Богатые тоже… люди

|

…точно так же как и бедные

Для начала оговорюсь. Я не про политику, я про общественные нравы. К политике отношусь настороженно, но если уж общественные нравы не должны быть сферой интереса православных, то давайте откажемся от миссии и уйдем в леса, пока они еще остались.

То, что происходит вокруг выборов, по-моему, одобрить невозможно.

Нагнетание

Я даже не про фальсификации. Я про нагнетание ненависти и разделения.

И нагнетают ненависть и культивируют разделение те, кто обязан проявлять заботу о стране и народе. А также те, кто усиленно выступает за стабильность и спокойствие.

А какое уж тут спокойствие, когда пишущая братия, кажется, забыла, что наряду с нецензурными и просто ругательными словами существуют и другие. Вот приличный человек призывает к миру, употребляя при этом слова «интеллигентская истерика». Во-первых, это грубо и оскорбительно. Во-вторых, себя-то он (и многие другие его собратья по СМИ) к кому причисляет? Неужто к конкретным пацанам? Так не возьмут же, вот в чем штука…

Можно долго и совершенно бесплодно дебатировать на тему фальсификации результатов выборов. Можно всячески поносить тех, кто сомневается в честности подсчетов. Но полезно помнить, кто все это некрасивое дело начал. Кто первый назвал Чурова волшебником, а? То-то же!

Отвратительные эпизоды с прослушками, взломами почты заставляют задуматься еще кое о чем.

Я, пожалуй, соглашусь, что по результатам взлома почты несчастной Потупчик нужно заводить уголовное дело, но не на тех, кто взломал, а по содержанию обнародованных финансовых документов. Понятно, что такого дела в обозримом времени не предвидится. Жуткое впечатление производит и список «врагов», также вполне достойный юридической реакции. Но кое-что настораживает: списки получателей. Насчет некоторых из них сомнений просто не было, да и никакого общекультурного значения они как не имели, так и не имеют. Однако вспомнилось…

А бумажка-то была подделкой

Вспомнила я очерк Лескова под сложноватым для нынешнего читателя названием «Zahme Dressur в жандармской аранжировке».

Zahme Dressur – это по-немецки «мягкая дрессировка», метод дрессировки животных без жестокости, который в то время вводился и обсуждался. Суть же очерка такова: некоторый профессор с признаками либерализма был кумиром студенчества. Жандармам это, естественно, не нравилось. Вызвали на беседу другого светоча мысли, который первому жестоко завидовал. Разговор ни о чем, потом следователь вдруг извиняется и выходит. Светоч, естественно, любопытствует, что за бумаги на столе. И находит донос за подписью профессора. Радости нет предела; его как-то быстренько отпускают, и он летит делиться сенсацией. Ее встречают с восторгом; ошельмованный профессор кончает жизнь самоубийством. А бумажка-то была подделкой. В ХХ веке в соответствующем учреждении такое называли «дезой» и активно формировали и использовали.

Но ведь если бы только в этом было дело. Дело, как это часто бывает, и в инициативе снизу. Вот в более новые времена опубликована повесть Ю. Даниэля (читала в «Юности», названия, к сожалению, не помню). Содержание простое: про человека намекнули, что он стукач. Подхватили с упоением. Постепенно он оказался в полной изоляции, сошел с ума и теперь живет в психбольнице. Оно, конечно, не без художественного нагнетания, но я же помню подобные толки и пересуды!

А уж что касается священников… Был один батюшка, с которым у меня образовались довольно хорошие отношения, я часто у него исповедовалась и он ко мне относился тепло. И вдруг кто-то восклицает: «Ой, ты что, он же стукач!». Я задумалась и отправилась за советом к отцу Александру Меню. А он и говорит: «Ну и что, допустим даже, что это так, – вам-то какая разница? Вы же не будете исповедоваться в том, что ненавидите советскую власть, тем более что это не грех? А грехи исповедовать всегда полезно». Ну и продолжали мы с ним дружить.

А что изменилось в XXI веке? А ничего. При наличии 282-й статьи насчет разжигания вражды и ненависти их только ленивый не разжигает.

Казус Варламова

Илья Варламов

Илья Варламов

Если вернуться к этой несчастной почте бедолаги Потупчик, то наибольший резонанс вызвала фамилия Варламова. Не хочу никого обижать, но боюсь, что придется. Илья Варламов – фотохудожник (ну ладно, фоторепортер) просто на редкость интересный. «Уличен» в том, что получал деньги за свою работу. Крупные деньги, кто же спорит. Но и квалификация у него ничего себе, и известность колоссальная, а работа такая, что требует вложений, малопредставимых для тех, кто рад-счастлив, что снимает на мобильник. Да, снимал Селигер и Суркова, так ведь это черты эпохи. А крику-то…

Друзья, опомнитесь, это вам не Лени Рифеншталь, фильмы которой, кстати, до сих пор интересны как шедевры кинодокументалистики. И особо прозорливые бормочут, явно гордясь собой, что-де мол я-то всегда его подозревал… Нашли чем гордиться! Строго говоря, вполне возможно, что есть люди, которые на всякий случай подозревают всех. Вообще-то это называется ненависть и зависть – в данном случае к топ-блогеру, успешному и талантливому человеку. Не потому ли никто другой такой реакции не вызвал? И как о самом обычном говорят, что он-де отпирался, когда его спрашивали. А по какому, простите, праву спрашивали? Какой-то комсомольский патруль и народный контроль в одном флаконе.

Разыскивается… ненависть

И никак я не могу согласиться с позицией Навального в той ее части, которая гласит (точнее, гласит он, и очень громко) о ненависти.

Алексей Навальный

Алексей Навальный

Ну, не прощайте себе на доброе здоровье, если только ненависть и здоровье сочетаются, хотя по-моему нет, но только полезно знать, что злопамятство – отнюдь не добродетель. И ведь до смешного доходит: Навальный объявляет в сетях, что ищет секретаршу, называя первым желаемым качеством кандидатки ненависть. По-моему, непредусмотрительно; на мой взгляд секретарша должна быть прежде всего верной и преданной, а также неподкупной. Что взаимосвязано.

Конечно, Потупчик принято ругать во все корки. Возможно, что она этого скорее всего и заслуживает и как минимум заслужила неприязнь со стороны тех, кому усиленно портила жизнь. Но ничего не могу поделать: мне вот вопреки всему симпатична ее какая-то оголтелая личная преданность, основанная на благодарности.

Среди всеобщего ожесточения и совершенно непристойных речений (имеется в виду не только сквернословие, но и чудовищные искажения фамилий оппонентов и терминов, обозначающих приписываемые им воззрения, а также презрительные клички для людей «иной» национальности, что в наше время в нормальном случае просто непредставимо) мне уже случалось задавать вопрос: если у «охранителей» можно услышать только самую жуткую ругань, то что же такое они охраняют? Неужели традиционные культурные ценности, созданные Православием? Или что?

Разделение – сверху

При этом всем как-то прочно забывается, что мы – единый народ и что не устоит разделившееся царство. И тут нужно сказать, что раскол и разделение усердно насаждаются сверху.

Спрашивается, зачем? – Увы, ответ более или менее очевиден: «разделяй и властвуй». Хотя история показывает, что не так уж долго и счастливо правили разделяющие: погибли вместе с разделенными.

Тут еще вот что: бывает единение в добре, а бывает и во зле. К какому типу единения можно отнести привлечение в круг доверенных лиц таких людей, как Багиров и Невзоров, что называется, думайте сами.

Оранжисты?

В круговороте вражды стремительно утопают любые попытки здравомыслия. Ну, скажем, откуда есть пошли разговоры об оранжевой революции? Уж только не от тех, кого с редкостной исторической и языковой безграмотностью называют «оранжистами», в то время как оранжисты на самом деле – сторонники нидерландского королевского дома, основанного Вильгельмом Оранским.

Ну ладно, а откуда идея революции?

Неужто к насильственному перевороту можно приравнять требование честных выборов?

Что, иначе никак не заставить быть честными?

И почему государственным переворотом называют идею сменяемости выборной власти? Ее вроде никто не отменял и божественным правом выборных администраторов тоже не наделяли. Вот разве что Михалков, только это не в его компетенции. Наверно, здравым было бы требование не только честных выборов, но и регулярной сменяемости выбранных. Тогда и траты на выборы были бы поскромнее, кстати сказать.

Вспоминается, что в советском уголовном кодексе была такая мутная статья «Хулиганство, совершенное с особым цинизмом». Что это такое, толком никто не понимал, но было ясно, что это на всякий случай. Не знаю, как насчет хулиганства, но особый цинизм видится в том, что вырвали (откуда? из Пенсионного фонда? или поэтому-то и студентам стипендию не заплатили?) аж 15 миллиардов на видеокамеры, которые… будут отключаться к началу подсчета голосов (20.00 – прим. ред.).

Больше или много?

Вот, еще, например, проблема: митинги и их численность. Тут какое-то перетягивание статистического каната. Как-то больше получается доверять оппозиции, потому что охранители уже зарекомендовали себя в этой сфере не лучшим образом: если можно с бюллетенями, так чего говорить про подсчёты, выполняемые непонятно кем и по непонятным критериям.

А между прочим, так ли это важно? Достаточно констатировать, что в стране много (очень много!) недовольных, и нужно что-то придумать (кроме массовой бойни) для того, чтобы их было меньше.

А не отделываться циничными грубостями и откровенным пренебрежением. В самом деле-то, кто лодку раскачивает, если подумать?

Или предложение «дорогим избирателям» избить ногами чиновника можно считать призывом к миру и стабильности? Я уже не говорю о совершенно постыдной истории с захлебнувшейся «танковой атакой» – нашелся, слава Богу, здравомыслящий человек! – которую атаку инициировал якобы простой рабочий, оказавшийся на поверку начальником цеха.

Чо им надо-то?

Но, пожалуй, больше всего огорчает волна народного гнева, формулируемая как «Чо им надо-то?».

Вот маленькое отступление. Когда наступила возможность печатать Солженицына, женщина, читавшая его в самиздате, дала прочесть книгу своей доброй знакомой. Та прочла и сказала: «Ну и что такого? Им же масло давали, тут написано».

Ну, ладно, это был печальный результат советского воспитания. Между прочим, о его сугубо материальных основаниях сейчас как-то забыли, считается, что все были такие возвышенные, а я вот помню строки из очерка о школе: на вопрос учительницы, почему же Татьяна не ушла к Онегину, ученица ответила: «Так у нее ж муж генерал!». Но ведь с тех пор прошло очень много лет, и Церковь получила свободу проповеди – а снова здорово!

И довольно стыдно опять-таки в XXI веке уныло пропихивать идею, что только физический труд может быть признан таковым, а умственный – это несерьезно. Между прочим, без какой-то доли умственного труда даже обслуживание трубы становится проблематичным, не говоря уже о величии страны.

Чулпан и список 499

Сейчас вовсю муссируется идея о том, какие нехорошие люди попали в так называемый список 499. Более здравомыслящие говорят, что им деваться было некуда, им дотации нужны, а тут они их получали.

Но вот что интересно: эти люди, между прочим, – национальная гордость. Их работа прославляет страну. И что, обязательно давать им средства в обмен на поддержку, или можно все-таки придерживаться более благородного образа действия?

Сильное (до полного неприличия) брожение умов вызвало обращение Чулпан Хаматовой, талантливой и благородной женщины. А дети, спасению которых она себя посвятила, больше никому не нужны? Государственному здравоохранению, например? Не приходит в голову, что и за этих детей, и за крики вокруг Чулпан придётся отвечать? Не говоря уже о том, что опять-таки кто кому давал право ее судить и разбираться в ее побуждениях?

Сыт – и хватит

В предвыборных баталиях все комбатанты напрочь забыли, что голосование есть свободное волеизъявление гражданина. Тайное, между прочим. Кто за кого хочет, тот за того и голосует. И отчитываться не обязан. А также кто за кого хочет агитировать, тот пусть и агитирует. В рамках закона.

Но тем временем внедряется довольно-таки низменная идея, что если человек сыт, то больше ему ничего и не нужно. А о нравственных унижениях, о невозможности подняться выше уровня простой сытости без административной поддержки, о безумном (в строгом смысле слова) расслоении общества, о тотальном взяточничестве, о лживой статистике вроде бы и говорить не стоит. И даже не стесняется охранитель писать, что они-мол на бентли ездиют, а народ с голоду подыхает.

Ну, во-первых, пишущему голодная смерть явно не грозит.

Во-вторых, на бентли или там не на бентли, но на чем-то приличном он и сам ездит.

В-третьих, если народ с голоду подыхает, то чего ж охранять-то? Какая такая сякая при этом видится стабильность?

Люди – это…

А один неглупый человек, когда мы с ним обсуждали эту тему, сказал: «Люди — это те, кто богат душой». И здесь ни прибавить, ни убавить. И не нужно благочестиво восклицать про нищету духа, потому что кроме благочестия нужен же еще и разум (недаром есть такая шутка: харизматики испрашивают дар пророчества, а нужно бы им попросить о даре толкования пророчества, а то с этим плоховато). Нищета духа – это прочное осознание того, что все дары Духа – от Бога и нет у нас ничего своего в этой сфере. А душевное богатство – это нечто иное, это доброта, милосердие, способность видеть красоту и создаватать ее. Это любовь, радость и благодарность. Честность и верность. И без этого никак. Потому что это тоже от Бога. Но ведь все, что от Него, требует и собственных усилий.

И вот со всем этим у нас как-то не складывается. То есть оно есть. Но не ценится, не уважается и осмеивается. Дело циников живет и побеждает.

Я уж не говорю о полной невнятице в решениях: постановили освободить Мирзаева из-под стражи – и тут же отменили. Посадили Таисию Осипову на 10 лет – и тоже вскорости отменили. Какая-то логика должна быть у судебной власти, не говоря уже о правовых основаниях? Точно так же выдворили Анн Нива «за разговоры с оппозицией», то есть за прямое исполнение ее рабочих обязанностей – и уже разговоры о том, что ведь могут и передумать. Когда-то КГБ выдворяло из СССР ее отца, Жоржа Нива. Но тогда действовали подло, но согласованно. Дожились до повторения в виде фарса.

Не могу сказать, что меня так уж радует зримое возвращение сталинской паранойи, когда любой контакт с иностранцем расценивался как предательство. А после загранкомандировки запросто могли расстрелять – на всякий случай. Тоже ведь по сути циничное неверие в то, что люди могут быть и не продажными.

И теперь, когда к предательству приравнивается визит в посольство, а перед входом в кустах вместо рояля – люди с фотоаппаратами, – ровно то же самое: зачем туда ходить, если не за деньгами? Опять-таки вспоминаю, как мамаша моего приятеля-студента делилось тревогой по поводу того, что сын часто бывает у Н. Я. Мандельштам: «Зачем он к ней ходит? Она же старуха!». Не судите по себе – вот самый общий контраргумент.

Кто, если не?

На фоне всеобщей сумятицы совершенно теряются опрометчивость и неочевидность приводимых доводов. Ну, например, что в стране никогошеньки нету, кроме Путина. А я пару раз тем, кто со скорбью вопрошал, а кто ж еще, говорила: «Ну, допустим, Вы, Вы человек честный и разумный». И не слышала возражений.

И удивляет уровень некомпетентности, непонятно на кого рассчитанный (неужели уже до этого дошло? не поторопились ли?). Уже провозгласили, что в массовых самоубийствах подростков виноваты Интернет и пресса. А в других странах ни того, ни другого, очевидно, нет. А что по фактам выявляются учителя и полицейские – это как?

И СК туда же: нашли, что ролики, фиксировавшие нарушения на выборах – на серверах в США. Так всякая организация и всякий человек, который не хочет, чтоб у него в одночасье изъяли всю документацию вместе с компьютером, уже давным-давно размещается на серверах в США. Так что злые люди бедной киске не дают украсть сосиски.

Эх, яблочко, куды котишься…

Вот уже судят покойного (убитого, между прочим) Магницкого. Тоже особый цинизм. Ну постановят, что он кругом был виноват – не до исключительной же меры, так что за его смерть все-таки кто-то должен ответить.

А суд над покойниками вообще мерзость; могу припомнить еще один такой случай. После реставрации Стюартов тело Оливера Кромвеля, умершего за два года до этого, было вытащено из могилы и повешено. Нельзя сказать, что это надругательство сильно помогло Карлу II: прославился безумным мотовством и развратом, а сын его после недолгого правления был свергнут и династия пресеклась. И даже идут разговоры, что если бы нынешний Чарльз, принц Уэльский, унаследовал престол, ему пришлось бы сменить имя, потому что Карлами Англия сыта.

И что же делать?

Думать и слушать. Вот Святейший Патриарх предложил прислушаться к недовольным, что было бы только нормально. Не помогло.

Но тут есть еще одна вещь. Наверное, я в своих пристрастиях не одинока: мне резко не нравятся те, кто называется лидерами оппозиции. Тем более что в основном никакие они не лидеры, просто у них хватило ума возглавить недовольство. Но если учесть, что всякая общественная альтернатива искоренялась много лет, то легко говорить о том, кто же кроме: уж постарались, чтоб никого не было. Заново нужно привыкать к общественному движению.

А для этого нужно разговаривать, и думаю, что без лидеров. И без корреспондентов, разве что захочется потом изложить результаты разговоров, спокойных, вдумчивых, уважительных. Кургиняна и подобных просят не беспокоиться.

Ирина Прохорова

Ирина Прохорова

Тут такое случилось, что эту возможность нам показали в лице Ирины Прохоровой. Я издавна привыкла ее уважать за блистательный проект НЛО (новое литературное обозрение – прим. ред.), который она ведет с 1993 года: журнал высочайшего научного класса, и к тому же всегда актуальный. А тут к тому же спокойная такая, улыбается, с прекрасными манерами и умная-преумная. Я не знаю, сможет ли при нынешнем раскладе ее брат стать президентом, но что есть, то есть: люди увидели и услышали, что интеллектуальная сокровищница нации отнюдь не исчерпывается Тиной Канделаки и Ксенией Собчак.

Что и требовалось доказать.

И дай нам Бог придти в себя!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Православие и мир
Дорогим читателям Правмира

Марина Журинская

Я прочла отзывы на мой текст «Богатые тоже… люди». Благодарю всех, кто понял и согласился, это важно. И мы не одиноки. Не собираюсь отвечать на окрик «назовите источники, пароли, явки, сообщников, сознавайтесь, нам все известно». Но кое-что хотелось бы сказать.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!