Больничный храм: история продолжается

Источник: Вода живая. №4. 2008 [99]

Служение в больнице – особое, требующее большой силы воли и крепких нервов. Каково быть больничным священником, рассказал «Воде Живой» иерей Иаков Амбарцумов, исполняющий обязанности настоятеля храма апостола Павла при Мариинской больнице.


– Вы исполняете обязанности настоятеля храма апостола Павла при Мариинской больнице в течение двух лет. Скажите, что привело Вас сюда?


– Если честно, то сначала я идти не хотел. По-человечески было слишком много поводов для отказа – редкие службы, маленькая зарплата, необходимость иметь определенные психологические навыки для общения с больными людьми – например, на отделении неврологии множество «трудных» больных – бомжей… Мой предшественник поэтому и ушел отсюда, и его можно понять. Я бы тоже, наверное, не согласился, если бы не моя тетушка, Александра Глебовна Каледа, дочка отца Глеба Каледы, которая трудится здесь, в Покровской общине. Она уговорила меня. И вот уже два года я исполняю обязанности настоятеля храма святого апостола Павла при Мариинской больнице, совмещая их со служением на подворье Коневского Рождество-Богородичного мужского монастыря, и не могу сказать, что жалею о своем решении.


– Теперь мало кто знает, что эта больница на Литейном проспекте, больше известная петербургским старожилам под названием «Куйбышевка», в первой четверти XIX столетия относилась к главным достопримечательностям столицы.


– Об этом, например, свидетельствует популярный путеводитель по нашему городу, изданный в 1816 году Павлом Петровичем Свиньиным, основателем журнала «Отечественные записки», известным литератором и академиком живописи. Путеводитель, в большей части адресованный гостям Санкт-Петербурга, напечатанный параллельно на русском и немецком языках, включает подробные описания 19 наиболее интересных объектов. Среди них – привычные для нас Петропавловская крепость и памятник Петру Великому, Александро-Невская Лавра и Казанский собор, Летний сад и Императорская публичная библиотека…

И, совершенно неожиданно, не в последнем ряду – Больница для бедных, позже названная Мариинской! Особого внимания автора она была удостоена даже не столько потому, что была «постройки и расположения знаменитого Кваренги», сколько потому, что являла собой одно из лучших в Европе благотворительных заведений подобного рода.


– Расскажите, пожалуйста, подробнее об истории Мариинской больницы.


– Больница для бедных была одним из первых богоугодных учреждений, основанных и опекаемых вдовствующей с 1801 года Императрицей Марией Феодоровной. С годами число таких заведений возросло настолько, что для их управления было создано обширнейшее «Ведомство учреждений Императрицы Марии», а время деятельности Царственной вдовы благодарные потомки назовут «эпохой благотворительности Императрицы Марии Феодоровны».

Строительство больницы для бедных, приуроченное к 100-летию столицы, началось 28 мая 1803 года закладкой камня в основание ее церкви с надписью: «Положен сей камень во основание святого храма во имя Первоверховного Апостола Павла при устрояемой от Воспитательного дома больницы для бедных, содержимых и лечимых безденежно…»

По замыслу основательницы именно домовая церковь должна была стать неотъемлемой и даже, центральной частью больницы, ее «сердцем», ибо милосердное служение болящим должно иметь подлинную духовную основу. Эта идея Марии Феодоровны с блестящим талантом была воплощена знаменитым зодчим Джакомо Кваренги. Размещенный на двух этажах, храм отмечен со стороны фасада величественным портиком, а в верхней части – полукуполом и золоченым крестом. Позже, в 1868 году, на фронтоне здания была установлена пожертвованная графом В. П. Орловым-Давыдовым бронзовая фигура ангела. Двусветная церковная зала, вмещавшая более двухсот человек, благодаря расположенному под потолком ряду больших окон и огромной бронзовой с позолотой люстре была светла и празднична. Храм имел прекрасную акустику, что позволяло слушать церковную службу и лежачим больным в палатах. Благолепно смотрелся иконостас с мраморными пилястрами и фронтоном над царскими вратами.

Церковь была освящена незадолго до открытия больницы, 2 июля 1805 года, во имя святого апостола Павла, небесного покровителя Императора Павла I, любимого супруга Марии Феодоровны. Храм постоянно благоукрашался самой основательницей больницы и членами Императорского Дома, а также представителями различных сословий. В иконостасе, помимо иконы Спасителя, очевидно по личному выбору Императрицы, представлены писанные на холсте иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость», а также образы святых, тезоименитых Императору Павлу I, его супруге и детям. Праздничные иконы, писанные на досках, располагались частично по сторонам от запрестольного образа Воскресения Христова, частично – над клиросами.

Над престолом с 1829 года нависал бархатный балдахин в виде сени, стоящий на четырех золоченых столбах, украшенный бахромой и 12-ю золотыми кистями. Материалом для него послужило надгробное покрывало тела Императрицы, подобная же сень была сооружена в Екатерининской церкви Вдовьего дома. После ремонтов в начале XX века сень убрали, а престол обложили мрамором.

Из предметов церковной утвари заслуживает упоминания пожертвованный чиновником Евсюковым серебряный позолоченный крест с частицами мощей нескольких святых. Особо чтимой в храме была стоящая на аналое справа от Царских врат, икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость», пожертвованная Императрицей и, по преданию, лично ею златошвейно украшенная. После смерти Марии Феодоровны в средней части храма, с правой стороны, была вывешена мраморная доска, текст которой гласил: «Мариинская больница для бедных учреждена христианским сердоболием Императрицы Марии Феодоровны в 1803 году. Блажени милостивии, яко тии помиловани будут. Мф. 5, 7».

По воле Императрицы, «священник больничной церкви должен быть достойный и человеколюбивый, который сверх церковной службы частым посещением приносил бы больным большую пользу». Таким добрым пастырем с 1818 по 1833 годы был протоиерей Петр Иванович Турчанинов, он же замечательный русский композитор. Здесь, в Мариинской больнице, он довел до изумительного звучания (отчасти благодаря прекрасной акустике храмового помещения) состоявший при больничной церкви хор певчих Дубянского.

Больничная церковь святого апостола Павла была официально закрыта в 1923 году. Иконостас, церковная утварь, все убранство храма были изъяты или уничтожены государством. Помещение церкви недавно использовалось как лекционная аудитория для студентов медицинских ВУЗов.

Возрождение духовной жизни больницы началось еще в 1996 году. Тогда группа сестер милосердия предложила руководству больницы свою помощь по уходу за больными на нескольких, особо тяжелых, отделениях. Но я бы поставил слово «возрождение» в кавычки. Дело в том, что именно в этой больнице всякого рода духовная деятельность встречалась «в штыки». Бывший заместитель главного врача Павел Юрьевич Окунев, нынешний староста больничного храма, рассказывал, что в свое время при наборе врачебного персонала больничное начальство обращало особое внимание на то, чтобы в центральной городской больнице, которая, что называется, «у всех на виду», не было бы не только верующих, но даже хоть чуть-чуть лояльно относящихся к вере людей! Годились только «воинствующие атеисты». Поэтому, когда пришли эти сестры, было очень мощное сопротивление. Но потом пришел новый главный врач – Емельянов Валерий Станиславович, и ситуация начала меняться в лучшую сторону.

В конце 2000 года из числа сотрудников больницы, а также из братьев и сестер Покровской общины был зарегистрирован приход церкви святого апостола Павла. Когда Покровская община была зарегистрирована, в бывшем здании храма, где тогда располагалась аудитория, начиная с праздника Рождества Христова разрешили периодически проводить службы.

Сейчас мы служим по субботам два раза в месяц во временном помещении, поскольку в храме идет ремонт. У нас есть часовня, где постоянно дежурят сестры. Они же собирают сведения о тех, кто бы хотел причащаться, собороваться или креститься.



 

– Если я не ошибаюсь, именно с Мариинской больницы началась история «сестер милосердия» в России?


– Да. С больничным храмом святого апостола Павла связано такое значительное в истории русской благотворительности событие, как учреждение Императрицей Марией Феодоровной института «сердобольных вдов». Он стал первой в нашей стране организацией женщин, посвятивших себя уходу за больными, предтечей будущих общин сестер милосердия. Особую славу сердобольные вдовы приобрели, когда под руководством знаменитого хирурга Н. И. Пирогова отправились в военно-полевые госпитали во время Крымской войны (1854-1856). В 1888 года на смену сердобольным вдовам в Мариинскую больницу приходят сестры милосердия общины святого Георгия. Это первая община сестер милосердия, основанная Российским обществом Красного Креста.


– Насколько сегодня востребована служба сестер милосердия в больнице? Как относятся больные к православному медперсоналу?


– Если вам случалось попадать в больницу, то вы наверняка согласитесь: для больного главное не то, какими именно лекарствами его лечат, хотя и это немаловажно, а то, насколько по-доброму, с пониманием и участием относятся к нему врачи и сестры. А сестры Покровской общины, особенно те, кто давно работает, относятся к больным с большой любовью и чуткостью.


– а Вам как священнослужителю часто приходилось сталкиваться с негативным отношением?


– у меня были разные случаи – например, я крещу тяжелобольного прямо в палате, а некоторые больные начинают отпускать презрительные фразы. Но стоит заговорить с этими людьми доверительно, выясняется, что их нарочитое презрение – только маска, чтобы скрыть свою неловкость, за которой зачастую скрывается горячее стремление к вере! Большинству людей зрелых лет мешают прийти к Богу, как это ни парадоксально, условности. Рассуждают они так: «Мне 50 лет, у меня есть официальный статус, ответственная работа, взрослые дети – и я, как дурак, пойду в храм? Что там происходит – не знаю, как себя вести там – не знаю, спросить – стыдно…» а ведь именно «на одре болезни лежаще» человек задумывается о вере гораздо чаще, чем обычно. Поэтому заботливая и чуткая медсестра в косынке с красным крестом, не скрывающая своих христианских взглядов, оказывается, может сделать больше, чем самые горячие проповедники. Хотя человек – существо ищущее, мятущееся и способен вести споры о вере даже на смертном одре!

Однажды я причащал одного врача-реаниматолога, который сам оказался на койке реанимационного отделения. Он был крещен когда-то в детстве, но в церковь не ходил. Родственники сказали мне, что ему, может быть, осталось жить несколько часов. И вот, уже будучи на пороге вечности, человек колебался, раздумывал – стоит ли предпочесть уход в руки любящего Отца уходу в холодное, безликое «нечто». Мы очень хорошо поговорили. Не знаю – убедил ли я его, но он все-таки решил причаститься тогда. А через час после этого умер. И так бывает часто.


– Скажите, пожалуйста, трудно ли быть «больничным священником»?


– Есть очень много разных категорий больных. Одни просто хотят, чтобы их выслушали и плохо реагируют на попытки диалога с моей стороны. Есть больные, которые с удовольствием слушают тебя и молчат, и не вполне понятно, какую позицию они занимают по отношению к тебе и твоей вере. Очень трудно работать на неврологии, там лежит много бомжей с различными последствиями неумеренного употребления спиртного, – они вообще находятся в невменяемом состоянии. Встречаются мошенники, даже убийцы. Приходится выслушивать очень грустные и страшные исповеди людей, которые имели многое, но из-за своей беспутной жизни все потеряли. Конечно, самые «утешительные» для священника больные – православные старички и старушки. Вот уж кто с благодарностью и радостью слушает тебя! Они по мере сил ходят на молебны в часовню, очень трогательно молятся. Общаясь с ними, отдыхаешь душой. И, конечно, нельзя не сказать о медицинских работниках – очень многие врачи и медсестры относятся к нам с пониманием и любовью, и среди них, людей невоцерковленных, иногда встречаешь образцы воистину христианской любви и христианского служения!


– Сейчас Вы вынуждены служить в крошечном помещении. Известно ли что-нибудь о сроках завершения реставрации храма?


– Городская администрация планирует закончить работы по реставрации к весне 2009 года, но службы в храмовом здании, скорее всего, можно будет проводить лишь летом. Сейчас службы совершаются, как я уже говорил, примерно два раза в месяц. Узнать о них можно на нашем сайте www.ap-pavel.ru или позвонив по телефону: 275-73-03.

Беседовала Светлана Звягинцева
Фото Станислава Марченко

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: