком без обуви, потому что работы нет в колхозе и родителям не на что купить ботинки своему сыну или дочке. А затем каждый выбирает себе по письму, по адресату, и начинает собирать для него посылку: игрушки, школьные принадлежности, может быть, хорошую одежду.

Дети всегда реагируют очень ярко, вовлекаются. Когда ходят с родителями потом в магазин, то просят купить и тому мальчику или девочке, чье письмо читали. И для них это становится нормой жизни, даже если это была разовая история. Больше половины детей не покидают фонд, а продолжают участвовать, приходя помочь на других акциях, собирая посылки, рассказывая друзьям и даже иногда приводя с собой родителей.

Фото: Фонд "Созидание" / Facebook

Фото: Фонд “Созидание” / Facebook

Завтра будет субботник для дошкольников, придут 5-6-летние ребята. Мы обычно заранее просим родителей с ними дома собрать игрушки по четким инструкциям (чистые, в хорошем состоянии, чтобы все детали были на месте), хорошую одежду. А завтра будем читать письма. Обычно стараемся подобрать письма от детей такого же возраста, чтобы проще было представить, подобрать игрушки.

Дети не могут приносить деньги, которые они не заработали, на лечение детей, оплату операций, покупку лекарств. Они могут поделиться только тем, что есть в их личном пользовании. Если бы школы были больше заинтересованы в таких уроках доброты, думаю, многие фонды сделали бы подобные программы. Хочется, чтобы благотворительность становилась нормой жизни, как зубы с утра почистить. Чтобы это было не уделом избранных людей, а само собой разумеющимся для многих и многих. Вот чего мы хотим добиться.

Фото: Фонд "Созидание" / Facebook

Фото: Фонд “Созидание” / Facebook

Когда об этом начинаешь говорить, обычно много людей присоединяется, родители агитируют других, как сарафанное радио. Так было, например, с букетами на 1 сентября: сначала было сложно, был один-единственный класс из всей школы, которые так сделали. Кто-то должен начинать, а другие потом подтянутся.

Мне кажется очень важным рассказывать не только про то, как мир чудесен, но и про трагедии, которые происходят в нашем мире, про историю с Бесланом, про то, что люди болеют и умирают. Не пугать детей, не показывать кровавые снимки, но рассказывать обязательно, иначе, когда они столкнутся с несправедливостью и болью, то не будут готовы помочь.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Девять добрых дел декабря

Благотворительные ярмарки, сборы подарков и письма в дома престарелых

Под покровом Белого Ангела

Милосердие великой княгини Елизаветы Федоровны было поистине безграничным. Ее примеру стараются следовать в БФ «Правмир».

Директор фонда “Правмир”: Вы творите чудеса!

Нас часто спрашивают – вы помогаете только православным? Нет.