Бог есть – что может быть логичнее?

|
Можно ли средствами логики доказать, что Бог есть, а также то, что истинный Бог – Христос? Именно это пытается сделать в своем трактате кандидат философских наук Андрей Курган. Предлагаем читателям «Правмира» оценить убедительность его аргументации.

1

Два факта, очевидно, известны мне: мир есть и его создал не я.

Дальше возникает подобная очевидность: ведь я сам есть и не создал сам себя. Тогда, как я могу исчерпывающе знать свой смысл, если не создал сам себя? Ведь смысл находится у источника всякой вещи, у того, кто ее создал.

Но откуда берется эта идея создания? Видимо, она у меня оттого, что я могу быть и знать себя. Я знаю, что я есть, но так же очевидно знаю, что не я себя создал. Но, тем не менее, я непосредственно не знаю свое основание, а просто имею себя как факт. Но так как я есть, то я должен откуда-то произойти. Однако, откуда?

Та же самая логика применима и к миру: он есть, значит, откуда-то произошел. Идея о том, что мир возник сам собой или существует вечно, не так очевидна и понятна, как идея творения, поскольку я сам про себя знаю, что я есть такое, которое должно было откуда-то произойти, ведь я очевидно есть, и при этом я не был всегда и не создался сам собой, иначе я бы знал об этом точно, ведь создал бы сам себя. Я бы знал, что создал сам себя, потому что я есть как знание себя самого, и поэтому я знаю, что не создал сам себя. Следовательно, я имею начало. Я могу это основательно знать именно про себя.

Это мое знание себя, как имеющего начало, но не создавшего себя, разделяет меня и мир. Ибо я понимаю, что произошел не из мира, потому что если бы мое начало, как начало меня, было в мире, то я бы это знал, с той же очевидностью, с какой знаю, что я есть. Точнее: я понимаю, что мое тело и все материальное имеет свое происхождение от посредников моего источника в мире, но именно истоки себя как личности я в мире не нахожу, ибо я должен был эти истоки знать, как осознаю сейчас себя.

Эта же логика переносится и на мир, стремясь представить его сотворенным. Отсюда и идея, что всё откуда-нибудь происходит. Не будь этого знания о необходимости основания во мне, то поискам оснований неоткуда было бы подпитываться в истории науки, ибо эта идея очевидна, иначе я бы не мыслил и не знал себя как существующего. Т.е. если бы передо мной самим не стояла остро проблема основания, я бы не смог все остальное существующее наделять этой же проблемой. Если я отказываюсь признать, что не я сам себя создал, то вынужден признать и то, что я не знаю, что я есть. Но так как я точно знаю, что я есть, то понимаю, что я откуда-то произошел.

Можно подумать, что идею творения я взял из опыта: ведь в мире всё откуда-нибудь происходит. Однако так я лишь интерпретировал бы факты природы, как происходящие один из другого, и не понимал бы идею происхождения (причинности), если бы не знал ее в себе. Поэтому свою достоверность идея творения находит только во мне и через меня, ибо я только про себя достоверно могу сказать, что не создал себя, иначе бы знал об этом, однако же знаю, что не создал, поскольку вообще я есть как знание самого себя.

Первый вывод, из приведенных фундаментальных фактов: я не знаю мир и себя, т.е. не знаю наше назначение. Ибо я мог бы в точности знать мир, если бы создал себя и его. Ведь кому знать назначение вещи, как не ее творцу. Или ей самой, если она себя создала, но это не мой случай. Если, следовательно, я не знаю, для чего я и мир, то, как я могу действовать в этом мире? Что мне делать? Ведь смыслом наделяется нечто, исходя из его сути и предназначения, а я этой сути своей не знаю.

Первый очевидный ответ: постараться это узнать. По этому пути пошла физика и натурфилософия. Их цель – доискаться знанием до начала мира и его основы. Но что это знание нам даст? Будет ли этим знанием дан и смысл бытию мира? Находится ли смысл в и так известном факте, что мир существует и начал быть?

По определению, познание такого рода будет упираться в бесконечность мира и бесконечное познание его, поскольку познающий я есть так же часть мира, и, заглядывая в прошлое мира, я тяну туда и себя, тем самым сдвигая границу начала в неопределенное прошлое. Поэтому от факта, что не я создал мир, не уйти. А раз не я создал, то и смысл миру придал не я. И смысл этот, по-видимому, не достижим познанием материи мира.

Например, что дает познание вещества некоторой вещи, относительно формы этой вещи? Форма эта ведь могла бы быть создана и из другого вещества, как, например, железный и деревянный квадрат. Бесконечно познавая материю, я никогда не выгляну за нее. Соответственно, исследование мира не даст мне его исконный смысл. Об этом и свидетельствует история физики. Ученые достигли определенных успехов, но смысла существованию человека и мира это не добавляет. Тем более, относительно смысла мира, его познание всегда ограничено, ибо ключи смысла – у творца вещи, а человек не творец мира.

Но можно предположить, что мир сотворился сам собой или существовал всегда сам собой. В том, что нечто происходит само собой, и происхождение это понимается как случайность, заключено противоречие, ибо «само» означает, что в основе действия личность, ведь где есть «само», там есть и субъект этого «само».

Если нечто существует без личности, то приводится в движение другим, которое его толкает, и так, пока мы не дойдем до личности, как основания движения и процесса, т.е. пока мы не дойдем до самоактивной сущности. А если не личностью все приводится в движение, то и наша мысль тоже приведена в движение не собой, значит бессмысленно нам ее думать.

Выходит, бессмысленное нечто начинает движение мысли к другому бессмысленному нечто. Поэтому, если нечто существует, то причиной тому является воля некоей личности, у которой, собственно, есть воля как самоактивность. Это Бог Творец.

Фото: apologet.ru

Фото: apologet.ru

2

В представлении, что мир создался сам собой, а не Творцом, заключается гордыня человека, не желающего смириться с собственной конечностью и ограниченностью, ведь сам человек не может создать даже пылинки из ничего, даже атома. Факт, что человек не может ничего создать из ничего, но может только компоновать уже существующее, о многом нам впоследствии скажет.

Но человек не хочет подчиняться этой очевидности, а сам хочет властвовать, если уж не над землей, то хотя бы над самим собой. Поэтому человек, видя величие творения, не хочет признать величие единого Творца, ведь сам человек не может чего-то сотворить из ничего, и начинает думать, что все это великолепие произошло само собой. Т.е. раз человек сам не может, то и Господу в этом отказывает, мерит все по себе. И заслуги в творении, получается, ничьей нет. Такой настрой дает человеку дерзость поступать, как он хочет, ведь согласно этой логике, все в мире самостоятельно и случайно.

Поэтому второй путь продумывания фактов существования меня и мира приводит с очевидностью к осознанию предшествования нам Творца: ни себя, ни мир не создал я, следовательно, их создал кто-то другой, Господь. Это я могу знать с достоверностью, которая единственно мне доступна. Опираться на другие факты не так надежно, потому что они второстепенны, ибо ключи к познанию всего находятся у того, кто их сотворил, и это не я.

Поскольку другие факты следуют из мира и его устройства, а мир создал не я, то мир может измениться в любой момент по замыслу Творца, который мне не известен. И какой смысл тогда исследовать мир, который уже завтра может исчезнуть или полностью измениться?

Отсюда вытекает идея тленности всего, суеты сует, которой не нужно заниматься, ибо все изменчиво, в этом не найти основания. По крайней мере, это второстепенно, по сравнению с обращением к Творцу всего сущего. Какой смысл отдавать познанию мира всю свою жизнь, если Творец может в мгновение ока изменить свое творение? Да и познание наше действительно тщетно, поскольку исходит оно не из основания, и до основания мира без воли создателя добраться не сможет. Не лучше ли обратиться к себе, и внутри себя отыскать истину, ведь и самые очевидные факты мы берем из себя, как и тот, что я существую, но не есть свое основание.

Ввиду последних мыслей, попытка узнать происхождение и смысл мира из самого мира выглядит как своеволие, ибо ясно, что создал мир не я, поэтому знал бы его, если бы создал, и, если бы угодно было Создателю. Да и зачем узнавать мир, в котором нет смысла, потому что нет личности, в которой этот смысл обитает? В мире должен быть смысл, но смысл есть нечто нематериальное, и оно как таковое должно обитать только в некоем разуме, а у разума есть хозяин – личность.

Не бессмысленно ли познавать мир самому, из собственного своеволия, ведь познание это по определению мне недоступно? Как можно познавать мир, не понимая, что такая вещь, как смысл должна обитать именно в чьем-то разуме. Отсюда можно понять первородный грех, как попытку своевольно получить знание, в обход воли Творца.

Фото с сайта rus2045.com

Фото с сайта rus2045.com

3

Из приведенных выше фактов и размышлений вытекает следующее.

Мир существует, и сам факт его существования свидетельствует о наличии смысла или замысла относительно его. А смысл живет в сознании, уме, в личности, которая должна предшествовать миру так же, как любой замысел предшествует осуществлению любого нечто, и без замысла ничего не бывает.

Так же есть и я, я как сознающий себя субъект. И как таковой, я знаю, что не создал себя и не произошел из мира, поскольку если бы мое самосознание было еще где-то в мире или миром, то я бы это знал, поскольку я есть именно знающее себя существо.

Эти два факта говорят о наличии Творца, сотворившего меня и мир. Поскольку я как сознание, должен произойти от более высшего сознания. Это будет подробно обосновано дальше.

Ошибочно думать, что мир возник «сам собой», если под этим подразумевают случайное и безличное возникновение. Потому что «само» предполагает существование личности. Таким образом, сторонники естественного, т.е. случайного происхождения должны признать существование личности, если не у творца, то у самого мира.

Однако и эта позиция будет внутренне противоречива, потому что смысл некоего нечто, должен существовать до этого нечто, ведь именно так мы сами поступаем, когда что-то создаем.

С другой стороны, так же как я, обладая самосознанием, не создал себя, так же и мир не создал сам себя, хотя в нем я как раз не вижу самосознания. Скорее в мире присутствует некий разум, ум, по которому мир устроен. Но это как раз предполагает, что этот ум в него вложила личность, обладатель этого ума. Если мир устроен на разумных основаниях, значит, есть личность, которой этот разум принадлежит. И ум этот находится вне мира, так же как мой ум может простираться дальше моего тела.

Эти размышления генетически связаны с другими. А именно с тем, что мир познается моей свободой, моей свободной самоактивной личностью. Но в мире мы познаем законы и причинности, т.е. детерминизм. Но без существования моей свободы этот детерминизм так же не был бы мне доступен и понятен. Значит, сама свобода познает детерминизм, значит, свобода выше детерминизма, и стоит перед ним.

Трудности в принятии таких мыслей заключаются в том, что часто мы забываем, что смысл – это принадлежность целого, и части получают свой смысл так же от целого, которому они принадлежат. Поэтому мельчайшие частицы мира не обладают разумом, и не могут разумно упорядочиться сами, но лишь из более целого, высшего и сложного они сами наделяются смыслом. Даже человек, обладающий разумом, не всегда смыслополагает верно, тем более частицы материи, которые по определению не обладают самостоятельностью. Следовательно, смысл проистекает из целого. И раз частицы упорядочиваются не сами, но упорядочены разумно, значит, их кто-то упорядочил.

Возьмем для примера организм. Ведь ясно, что все органы обладают смыслом и своим назначением, исходя из целого организма, а без него они и существовать не могут, и понять, для чего они невозможно, если не знаешь устройство всего организма. Поэтому бесперспективно познавать мир, только исследуя части, и не обращая внимания на целое. Ибо без целого невозможно понять смысл всего, значит и исследование бесполезно. Однако познание частей возможно, поскольку наш разум неким образом связан со всеобщим разумом, который создал и эти части. Но пытаться при этом доискаться до целого таким способом неразумно.

Поэтому в познании нужно обращаться к тому, кто это целое создал, и видеть все вместе, а не бесконечно исследовать части. Исследовать части по отдельности – это как поднять руку и исследовать причину и источник поднятия, исходя из устройства руки. Но рукой руководит не она сама, но разум личности ее поднимающей. Поэтому, исследовав руку, никогда не доискаться до источника ее движений. Так и исследуя мир, не учитывая разум, сложно добраться до его нематериальных истоков.

Спрашивать или утверждать о смысле события, а о смысле целого мира и связи события с целым не спрашивать, какой в этом смысл? Так происходит ошибка, ибо смысл есть в целом, а если он есть в частях, а целого не знаешь, то это ложный смысл. Это так же, как взять какой-нибудь орган и рассматривать его сам по себе, без связи с организмом целым и его частями другими. Много ли мы поймем о печени, если не знаем, для чего она в целом организме? Но тогда почему мы копаемся в частях, а на целое не можем и даже не хотим посмотреть? А о том, как к нему обратиться именно как целому, нужно не забывать, что оно есть личность.

О неразумности представлений о случайности мира свидетельствует и пример эволюции. Если представляют развитие мира, как случайное соединение элементарных частиц, которое привело последовательно к разным этапам эволюции в ограниченный промежуток времени, то при отсутствии руководящего замысла эта эволюция была бы невозможна, ни при какой степени вероятности.

Например, возьмем десять монет номиналом от одной до десяти, и поместим в черный мешочек. Какова вероятность, что мы, погружая туда руку десять раз подряд, достанем подряд монетки от одной до десяти по очереди? Вероятность ничтожная. И это так, если иметь в виду, что у монеток этих только одно свойство, отличающее их друг от друга. А если этих свойств много, как у элементарных частиц, то вероятность их последовательных соединений, ведущих последовательно к некоему результату еще более ничтожна.

Так, во что же более мы поверим? В случайность? Что мы созданы частицами, не обладающими ни разумом, ни душой, случайно? Или что мы созданы Великим Творцом по замыслу? Даже своего разума человеку не хватает, чтобы нечто создать из ничего, что уж говорить о чем-то совершенно неразумном, что оно создало мир. Такой подход уничтожает всякий возможный смысл в мире.

4

Но в основном человеческая деятельность связана с самовольным познанием и действием по этому знанию. Несмотря на очевидность приведенных доводов, люди отказываются от них. Но отказ от этих фактов делает мышление непоследовательным и все его выводы тоже. К такому человеку мы и хотим обратиться сейчас.

Ты хочешь познать мир и первопричину его. Но почему так ограниченно ты уже понимаешь первопричину, что не допускаешь, что она сама тебе может сказать то, что тебе надобно знать? Почему ты не понимаешь первопричину как личность? Ведь если ты своей личностью познаешь сие совершенное творение, то как можно допускать, что его не создала личность, которая бесконечно совершеннее тебя?

А если первоначало в твоем познании не такое совершенное, и не может само говорить, что даже само тебе не может сообщить истину, то зачем и познавать его такое? Тратишь ты жизнь на познание несовершенства, поскольку сам думаешь о нем как о несовершенном, ибо только несовершенное может искать обходные пути, и не свободно открыто доносить истину до желающих ее узнать. Как можно искать разумное, а на источник своего разума не обращать внимание?

Или, может, ты ищешь такое благо, которое будет подогнано под твои запросы? Но тогда не называй его истиной. А если и истину одну единственную ты не признаешь, тогда считай себя делающим ради неделания. Ибо ты хочешь познать и раз и навсегда успокоиться. Но, что это за истина, которая допускает бездействие? И много таких среди нас, важных и состоятельных, которые оправдывают свое бездействие поиском, который никогда не закончится, поскольку ничего не ищет, не ищет истину.

Много есть открывающих непонятно какие выдумки, и, коль они как выдуманные все же существуют, почитают их открытиями. Им не дано понять, что до открытия не было этого выдуманного открываемого. История философии и науки полна такими примерами вымышленных открытий, но тем не менее заставлявших в себя верить своей утонченностью и выгодой лицам определенного круга занятий и характера.

Коль не признаешь ты начало или начало не признаешь личностью, то занимайся чем-то мировым, а не умом, ибо ум живой не смирится с тем, что его ты полагаешь не в личности, ибо себе ты не отказываешь в свободе, а первому отказываешь, ибо хочешь препарировать его как материю, без его ведома. Почему с человеком ты разговариваешь, чтобы узнать его, а первопричину мира не спрашиваешь ни о чем, но сам копаешься в творении?

Как можно не признавать самое возвышенное, о чем только можно подумать – причину мира – личностью, и при том творящей, всемогущей и т.п.? Именно факт существования и нашего непонимания этой первосущности призывает применить претензии к себе в недостаточности познания, а не пытаться компенсировать свою ограниченность выдумыванием своего образа мира, который нам удобно познать, не признавая никого в мире умнее себя. Ибо все, что не признает высшей свободы в творении – ошибка. Ибо всякий и любой детерминизм познается твоей свободой.

Так какой же принцип тогда выше: детерминизм или свобода? Конечно, свобода, как ты не можешь этого понять? Ведь если ты не признаешь свободной личности за Творцом всего, то тем более должен отказать в свободе себе самому, который познает этот мир. И раз ты несвободно познаешь, то и не ты познаешь, значит, ничего не происходит, и тщетно само познание, которое идет от несамостоятельного к несамостоятельному, у такого познания нет цели, ибо цель задает свобода.

Ты тешишь себя мыслью, что кому-нибудь пригодятся твои измышления. Хочу уберечь тебя от того, чтобы ты не понял иллюзорность этой мысли слишком поздно. Когда понадобится мысль твоя и каким людям? Еще ты их считаешь лучше, чем окружающих тебя? Будущим поколениям? А современные не имеют права спастись? Но уже спасаются и притом без твоей помощи. И не лучше ли тебе исправить себя и их, ибо поздно может быть исправлять детей неисправленностью родителей. А лучше, исправь хотя бы себя. И крепко держит тебя твой эгоизм, не давая тебе действовать, взамен подсовывая пустые мечты о пользе в будущем.

Подумай и о себе. Сам ты живешь ли по выдуманному тобой представлению о мире и его смысле? И для кого тогда ты познаешь, если не для себя в первую очередь. А если живешь так, то полностью ли покрывает твоя теория твое бытие или остаются белые места, где ты не знаешь, как поступать? Одумайся, перестань любить себя больше, чем истину. Если истина есть всегда, то не могла она не открыться раньше тебя. Так пойми ее, а не выдумывай свое подобие, и ты будешь даже больше счастлив, чем представлял себе. Или хочешь людей запутать, чтобы выбирали между разными мнениями и ошибались?

Но не бойся, приобщившись к старой вечно новой истине, найдешь ты там место и для размышлений и для открытий и главное для дел. Ибо я не верю, чтобы теория философская объяла весь твой мир, хотя бы потому, что ты читаешь или пишешь во время своей мысли, а это уже несовершенные занятия, ибо знание дается более от дел, а не от фантазий. Хотя и фантазировать можно, но соизмеряй воображаемое с предметом совершенства, а это Всемогущий Благой Бог, и представления о Нем у нас таковы, ввиду удивительности творения.

Кажется, что знание этой истины было у человека всегда, ибо такое очевидное это знание и простое, непосредственно данное. Ведь что может быть проще того, что есть Всемогущий Создатель всего, который Благ и Всемогущ? И что в Его лоне нужно жить и любить. Но отступает человек почему-то от этого, выдумывая небылицы, различные первоначала с их законами бытия, и обманывает сам себя. Если познаешь ты свободой, то и в основание полагай свободу, а не навязывай первосущности свои измышления. Вместо того, чтобы постоянно обращаться к факту о том, что мир существует, следовательно, имеет смысл, который в него кто-то вложил, ибо смысл может произойти именно от личности, абсолютной личности, в данном случае, ибо она все создала. Но ты занимаешься оправданием своего незнания, оправданием своей гордыни, не признающей существо более совершенное, чем ты.

Поскольку ты обладаешь самосознанием и свободой, и это главные твои достоинства, то как можешь отказывать в этом Творцу всего, в то время как ты сам ничего не создал. Умом своим думаешь и по нему поступаешь, а Богу говоришь действовать по каким-то законам, тобой выдуманным.

Те, кто вкладывает в основание и устройство мира детерминизм, должны вложить его и в себя, и в свои мысли и признать полное отсутствие свободы у себя. Ибо если нет свободы у основателя мира создавать все, то какая свобода может быть тогда у того, кто и пылинки создать не может из ничего. Поэтому, либо заканчивай мыслить вообще, либо заканчивай вписывать свои измысленные закономерности в Того, Который находится до всяких причин и следствий. Свою свободу умножай на бесконечность и тогда ты, может, приблизишься к пониманию Творца, а иначе откажи и себе в свободе.

Если ты, познающий этот необъятный мир, свободен, а не можешь при этом и пылинки создать, то не бесконечно ли свободнее то существо, которое стоит в начале этого мира и создало его? Так почему же ты отказываешь ему в свободе, пытаясь заключить в рамки детерминизма, законов бытия и т.п. Ведь очевидно, что ты ограничиваешь его этим, ограничиваешь, в первую очередь, для себя и закрываешь себе глаза. Поэтому ты не найдешь первоначала, поскольку ищешь его не там, и не таким.

Польза философии, в том числе и историческая, была в том, что она расчистила путь для понимания первоначала как Личности, как Творца. Философия отвергла язычество, и способствовала пониманию Бога как запредельного единого первоначала. Это представление мешает человеку уйти в язычество и фетишизм.

Но горестно становится, когда философия из средства для блага, становится целью, и ведет уже к рассеиванию и язычеству. Подобно тому, как люди начинают поклоняться идолу вещественному вместо того Бога, которого он изображает. Так и философия стала идолом, вместо своего истинного места, вместо приближения к Богу умом, она стала средством в самой себе. И ум тем самым закрылся в ней в самом себе, и стал сходить с ума. И так и разум, как инструмент для познания Бога, тупится и портится, когда вторгается в несвойственные ему области, вместо обращения к первоначалу Личности.

Как можно заниматься измышлениями о мире, не учитывая факта, что ты не творец? Так зачем ты допускаешь безумное предположение, что все появилось само собой или бессмысленно существует вечно? Тогда любой смысл и в твоей голове проваливается в ничто. Вот где нужно смирение, вот где нужно отделаться от самолюбия, чтобы хотя бы признать факт своего несовершенства перед лицом абсолютного совершенства. Хватит считать себя создателями мира. Мы не творцы его, и он нам не подчиняется, но одному Богу. Хочешь наделить Господа каким-то законом, ограничивающим его и делающим понятным? Оставь это. Он сделал самого тебя наделяющим, и не можешь ты ограничить своим умом абсолютную свободу.

Не знает человек всего смысла и отказывает в нем вещам и целому миру, поскольку не знает этот смысл. Но зачем ты уничтожаешь смысл, думая, что его нет там, где ты его не видишь? Полагая, что есть нечто бессмысленное в мире, незначимое, ничтожное событие, или вещь. Как можно так думать, ведь нет ничего существующего без смысла, иначе как бы оно существовало? Но ты лишь не знаешь этот смысл, а он есть, ведь как может быть нечто существующее без своего назначения и смысла? Иначе получается, что ты живешь на островках смысла, а между ними ничего, но это невозможно, потому что ничто нет.

Нужно встать на точку зрения смысла, либо он есть в мире, либо нет мира. Потому что все, что есть, должно обладать смыслом, а не так, что где-то он есть, а где-то нет. И значит нужно верить, что смысл есть, и есть абсолютная личность – Бог, в которой этот смысл пребывает. Поэтому вера, которая не познает каждую вещь, но отдается самому разумному, есть самый прямой путь к Богу. Вера сразу решает, что Бог есть истина, которую даже до конца не понимаешь. Иначе знанием до Бога не дойдешь.

Что бы ни предлагал мир, ты веришь в самое разумное, в самое доброе как основу мира. Ты принимаешь, что есть смысл и веришь, что все обретает смысл. А если смысл есть, и ты его не знаешь, то он должен обитать в некой личности, абсолютной личности Бога.

В наше время научных открытий о мире, когда мы узнали какой он огромный и сложный, мы должны были бы понять, что не может такое величие существовать без замысла и смысла, и удивиться величию Творца и уверовать, что благо Его для нас еще больше, чем мир и больше всех наших понятий и представлений. Но вместо этого мы обедняем этот мир, думая, что он сам по себе таков, без причины и Творца, лишая смысла любви это великолепие.

Смотреть на мир и не видеть Творца – это как смотреть в глаза, и не видеть взгляда. При этом многое можно в этом глазе найти, если там покопаться, но все это будет не важное, а в конечном итоге, может навредить и взгляду, и уж тем более познающему.

Сотворение мира

Сотворение мира

5

Мы показали, что наиболее непротиворечивой позицией в существовании является признание акта творения и существования Творца. Однако главное знание заключается в том, каков Он Творец, а не просто, что Он существует. Мы привели сущностные и логичные, но не единственно возможные аргументы о существовании Бога, другие аргументы разума можно найти в творениях святых отцов Христианской церкви. Но главное в понимании Бога – это каков Он, а не просто, что Он существует.

Поскольку от понимания Его, возможно и понимание всего остального в мире, а главное – понимание своего смысла и предназначения. Подобно тому, как от фактов «я есть» и «есть мир» мы заключили к существованию Творца, так и познание, каков Он даст нам знание и о том, кто я, и что должен делать, помимо простого существования меня.

Поначалу мы можем узнать о нем нечто из себя, но не из тех качеств, которые являются у нас приобретенными в процессе жизни, мирские, а из тех, без которых невозможно мое существование как меня, ведь я хочу и свой смысл понять. И тут я пониманию, что я буду собой без многого, что есть во мне, но я не буду собой без самосознания. Я должен знать себя, и тогда я есть. Этим же органом знания я познаю и Бога. Значит, Бог есть тоже нечто знающее, только бесконечно превышающее мое знание и его структуру, поскольку я пользуюсь знанием, а Он его создатель. Отсюда наименование Бога Всеведущим.

Знание же есть нечто не материальное, в отличие от того, что оно может знать. Значит, уже два качества Бога я могу узнать из себя: Он есть Знание и Дух, в отличие от незнающей и материальной вещи.

Но главной моей чертой, благодаря которой я есть сам, я есть я, есть самостоятельность, свобода. Действительно, без свободы я не смог бы существовать, по крайней мере, как я сам. Иначе я был бы частью чего-то другого, но уже не был бы собой. Однако я есть именно я, и знаю это, значит, в этом аспекте своего осознания я свободен. Это же касается и всего существующего, либо оно свободно и есть само собой, либо оно есть часть чего-то другого, как и у меня есть части, которые не самостоятельны, но являются частями самостоятельного меня. А поскольку я знаю, что все, что есть, существует не благодаря себе самому, так же как и я, но благодаря тому, кто все это создал, то я понимаю, что Бог есть в основании всего, и без Него ни одна вещь, ни одна пылинка не просуществовала бы и мгновения, поскольку она не есть основание себя.

Значит, основание ее есть в другом, т.е. в том, у кого ее смысл, а смысл есть у Творца как Личности, ибо разум должен обитать именно в личности. Поэтому все, что есть, существует от начала и до сих пор через Бога. Все существующее, как и я, обладает какой-то частью свободы через Творца, поскольку мы есть, и есть отчасти сами собой. Но основание и причина нас есть в абсолютной свободе, в абсолютном бытии. Ибо только то, что совершенно свободно, может существовать полностью как оно само. И таков Господь Бог. Иное мыслить не логично. А раз это так, и я понимаю, что ничего нет само собой, но все благодаря Ему, то основное качество Бога есть Любовь, Он есть Любовь, ибо творит все не для себя, но для того, что Он сотворил, ибо оно обладает определенностью в себе, как я. Но все сущее не обладает основанием своей определенности, ибо не создало себя, а это основание есть и пребывает постоянно в Боге и посредством Него мы есть.

Знать то, что Господь есть абсолютная свобода и самостоятельная личность, и все остальное есть Им и через Него, чисто логически, а все остальное противоречиво – это очень важно. Ибо часто мы забываем, что Господь есть любовь, что Он устроил все творение именно для нас, именно для сотворенных. Что все не само собой произошло и происходит, а что для существования всего нужна свобода первопричины всего, и эта свобода может быть только у абсолютной личности, которая есть Любовь.

Именно это качество Бога есть главное, а остальные следуют из самого Его определения, это Всеведение, Всемогущество, Всеблагость. Все это венчается Любовью. К которой и мы должны стремиться, чтобы нам существовать. Ибо Сам основатель бытия есть Любовь, значит ничего не может существовать, что не любит.

В маловерии нашем Господь кажется нам нереальным, не личностью. Творцом, но как будто без усилия, и без свободы, и без любви. Отсюда и пошло представление, что мир как бы сам собой произошел. При таких представлениях и сама жизнь человека кажется как бы сама собой идущей, в зависимости от обстоятельств мира. Поэтому естественный порядок – это следствие постоянной любви, он стоит на свободе, но свобода Бога выше его. Величие мира, его красоту нужно совместить с тем, что он создан не сам собой, но любовью Бога, свободно, а не по принуждению и обязанности, тогда любовь Бога будет понятна.

Призрак «само собой» убивает знание о любви Божией и не дает любить самому. Ибо если и подозреваю, что есть Бог, то все же Его делание представляю как «само собой разумеющееся», как будто Бог и не создавал этого всего, как будто Он и не был свободен в этом. Но будто бы из своего понятия Он есть Творец, соответственно, нечем Ему и гордиться, но будто Он просто выполнял свою работу, как ремесленник свою, за которую Ему мы теперь немного даем своей милостыни. Так ведь и я разучаюсь любить, ибо забываю, что любовь – это акт свободы, ничем не обусловленный, соответственно, ждать повода и условий для любви – значит в корне не понимать, что она такое.

Нужно стремиться всегда помнить, что Господь – личность и творит все собой. «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин.1:3). Что нет так называемого естественного порядка, но все есть Его силой и мудростью. А глядя на величие и красоту, и непостижимость творения, и помня, что все это сделано не само собой, а именно специально, по замыслу, по волеизъявлению Бога, тогда и проникаешься любовью и почтением к Нему. Так называемый естественный порядок есть злейший враг понимания сути вещей и Божественной благодати. Тогда всегда будешь жить при Господе, если поймешь Его как Личность.

Познавать все в естественном порядке даже невозможно, ибо сам познающий есть свободная личность и не сможет все свести к естественности бездуховной, даже если бы она действительно была сутью. Естественный порядок, где все само собой происходит, мыслить противоречиво, ибо его мыслит свободная мысль. И тогда ей нужно признать, что она не свободна, либо что все, что я могу узнать – это продукт свободы, а не детерминизма. И тогда мысль отвергает сама себя.

Только свободное существо вообще может быть в основе себя и быть собой, быть определенным. Определенность сущностно связана со свободой. Иначе, если оно не свободно, то оно не есть оно само, но зависит от чего-то другого. Но по-настоящему свободное существо должно быть автором самого себя, быть основанием себя. А человек для себя таковым основанием не является. Значит, если у человека все же есть представление о свободе и личности, то он их берет не из себя, но заимствует у абсолютно свободной личности и свою свободу соизмеряет с ней.

Кроме того, только свободное существо может любить и творить, т.е. отдавать что-то другому, вплоть до отдачи себя. Ибо если ты не свободен и тебя нет у себя, то, что ты можешь отдать другому? Поэтому любовь вытекает из свободы, а свобода из любви, и обе они есть в основании всего сотворенного. Поэтому и конкретный человек может быть свободным и быть собой, и любить, только через эту абсолютную свободу Творца, ибо как мы выяснили: только в основывающей себя Личности есть бытие, поистине венчаемое любовью.

Хотя многие хотят, чтобы все в их жизни получилось и произошло как бы само собой, чтобы сама собой прошла жизнь, и жить было бы легко. Даже все усилия западной цивилизации ныне направлены на то, чтобы все было «само собой». Можно подумать, что все это происходит от лени человеческой, но на самом деле в основе тут принцип смерти, распада, пассивности, нежелания жить и любить. Но поистине не существует того, что есть за счет другого, а не за счет себя. Чтобы быть, нужно быть собой. Там, где ты не собой, там для тебя смерть. А там где ты собой, там ты близок к свободе, а настоящая свобода есть в Боге Творце, ибо только Он есть причина себя и свобода себя.

Нужно помнить, что все что есть, Господь делает не само собой, но Сам, из своей воли и свободы и любви. Тогда будешь благодарить Его и будешь припадать к Нему. Ведь Он личность и более того, Отец наш, поэтому иди к Нему быстрее, к Нему Одному. Только Он есть истинно самостоятельный всегда, и всякая свобода, и любовь только через Бога. Потому что сам человек не может себя отдать, ибо и не принадлежит себе, но любовь человека к человеку возможна именно через Бога, но для этого надо возлюбить Бога, своего Творца.

Вот почему главные заповеди для человека: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим. – Сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:37-40). Ведь не любя Того, Кто все для нас сделал, как сможем полюбить людей?

А когда поймешь ты, что Господь ничего не сделал по принуждению, но все свободной любовью Своей к тварям, то узришь, что все делается на благо тебе, и никакое зло не может это благо закрыть. И узришь свои грехи, и что ты достоин всякого испытания, однако милость Господа безмерна.

Существование всего и человека в первую очередь свидетельствует о любви Божией к нам. Вот признак любви, которую нужно увидеть. Жить и не задумываться о Творце и смысле жизни, но прозябать в мелких делах, самому себе измысля себя и других – не безумие ли это? Да и как не безумие, если очевиднейшим является, что мы не только не творцы мира, но и самих себя. Так как же мы живем как будто сами из себя, не спрашивая: откуда мы и не пытаясь узнать истину. Как можно, отдавая себе отчет, что не создал и пряди своих волос, не обращаться к Творцу своему? Почему все, что угодно делает человек, но не пытается быть единым с Богом, который Сам есть единство наше со всем.

Но как обезумел человек, что уже и не ищет Творца своего, но считает себя в силах жить самому и не ставить ни во что силу создавшую его. И ограничивается человек в своих интересах не то что этой жизнью, этим миром, но даже этим днем. В себе ли этот человек? Пользуется ли он умом правильно? Ибо, не самое ли последовательное искать Творца, чтобы спросить у него и жить по Его законам, раз уж и жизнь эта не нами создана, то и законы ее не мы придумали.

Только Господь есть Сам собой, значит остальное есть не само по себе, но основанием имеет Господа, Его жертву и руководство. Потому всякая вещь есть за счет постоянного воспроизводства ее Господом, в каждой молекуле участвует Господь, как ее бытие.

Все бытие, которое мы видим, – это отданное Богом бытие, Его жертва, поэтому мы не властны над всем сущим. Поскольку ничего нет, что было бы благодаря себе, то все есть через Бога, Его бытием есть все. «Ибо все из Него, Им и к Нему» (Рим. 11:36). Даже если сущее выглядит вроде бы самостоятельно, поскольку Господь создал его для него самого, то оно таково только за счет жертвы Бога для нас и для всего существующего.

Христос создает Землю

Христос создает Землю

6

Таким образом, только Бог есть основание бытия, та абсолютная личность, которая есть до всего. И важно понять, что только Тот, Кто есть основание бытия, начало жизни, может этим бытием пожертвовать, может эту жизнь подарить другому. В этом заключается свобода и любовь. Свобода может быть только для любви. Мы видим все, что создал Бог собой, и понимаем, как безгранична Его любовь. И высшим ее проявлением для нас есть жертва за нас. И показал и показывает нам это во всей полноте, в полноте превышающей нас Иисус Христос. Каждый миг Его жизни говорит об этой любви. «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1:18).

Потому что только такая любовь, которую показал Иисус Христос, раскрывает любовь Бога в творениях Его, в жертве Его. Ибо Он отказался от славы своей, став рабом по плоти, ради того, чтобы людей возвысить до Бога. Бог воплотился, пришел в плотский мир, ограничив Себя, пойдя на страдания, ибо только Он мог это сделать, потому что Его бытие в Его руках.

Только Иисус Христос показал Божественную любовь во всей ее полноте. Показал так, что и уразуметь до конца невозможно, но то, что возможно, наполняет нас единственно возможным смыслом. То, что сделал Христос, есть образ того, что делает Бог для нас, ведь все, что есть, существует Им. Значит, Господь каждый миг жертвует собой ради нас, каждый миг одаривает жизнью, поддерживая существование этого мира.

Поэтому познать Господа можно только совершая то, что сделал и делает Христос для нас. Но как это сделать, нам никогда не было бы понятно, если бы Он не пришел и не показал, и не рассказал Сам, будучи здесь, как мы. В смирении себя твое я восходит к воле Бога, который абсолютно смирился ради твари в творении ее, что показал Сын. Господь снизошел до пылинки, чтобы она была через Него, Он не виден, потому что сам по сути есть жертва и дар за нее и за все. А я даже от себя грешного отказаться не могу ради других. Святой Господь Сына предал за нас, а я от падшего грешного себя отказаться не могу.

Нет большего чуда, чем воплощение Бога. И признавая существование Бога, как можно отказывать Ему в воплощении, считая это неестественным? Забывают, что Богу все возможно, и нет ничего, над чем Его свобода была бы не властна. Поэтому бессмысленны и безмысленны различные ухищрения, пытающиеся отрицать воплощение Бога, этого абсолюта, который воплотился в ограниченной плоти, ибо Бог есть абсолютная свобода и возможность, и нет ничего, чего бы Он не сделал любовью к нам.

И ничто не может помешать Богу воплотиться именно в человека, ибо ведь ради человека Он это и делает, и человека ведь так же сотворил по своему образу и подобию. Поэтому воплощение даже необходимо, если уж разуму чтобы что-то понять, приходится мыслить именно такими категориями. Ведь именно человек нуждается в Боге, и именно в человека Бог пришел, и к человекам через человека, чтобы возвысить человека до Бога.

Но Бог жертвует большим ради нас. Он жертвует Сыном, который воплощается. И Сын жертвует собой из любви к Отцу и к нам в Духе Святом. И так же, как мы не можем своим ограниченным умом запретить Богу воплотиться, так же не можем запретить Ему иметь Сына, равного Ему. Иначе, если не можем понять равное Божество Сына и Отца, впадаем в просто логические противоречия. Но все сомнения относительно Божества и необходимости Сына давно предупредил Григорий Богослов:

«Не должно быть таким любителем Отца, чтобы отнимать у Него свойство быть Отцом. Ибо чьим будет Отцом, когда отстраним и отчуждим от Него вместе с тварью и естество Сына? Не должно быть и таким Христолюбцем, чтобы даже не сохранить у Него свойства — быть Сыном. Ибо чьим будет Сыном, если не относится к Отцу, как виновнику? Не должно в Отце умалять достоинства — быть началом, принадлежащего Ему, как Отцу и Родителю. Ибо будет началом чего-то низкого и недостойного, если он не виновник Божества, созерцаемого в Сыне и Духе» (Слово 20, о поставлении епископов и о догмате Святой Троицы).

Бог в силу любви своей рождает равное себе, Сына. Мы не можем сейчас вдаваться в тонкости богословия, пока важно лишь отметить и зацепиться мыслью, что во всем действует один божественный принцип, который в глубине своей раскрыт Отцами Церкви.

Господь абсолютно неэгоистичен, поэтому Он и есть в трех лицах, между которыми есть вечное общение. Он один, поскольку Господь, но в трех лицах, поскольку любовь и общение. От благости Сын предвечно рождается от Отца. И, естественно, Он в этой благости Божество. Поэтому Сын и Отец есть одно настолько, что это можно понять только из любви. Ведь Отец передает Ему всё, и Сын любовью отвечает на любовь.

И по этой же божественной любви Сын полностью становится человеком, принимает ограниченность плоти. В этом акте – единство Божества, ибо Сын – Бог, и рождается от Отца, образом этого акта является Его воплощение, Его дар Себя в жертву за людей. Поэтому там, где Отец, там и Сын. И отсюда кротость Сына, как Сына, но божественная кротость, ибо Он Сын Бога и сам Бог.

Молитва о чаше

Молитва о чаше

7

Таким образом, начав с необходимости творения мира и человека абсолютной личностью, предшествовавшей миру, мы пришли к существованию Бога, затем – к осознанию Его свободы и любви, от них – к воплощению, от воплощения – ко Христу.

Поскольку Бог один, то должно быть Его одно воплощение и одно воскрешение. Бог свободен, и всё для Него возможно, но Один Отец и Один Сын. Поэтому и я один, и в этом единстве личности для меня надежда на спасение. Не может быть разных абсолютных воплощений Бога, ибо тогда тело наше бессмысленно и не уникально, и нет смысла мне очищать его от греха. Бог – личность, и как личность один. Потому и я личность, поскольку создан им по образу Его, один, и поэтому живу один раз. Для вечного Бога достаточно одного воплощения, чтобы в истине явить себя человеку, ведь и человек есть каждый один. Как мне общаться со Христом и именно с Ним, если Он становится разными личностями? Не должно быть так, иначе нет никакой истины и твердости в бытии. Да и непонятно это должно быть человеку, который хочет быть собой, а не разными образами чего-то. Поэтому один Сын, как и Отец один.

Сомнения в этом проистекают от маловерия, от додумывания человеком небесного. Различные воплощения Бога не учитывают всех вышеперечисленных аргументов. Ведь логичнее и честнее, чтобы у Бога было одно совершенное воплощение – Христос, сам Бог, а не множество с разными функциями, одинаково несовершенными. Для Бога, не разумнее ли воплотиться в человеке, по законам человека – один человек – одна жизнь? Люди учитывают в своей жизни знаки и гадания – как будто Бог не может быть откровенным с человеком и старается не через дух с ним говорить. Ведь открытее и правдивее общение через дух, который взял на себя плоть, чтобы быть понятным нам, и чтобы мы стали понятны сами себе. Правдивее общение со Христом как с единственным Богом на земле и в небесах.

Зачем несовершенства свои приписывать Богу? Человеку дано читать духовное, и не хочет. А в нашем упрощении проявлений духа сказывается наше высокомерие, что мы якобы можем разгадать некую загадку некоего знака. Но надо лучше быть пристальней к себе, ибо Царство Божие внутри нас, а не в материи. А она ведь сама по себе есть не она сама, она есть сама в себе всегда другое. Поэтому она может только являть дух, но дух есть независимо от нее.

Таким образом, только Христос просвещает наш разум к правильному познанию Бога и правильной жизни. Если сам Бог ходил по земле, то, что еще нужно для радости, для смирения перед Ним и пребывания с Ним? Не будь и ты подчинен бездействию, лишь теоретизируя, но не любя, ибо жизнь в любви, в любви через Бога. Как можно еще искать чего-то, если сам Господь пришел на землю и ходил по ней? А любви этой может научить нас только Христос и наученные Духом Святым отцы Церкви.

Все это поможет человеку понять Евангелие и творения святых отцов христианской Церкви, святостью своей жизни приближающихся к пониманию Бога. Задача же этого текста – доводами разума хотя бы чуть-чуть зацепиться за правильное понимание Бога в Его откровении нам через Евангелие и святых отцов.

Словарь “Правмира” – Бог

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
О научных доказательствах бытия Божия

Говорить, что “наука не обнаружила доказательств бытия Бога” так же странно, как говорить. что “вскрытие не…

Хранитель церковной науки, от которого не осталось имени

К 90-летию со дня рождения Евгения Алексеевича Карманова

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: