Болезнь – это наказание за грехи?

Болезнь – это наказание за проступки, отступление от веры, за нарушение церковной дисциплины. Так ли это? Мы беседуем с протоиереем Валентином Уляхиным, преподавателем кафедры Священного Писания Ветхого и Нового Завета ПСТГУ.

 

 

Протоиерей Валентин Уляхин

 

– В православной среде существует такое мнение, что болезнь – это наказание. Как вы считаете, насколько это правильно?

– Болезнь – не наказание. Болезнь – это объективный фактор нашей жизни. Без болезни не может быть человека. Единым человеком вошел в мир грех, как пишет апостол Павел, комментируя Бытие, в послании к Римлянам. И грехом вошла в мир  – смерть.

То есть грех непослушания привел к смертности и болезненности всякого человека. Мы в своих немощных телесах несем устремленность к смерти. Поэтому смерть и болезнь объективны для нас, и мы не можем быть без болезни и несем в своих бренных членах, как пишет апостол Павел, те наши болезни, которые нас сближают с крестной болезнью Господа.

«Довлеет тебе благодать Моя, сила моя в немощи совершается» – это апостол Павел услышал от самого Христа. Все христианские подвижники, все апостолы, мученики, преподобные были отнюдь не богатыри. И это – главное доказательство того, что болезнь – не наказание.

Вспомним описание, известное из деяний апостола Павла и его первой ученицы Феклы (это апокриф, но он один из древнейших и подтверждается в посланиях апостола). Мы видим на иконах апостола Павла как богатыря с мечом, словом Божиим обоюдоострым, апостола Петра – с ключами от Царствия Небесного, а ведь они были очень немощными.

«Апостол Павел». Часть полиптиха из церкви Санта-Мария дель Кармине в Пизе.

Апостол Павел был тщедушный, маленький, кривоногий, заросшие брови, глазки маленькие, нос крючком, лысый, да еще гугнивый к тому же – заикался, как Моисей. У него болели глаза (он пишет к Галатам: молодцы вы, Галаты, если бы вы могли – глаза бы свои дали мне, потому что я плохо вижу). Он страдал эпилептическими припадками. Дело в том, что апостол Павел был родом из Тарса. И там, в Киликии, далекой провинции Римской империи, периодически бушевала лихорадка. И Павел страдал последствиями этой болезни в виде припадков.

Он пишет к Галатам: благодарю вас, что вы не плевались, слушая меня. Это буквальный перевод с греческого, в русском тексте это немножко препарировано. Почему? Потому что во время проповеди он часто падал. Это считалось духовной болезнью типа проказы, и обычно люди, видя такого припадочного, плевались, чтобы отвратить от себя бесов, духов злобы поднебесной. Апостол Павел был очень болезненный человек, он даже своего любимейшего ученика Луку как врача держал всегда с собой, потому что не мог без врача путешествовать.

Так вот, Павел жаловался самому Господу, о чем читаем в послании Коринфянам: Господи, за что ты мне дал ангела сатаны, жало в плоть, которое удручает меня? Что такое жало в плоть? Skolops – в переводе с греческого это кол, на который насаживали отпетых разбойников. Это самая страшная мучительная казнь. Павел просил: «Господи, избави меня от жала в плоти». Есть разные мнения, что это за болезнь, но главное, что он страдал болезнями, и Господь не исцелил апостола Павла, а только сказал: «Довлеет тебе благодать моя, сила моя в немощи совершается». Наша сила совершается в крестном несении болезни.

Амвросий Оптинский

Преподобный старец Амвросий Оптинский большую часть своей жизни, лет с сорока (а жил он довольно долго – восемьдесят лет), лежал. Все известные и неизвестные 19 веку болезни гнездились в его бренном теле. И кишечные заболевания, и желудочные, почки, печень, позвоночник – всё страдало. Он лежал буквально на одре смертном сорок лет. Ему предлагали рыбку на Пасху, а он говорил: «Я не могу ее кушать, дайте хоть понюхать мне эту рыбку на Пасху». Доктора не знали причину этих болезней.

Преподобный Сергий, игумен Радонежский, страдал на одре смертном, тягчайше болел. Мы обычно читаем, что преподобный очень легко отдает свою чистую святую душу Богу. Нет. Игумен Сергий Радонежский тяжко страдал, прежде чем умереть.

Возьмите Иоасафа Белгородского. Он жил очень мало, около пятидесяти лет, по-моему. Он в конце своей жизни говорил: «Как жалко, что я в свои молодые годы не берег свое здоровье, я питался одним хлебом и водою, и в результате не могу сделать то, что хотел всю жизнь, совершить все свои труды. И он умер раньше времени.

Бессмертный Бог умирает как последний грешник на кресте, потому что Он взял на Себя все грехи мира, и даже Отец отвернулся («Боже, почему ты меня оставил?»). Христос на кресте взял на Себя все грехи, и как бы в Своем лице Он олицетворил самого страшного грешника. В очах своего Отца Он предстал как самый страшный грешник и умер крестной смертью. И смертью своей смерть попрал. Потому, что без такой смерти нельзя было войти во ад, чтобы там предстать перед сатаною. Как пишет Василий Великий – сошел в бездну ниже всякой бездны, где был дьявол. И своим явлением, и дыханием уст своих победил дьявола. И для этого нужно было умереть на кресте. Господь умер как самый последний грешник, взяв на себя всего грехи мира, вменившись с разбойниками в один ряд. Сам Господь претерпел такие страшные болезни.

Мы можем жить в правде, только подражая крестным мукам Спасителя. Чтобы быть нам человеками, тем более православными христианами, нам нужно нести болезни. Апостол Павел пишет: «Аз язвы Господа Христа моего на теле своем ношу». И на парамане каждого монаха написаны эти слова. Потому что без этого невозможно нам спастись. Мы живем в подражании Христу.

Иоанн Кронштадский

Вспомните святого праведного Иоанна Кронштадтского. Ему тоже приходилось очень много болеть, он был отнюдь не богатырского сложения. Но он до конца был верен поставленной цели. Когда он был очень тяжело болен, врачи говорили: «Если вы не будете вкушать пищу скоромную, вы умрете».

И все-таки, посоветовавшись со своей матерью, святой праведный Иоанн Кронштадский решил отказаться от требований врачей и не нарушать поста. А мать ему писала, что лучше умри, но не нарушь поста. И это нам тоже пример перенесения скорбей и болезней.

Все святые, за редким исключением, претерпели болезни – в виде каких-то тяжких скорбей или реальных болезней, будучи мучениками за имя Христово. Сам Господь, в Евангелие от Иоанна в 5 главе говорит, что мы, люди, несем наш образ Божий в бренном теле. Хотя это бренное тело становится для нас со всеми своими болячками храмом Духа Святаго, живущего в нас.

У Иоанна Богослова в пятой главе говорится о расслабленном, который 38 лет находился в параличе. Это Евангелие мы всегда читаем на водосвятном молебне. В Иерусалиме на общей купели лежали множество болящих, слепых, хромых, сухих, чающих движения воды.

Слепой – это не только тот, кто не может видеть, это еще зашоренный, предубежденный, который видит чудеса Христова и не воспринимает. Духовная болезнь как бы проецируется на физический недуг.

Глухие – это те, кто недужен и не слышит. Когда человек зашорен, не воспринимает слово Божие, он каждое воскресенье приходит в храм и исповедуется в одних и тех же грехах, потому что он не может оторваться от грехов и совершает те же самые грехи, в которых исповедуется каждую неделю. Он слышит слово Божие, но не воспринимает. В результате он всю жизнь остается глухой.

Сухой – это человек, который засох в своей вере. У него была вера, но она высохла под влиянием разных обстоятельств, он уже не имеет живительной благодати, хотя и часто причащается, и исповедуется, и в других таинствах участвует, но он окаменел в своем сердце и только формально приходит в храм и участвует иногда в жизни Церкви. Это все падает на засохшую почву сердца.

Все взаимосвязано. Болезни наши телесные и недуги наши духовные часто идут рука об руку. Мы все болящие, скорбящие. И вот Господь приходит и говорит: «Ты хочешь исцелиться?» То есть, хочешь ли ты привести в гармонию свои телесные немощи и свой образ Божий? Ты не можешь освободиться от болезней, это невозможно, потому что человек несет в себе это заряд смерти. Рано или поздно он умирает, и телесная смерть побеждает. А смерть – это таинство, которое помогает перейти порог вечности и соединиться с Господом. Поэтому апостол Павел говорил: «Для меня жизнь Христос. А смерть – приобретение». Какая смерть? Это физическая смерть.

Смертьуспение, кратковременный сон, который обязательно кончается пробуждением. Эта смерть нас всех ожидает, как кратковременный сон, поэтому мы называем умерших “усопшими”. То есть человек уснул сном, и до второго Пришествия он спит. А во время второго Пришествия, которое обязательно придет, Господь воскресит всех успопших, и душа бессмертная соединится с воскресшим, преображенным телом.

А вот самая страшная смерть – это смерть в результате болезни духовной, когда человек уходит сам от Бога. Апостол Павел признает только эту смерть, духовную. Духовная смерть гораздо опаснее, чем все причины, которые ведут к временной смерти, чем все болезни, которые мы несем в своем теле.

Такие смертные болезни посетили меня в 2005 году, когда мне было 55 лет. У меня случайно обнаружили карциному простаты, онкологию. И мне пришлось облучаться. Слава Богу, уже пять лет прошло. Несмотря на всевозможные последствия такого облучения, я жив. В 2006 году, через год после облучения, мне пришлось пережить инфаркт и, чтобы иметь возможность служить, я согласился на шунтирование сердца. Мне поставили 3 шунта. Более того, 4 раза мне зашивали грыжевое кольцо на каждой стороне (паховая грыжа), и затем такие мелкие операции, как микрома груди.

Я сам чувствую, что без пролития крови нельзя наследовать Царствия Небесного. Но Царствие Небесное нудится, поэтому, когда Господь приходит к расслабленному у купели, он спрашивает: «А хочешь ли ты исцелиться?»

По-гречески получается так: имеешь ли волю исцелиться? Конечно, все желают избавиться от болезни, а вот имеешь ли волю, то есть, можешь ли воспринять Господа своим Богом?

И что же получается? Этот расслабленный сказал: «Да, конечно, Господи». И тогда Господь говорит: «Возьми одр свой и ходи». И исцеляет его. Проходит некоторое время, как пишет Блаженный Августин, и этот расслабленный становится палачом Господа Иисуса Христа. Он бьет его по ланитам и заушает. Получается, что он выразил желание формально, а на самом деле предал Господа. И, конечно, его смерть становится не легким сном, а вечной смертью, отступлением от Бога.

Такая динамика происходит в жизни каждого человека. Мы желаем исцелиться, мы готовы все отдать за исцеление, мы просим, молим: «Дай нам исцеление!» А Господь спрашивает: «А хочешь ли?» То есть, имеешь ли волю соблюдать мои заповеди? И мы говорим: «Да, да, конечно». Но проходит некоторое время, и мы отступаем. Наша динамика идет по синусоиде.

Устремляемся иногда к совершенству, а затем падаем в бездну греха отчаяния, ропота, малодушия. Затем встаем, опять каемся, берем свой крест, опять совершаем восхождение и опять падаем. Но все решает вектор: или он направлен вверх, или вниз. Господь нас призывает идти вверх – ищите прежде Царствие Божие и Правды его, и все приложится вам.

От нас зависит свободный выбор и желание быть с Господом не только устами, но и конкретными делами, исполнять его волю. Так вот, когда Господь исцеляет тещу Петра, в русском тексте сказано: «И теща начинает служить им», то есть апостолам и Христу. В греческом оригинале сказано: «И она начинает служить Ему», то есть Христу. Мы получаем исцеление для того, чтобы служить Богу.

Господь иногда посещает нас смертными болезнями, чтобы привести в гармонию нашу форму и содержание. Посещает нас болячками, чтобы мы дух направляли к совершенствованию. Иногда человек, которого преследуют страшные болезни, начинает как-то иначе смотреть на мир, и болезнь становится стимулом к его совершенствованию. И он, зная, что ему скоро умирать, уже обращается всей своей жизнью, всеми фибрами своей души к любви Христовой.

Господь каждого из нас ведет ко спасению: через болезни, через скорби, через ужасы, войны, драмы, расставание с ближними, через семейные трагедии, чтобы внешняя оболочка соответствовала главной задаче совершенствования образа Божия, уподоблению Богу.

Наша задача – постоянно совершенствовать душу, ум для правды, чувства для святости, волю для добра, чтобы быть подобием Божием.

Раковые клетки есть у каждого человека, и мы не знаем, как они будут эволюционировать, но Господь-то знает. Мы достигаем какой-то стадии, когда нам требуется посещение Божие в виде болезни, без которого мы не можем стать людьми, тем более христианами, тем более православными христианами.

Часто люди просто скрывают свои болезни, они стараются выглядеть мужественно, чтобы не показывать их. На самом деле у каждого есть болячки, у каждого есть свои немощи. Господь как заботливый врач исцеляет всех. Если не сокрушается сердце человека, то Господь для спасения сокрушает кости человека. Об этом говорят и пророки. Об этом говорил еще премудрый Соломон. Если человек костенеет в своей жизни, сердце его становится камнем, то Господь, чтобы сокрушить сердце каменное, сокрушает кости человека – для того, чтобы это сердце стало способным воспринять живительную силу слова Божия и любви Божественной.

Анатомия болезни и исцеления прекрасно дается в Евангелии. Центурион, сотник, то есть младший офицер в римских войсках (как лейтенант), который исповедует культ императора, приносит жертвы императору как богу, который в глазах иудеев является отверженным от спасения, который сочувствует Богу Израилеву, но поклоняется и множеству других богов пантеона языческого мира – этот центурион приходит и обращается ко Христу, хватается за последнюю соломинку: «Господи! Мой отрок болеет, и вот я пришел к тебе, чтобы Ты мне помог». И Господь говорит: «Ну, ладно». А язычник отвечает: «Господи, я не достоин, чтобы Ты вошел под кров мой». И Господь что говорит: «Во Израиле не встречал Я такой веры, как у этого язычника». Вот почему придут с Востока и Запада и возлягут в лоне Авраама, а мнящиеся же бытии сынами Царства Божия будут изгнаны вон.

Язычник пришел ходатайствовать за своего слугу, раба или родственника, и поражает такое смирение: «Господи, ты рцы слово только, и отрок мой исцелится. Я не достоин, чтобы Ты вошел под кров мой». И Господь исцеляет. Значит, не по нашим заслугам мы получаем исцеление. В одном из Евангелий говорится, что приходят иудеи и говорят, что этот центурион является тайным прозелитом, то есть он благосклонно относится к иудеям, он для нас построил синагогу, так что он достоин, сделай для него чудо. А Господь как бы отвечает им: «Не по заслугам, а исключительно по необходимости».

Некоторые говорят: почему я столько потрудился для Церкви, достиг таких постов в иерархии, например, и так страшно болею? А потому что Господь исцеляет не в силу наших заслуг, а исключительно в силу того что необходимо для нашего спасения. Так вот сотнику необходимо было, чтобы его сыночек исцелился. А нам может более необходимо чтобы нести болезнь, крест свой.

2 декабря 2008 года мне пришлось проповедовать в храме Христа Спасителя. Мне сказали: подольше говори проповедь, потому что Патриарх Алексий еще не приехал (он возвращался из больницы, где лечил сердце).

Мне пришлось говорить 40 минут. Он успел, вошел в алтарь. Господь дал еще ему несколько дней жизни (он скончался 5 декабря), для того, чтобы он сделал последнюю точку. Целая группа священников, диаконов, протодиаконов в тот день должна была получить награды. И Патриарх, будучи в таком болезненном состоянии, наградил всех священников, а затем,  на другой день, четвертого, он служил в Успенском Соборе, и, поскольку был день интронизация Патриарха Тихона, он еще поехал в Даниловский монастырь, там совершил молебен. И только после этого Господь принял его душу.

Бог дарует нам исцеление не потому, что мы совершаем молебны о здравии в сорока монастырях, заказываем сорокоусты. Если нам необходимо, чтобы мы, как преподобный Амвросий Оптинский, на одре смертном лежали для того, чтобы душа вошла в вечность, тогда Господь дарует нам именно это, хотя мы просим совершенно о другом.

Спаситель очень часто дарует нам исцеление по молитвам совершенно неизвестных нам людей. В притче о самарянине священник, который спешил на службу в Иерусалимский храм, перешел на другую сторону, чтобы даже взглядом не прикоснуться к мертвецу. То же самое левит сделал, и только самарянин подошел и несчастного иудея, который пал от разбойников, спас. Причем последнюю рубашку разорвал, чтобы перевязать раны, возливая масло и вино, посадил на своего ослика и отвез в гостиницу.

– Как должна измениться жизнь христианина после того, как он узнал, что смертельно болен? Как смириться с болезнью?

– Когда я узнал, что у меня карцинома, я написал бумажки и повесил их перед собой рядом с письменным столом на двери и на кухне. Написал так: «Заповедь Господня: хочешь жить – не думай ни о чем». И «Сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим». Если мы будем думать о наших болячках, они будут усугубляться.

Господь с нами всегда. Он в нашей жизни. Вот мы причащаемся Тела и Крови – Он во всей полноте входит в нас, причем телесно. Но то, что нам предписывает медицина, мы должны воспринимать как дар Божий. И более того, для многих медицинские рецепты становятся обоснованием их особой дисциплины во время поста. Если человеку рекомендуется вкушать какую-то особую пищу во время поста, эта пища становится лекарством для него, и он обязательно должен вкушать такую пищу. Скажем, цесаревич Алексей должен был вкушать мясо, у него была гемофилия.

Если почитаем древних отцов, они говорят так: не прилагай сердца и не отвергай. Не нужно отвергать то, что нам дает медицина, не нужно при этом прилагать сердце, то есть нужно всю свою жизнь предать Господу и одновременно использовать медицинское средство.

Мне шестьдесят лет, и я помню, как многие священники семидесяти, восьмидесяти, девяноста лет относились к своим болячкам. Был такой священник – протоиерей Андрей Усков, храм Архангела Михаила в селе Михайловское. У него было много болезней, но он старался не разглашать то, что Господь давал ему чудесное исцеление. У него были трофические язвы, у него болел желудок, у него была ишемия головного мозга, давление, и он молился Господу, и Господь даровал ему силы, потому что ему еще нужно было исполнить волю Божию. И он говорил так: «Никогда не говори о том, что тебе стало лучше, что тебя Господь исцелил». Это из Евангелия, когда Господь исцеляет слепцов, он говорит: «Никому не говорите об этом». Как только человек начнет говорить «Дал Господь мне исцеление», лукавый тут как тут. Поэтому, если человек получает исцеление, лучше об этом никому не говорить. Благодарить Господа, но это оставить в тайне.

– Насколько христианин должен заботиться о своем здоровье? Где та грань, после которой начинается уже не надеяние на Господа, а переживания о своих болячках?

– Мы не знаем, что будет завтра. Мы не знаем, что будет через год, через десять лет. И завтрашний день – он в руках Божиих. Мы не знаем, будем мы среди тех пятисот человек, которые каждый день умирают в Москве и Московской области. Или в числе тех двадцати тысяч, которые умирают каждую минуту во всем мире.

Лучше не думать об этом, не прилагать сердце. Не отвергать, но и не прилагать сердце. День прошел, и славу Богу. Мы не отказываемся от того, что предлагает нам медицина, но зацикливаться на этом ни в коем случае нельзя.

– Есть такое мнение, что воля к выздоровлению может творить чудеса. Чем больше ты хочешь выздороветь, тем быстрее выздоравливаешь. Говорят, что нужно поддерживать в себе позитив, чтобы увеличить шансы на скорейшее выздоровление. Вы согласны с этим?

– В этом есть рациональное зерно. В апостольском веке, в эпоху первых христиан, этот позитив был постоянным ожиданием Мессии, пришествием Христа. Вот это каждодневное ожидание прихода Христа давало силы людям. И когда мы верим в позитив, который уже ассоциируется не с каким-то новым лекарством, новым методом лечения, а с помощью Божией, этот позитив оказывает на нас благотворное воздействие.

Мы верим – Господи, вот завтра я причащусь, я буду полностью исполнять Твои заповеди, переменю свои мысли. Произведу покаяние, реальное покаяние, буду по-другому к Тебе относиться, буду по-другому относится к ближним, у меня ум на 180 градусов перевернется, отойду от греха, буду только устремляться к тебе, завтра я буду тебя встречать и послезавтра буду встречать. И так, с каждым днем, это оказывает позитивное воздействие.

– Правильно ли, если человек не щадит своего здоровья ради добрых дел?

– К сожалению, мы часто безрассудно относимся к самим себе.

Я вспоминаю одного из своих учителей прошлого века, Владимира Николаевича Панешникова, он занимался святыми источниками. Еще в 35 году он спас лаврские источники, когда там хотели строить заводы.

Ему было 86 лет, и он считал, что вода этих святых источников может все болезни исцелять. И так действительно было. Я тоже иду по его стопам. Каждое воскресение, уже в таком возрасте, он ездил на источники и привозил бидоны с водой. И вот однажды он взял тяжелый бидон на 5 литров и пошел к двум сестрам, одна из которых была слепая, чтобы навестить их и передать им воду. И этот риск оказался смертельным. По дороге почувствовал себя плохо. Когда приехала скорая помощь, он был мертв. Нам нужно рассчитывать, распределять свои силы так, чтобы достигнуть конечной цели.

Апостол Павел говорит в послании к Коринфянам: «Я бегу». Это означает – «я совершаю марафонский забег». Нужно жить как спортсмен, который совершает марафонский забег, он знает, когда ускорить свой бег, когда замедлить, остановиться на некоторое время и ни в коем случае не подвергать себя смертельному риску. Потому что если спортсмен рванет сразу же, он тут же упадет и может концы отдать. Нужно уметь распределять свои силы, чтобы достичь заветной цели, а не рисковать безрассудно.

Читайте также: Миссионер по имени «Болезнь»

Болезнь как лекарство, болезнь как школа

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Путь христианина – это распятие» – как я заболел БАС

Мы с женой, дочерями и внуками плакали, обнимались и старались наглядеться друг на друга

Люди стараются не умирать в ноябре и феврале

Патологоанатом Дмитрий Мельченко о буднях профессии

Эвтаназия – это повесить трубку, не договорив

Священник Андрей Мизюк о главной новости из Бельгии