Большая семья иеромонаха Мелитона

В селе Воробьецово Ивановской области живет необычная семья, где есть дети незрячие, глухонемые, хромые. Они сами ведут хозяйство, выращивают то, что потом идет к ним на стол, ухаживают за домашними животными. Глава семьи – иеромонах Мелитон (Присада). О том, чем и как, на какие средства живут в его семье дети, отец Мелитон рассказал «Правмиру».

Лучшая терапия

Иеромонах Мелитон (Присада)

Иеромонах Мелитон (Присада)

Дети в детских домах воспитываются потребителями, считающими, что всё приходит к ним само. То, что мы делаем, как раз и является реабилитацией и терапией от потребительства и от безделья в городских стенах. В городе ребенка можно занять в кружке только раз-два в неделю. Здесь дети трудятся для того, чтобы сесть за стол и что-то скушать. Для этого они пропалывают грядки, поливают огурцы, помидоры в теплице. Они понимают, как это всё дается.

У нас была даже практика, когда слепые сажали картошку. Мы вбивали два колышка, натягивали между ними ниточку, давали простой черенок в руки, лопату, корзинку с картошкой. И двое слепых спокойно по этой ниточке делали лунку, туда засаживали картошку, притаптывали ногой. Потом мы из двух корзинок собрали пять мешков картошки.

В гости к нам иногда приезжает уникальный слепой парень из Твери, который самостоятельно работает с топором. Даже когда к нам приезжали три добровольца – парня из Москвы, чтобы заботиться о наших инвалидах, он превзошел их, зрячих, в рубке дров, быстрее и лучше справляясь с этой работой, чем они.

Он спокойно обращается с дрелью, с болгаркой. Когда мы делали ремонт, они оббивал вагонкой дом, шкурил бревна, собирал дрова. Понятно, что каждый в разной мере может освоить ту или иную работу, если рядом находится взрослый, который может научить и показать.

Если ребенок отказывается что-то делать, он лишается того, ради чего эта работа происходит. Например, собираем ягоды, ребенок ленится, значит, получит ровно столько ягод, сколько собрал, пока другие будут есть вволю. Вот таким наглядным образом дети учатся оценивать результат своего труда. Без труда не вытащишь и рыбки из пруда – вот они эту рыбку, если труд не приложат, не вытащат и на тарелку не положат.

Соня и грибы

Соня и грибы

Бывает, что дурной пример приходит извне. Как-то приехали к нам человек пять 12-13-летних отроков, и каждый из них собрался помогать другому ребенку. А получалось так, что наши инвалиды больше были научены и приучены к труду, чем те, кто приехал помогать им как волонтер.

Как-то двое колясочников, практически не владеющих ногами, вдвоем перенесли целую поленницу дров за два дня, что не сумели сделать пятеро здоровых «домашних» детей. Инвалиды иногда показывают такой пример подвига, преодоления самих себя. А дети из обычных семей чаще оказываются избалованными, не готовыми к малейшему усилию. Наши, глядя на них, порой начинают вести себя так же.

Это кропотливый труд, – десять раз повторить ребенку, чтобы он на одиннадцатый раз выполнил просьбу. Или десять раз повторить с ним работу, которая у него не получается, чтобы в итоге получилось.

Вообще – это бич всех современных детей – у них ослаблена эмоционально-волевая сфера. А остальное – индивидуально с каждым ребенком. Кому-то нравится за лошадкой ухаживать, кому-то нравится с собаками гулять. Если гулять с собаками, то мы после этого их расчесываем, убираем в вольере, а на прогулке нужно следить, чтобы они птиц не перетаскали.

«Мамы, папы и бабушки»

В нашей маленькой приходской сельской семье служат и работают люди, ставшие мамами и папами для детей, а не «посетителями», которые разово пришли, подарили им конфеты, игрушки и с чувством выполненного долга ушли. Они не уходят на выходные, не работают посменно – они постоянно с детьми, как и положено родителям. Они сделали детям главный подарок – подарили себя, свое время.

Несколько человек первоначально были добровольцами, волонтерами и решили остаться с детьми. Одна такая помощница, приехавшая пять лет назад, чтобы заниматься с инвалидами, стала уже монахиней Параскевой – Великим постом у нас был первый монашеский постриг. Кроме нее у нас есть еще две сестры милосердия – Наталья Банько и Маргарита Гави – педагог и регент в храме.

Кстати, наши воспитанники участвуют в церковной жизни, в богослужениях. Девочка с ДЦП поет на клиросе, слепой мальчик пономарит, алтарничает, проповеди читает.

В повседневной жизни дети активно помогают друг другу: слепому читают, того, кто не может самостоятельно двигаться, сопровождают повсюду. Старшие следят за младшими, младшие помогают старшим в том, в чем те немощны.

Получается такая большая семья, где битый битого везет.

Соня и Люба

Соня и Люба

Материальная сторона жизни

У некоторых детей и взрослых есть своя пенсия – небольшая, от пяти до восьми тысяч рублей. То есть это какие-то минимальные средства для существования. А в основном живем на пожертвования, как в принципе вся Церковь существует на десятину. Вот и мы существуем на какую-то условную десятину от наших добрых друзей и единомышленников, которые знают о нашей деятельности, о наших нуждах, помогают, чтобы условия проживания детей были комфортными, удобными для инвалидов.

Всё началось с того, что мы просто приобрели колхозный дом на две семьи. Хотя дом – это громко сказано, он представлял из себя сарай. Постепенно, на протяжении примерно семи лет всё благоустраивалось. Теперь у нас три дома. В одном живут девочки. В другом – мальчики. В третьем – могут остановиться друзья, гости. А в храме мы создаем богадельню: иногда у нас живут престарелые люди – одна-две бабушки, у которых родные дети – алкоголики и ведут себя неадекватно. На момент такого неадекватного поведения они переезжают к нам.

На террасе. Вид на Волгу

На террасе. Вид на Волгу

Еще у нас живут трое мужчин, в силу разных обстоятельств оказавшиеся здесь, которые помогают нам вести хозяйство и учат этому детей.

На данный момент мы обзавелись пасекой, пытаемся собирать мед. Также у нас есть птицы – куры, гуси, индюки, фазаны, цесарочки, такой птичий двор. Плюс скотный двор – козочки, овечки, барашки. Недавно появилась лошадка – для того, чтобы можно было заниматься иппотерапией в перспективе.

Есть сад, огород, где дети тоже могут при желании научиться самостоятельности. Вообще я считаю, что сельская жизнь – самая лучшая терапия. Здесь здоровый образ жизни, что посадили, то и собрали, и на тарелку положили и съели. Это важно, когда дети видят произведенное от трудов своих.

Бабушки тоже помогают – одна вышивает иконы, другая делает свечки, готовят кушать.

Барашки

Барашки

Обычный день необычной семьи

Есть у нас воспитатель Наталья, которая занимается детьми. Она и регент в храме. Распорядок жизни у нас такой: утром подъем, зарядка, потом утренняя молитва, потом завтрак. Потом идут какие-то дела у детей: прогуляться с собаками, убрать в вольере, накормить животных. Недавно нам подарили еще хорька, ежика, морскую свинку. И вот ко всем нашим козочкам, овечкам, барашкам, лошадкам создался контактный зоопарк. Дети находятся в постоянном общении с животным миром и учатся заботиться о нем.

Затем идут занятия у взрослых детей, например, музыкальные. Один мальчик учится играть на баяне. Девочка с ДЦП занимается вокалом. Глухонемая девочка учится рисовать. Все они, когда нет каникул, учатся в школе искусств города Заволжска – ездят на уроки два раза в неделю. Раз в неделю ездят в общеобразовательную сельскую школу на уроки православной культуры. По воскресным дням посещают воскресную школу при храме. Читают вместе с педагогом жития, интересные и полезные книжки. Наши дети расширяют свой кругозор – читают книги, смотрят фильмы.

На летних каникулах к нам приезжают дети из Заволжска, живут вместе с нами – кто-то неделю, кто-то месяц, кто-то всё лето. Особенно ребята старшего возраста, они как волонтеры ухаживают за маленькими и за инвалидами. Гуляют с ними по лесу, собирают грибы, ягоды.

Наша семья ездит в паломнические поездки – в близлежащие и дальние города. Дети участвуют в разных фестивалях детского творчества инвалидов, в концертах, которые мы организовываем.

Как водится в семьях, мы принимаем гостей. К нам приезжают дружественные семьи с детьми-инвалидами из Сергиева Посада, из Москвы, из других городов. Также к нам приезжают на каникулы некоторые приюты. Недавно у нас была Николо-Шартомская гимназия, гостил приют Рождественский из Калужской области, семейный приют «Полярная звезда» из Москвы.

У нас гости

У нас гости

Медовая история

Десять лет назад, когда я только еще получил послушание окормлять детские дома в Сергиево-Посадском районе, в Сергиево-Посадский детский дом приехал келарь Лавры, который сейчас является митрополитом Кемеровским Аристархом. Вот он, еще будучи игуменом Аристархом, приехал в гости и спросил группу детей, которые были в то время в храме: какие бы подарки они хотели. Стали просить, кто что – куклу, машинку, конфеты и так далее. А один мальчик сказал: «Хочу мед». Это удивило келаря, и он мне предложил: «Приди ко мне на склад сегодня, я дам для твоего отрока банку меда».

В этот же день я поехал в другой лаврский скит, где мы брали свечи. Загружаю свечи для храма, а после этого мне предлагают, хотя я даже не спрашивал: «Не хочешь ли ты, батюшка, меда, можем тебя медком угостить». Я говорю: «Замечательно, мне не надо будет ехать на другой склад, всё здесь получу». Взял свою маленькую сумочку, пошел на склад за медом. Мне говорят: «Батюшка, подъезжай на машине». И мне загрузили 93 трехлитровых банки меда. То есть на просьбу одного слепого маленького мальчика Господь в этот же день сразу же послал столько меда, что хватило на все детские дома Сергиево-Посадского района.

Что интересно, на протяжении последних десяти лет мед приходит постоянно, как только он заканчивается, – посылки от совершенно разных людей, из разных мест: кто коробку, кто целый бидон, кто пару баночек меда.

Когда я переехал в сельскую местность, появилась мечта, чтобы мед был свой, тем более имя Мелитон переводится как наполненный медом. Мы завели пасеку. Сейчас у нас 10 ульев. Один из них был подарен местными бабушками. Еще восемь ульев к нам приехали из Волоколамска – кто-то уезжал, продавал родительский дом, оставалась живая пасека. Узнали о нас и за целых 600 километров привезли ее к нам. И мы начали осваивать науку пчеловодства.

Полученным медом мы делимся, и чем больше делимся, тем больше нам его привозят.

Даниил и Рада

Даниил и Рада

С материальными средствами так же, как с медом. У нас нет каких-то постоянных государственных дотаций. Господь посылает средств ровно столько, сколько необходимо для жизни детей. Было один-два ребенка – было столько средств. Появилось семь детей – Господь посылает, чтобы хватило на каждое дитя. Конечно, эти поступления никогда не возможно предугадать или планировать постоянный бюджет.

Для всех трех домов мы выкопали новый колодец, провели воду, чтобы детям не ходить далеко за водой. Хотя раньше дети, в том числе слепые, на санках зимой, на тележке летом ходили за водой за полкилометра. Грели ее в тазиках, в бочках, чтобы помыться.

Мы используем любую возможность для того, чтобы создать все удобства. Сделали санузлы – поставили септики.

Прежде, чем начать копать колодец, отслужили молебен. Когда уже работа пошла, рабочие наткнулись сразу на три родника. Сами рабочие были удивлены – редкий случай, когда они попадают на один родничок, это у них считается удачей, а у нас сразу три родничка… То есть из 12 колец у нас 5 колец в воде постоянно.

Вот как Господь слышит молитвы детей-инвалидов.

О теплой воде и пандусе

Хотелось бы найти средства, чтобы еще лучше обустроить быт детей. Например, мы уже сделали деревянные настилы вокруг всех домов и поручни, чтобы любой ребенок-инвалид: на коляске, слепой, хромой мог абсолютно самостоятельно передвигаться по всей территории.

Хотелось сделать подобную систему между теплицами, птичьим двором, скотным двором, летней кухней и другими постройками, чтобы у детей была возможность передвигаться самостоятельно.

Актуальной проблемой всегда остается транспорт, учитывая наше российское бездорожье.

Поскольку у нас семья большая, нам один замечательный человек, проникнувшись нуждами подворья, подарил семиместный автомобиль для городской езды. А в деревне мы используем еще УАЗ, который постоянно чиним. Поэтому мы ищем какую-то возможность, вместе с детьми молимся, чтобы появилась еще одна машина, на которой мы могли бы ездить в храм, в город, на уроки, везде. Потому что если, например, я на машине уезжаю, то все, кто живет на подворье, – около десятка человек – остаются без средства передвижения: ни в магазин, ни в храм.

Воду мы провели, теперь нужно ее нагревать – нужны  электрокотлы в каждый дом, чтобы у детей была горячая вода (сами дома отапливаются дровами).

В нашей общине живет в среднем 15 человек, которых ежедневно надо накормить, которым нужно постирать одежду (детям ее нужно и приобрести) и так далее. Содержание всех людей, по нашим примерным подсчетам, в месяц требует порядка 150 тысяч рублей, чтобы поддерживать жизнеспособность подворья. Сюда входит и содержание транспорта, и зарплата тех людей, которые себя полностью отдали этому служению. Это такая работа, когда у тебя нет ни выходных, ни обеденного времени. Ты просто круглые сутки работаешь мамой, папой, бабушкой, дедушкой для всех.

Будучи хорошими специалистами и имея возможность в других условиях зарабатывать гораздо больше, здесь они получают по 10-15 тысяч рублей. И этот прожиточный минимум просто необходим для поддержания их семей – больные родители, свои больные дети.

Кирилл и Люба подвозят дрова

Кирилл и Люба подвозят дрова

Нужен нам и холодильник. Кроме того, что мы выкопали погреб, чтобы можно было какие-то запасы хранить: огурцы сейчас засаливаем, из помидоров заготовки делаем, грибы сушим, веники вяжем. Для всего этого нужны подсобные помещения. Это тоже средства.

Всегда необходимость в пылесосе – подобная техника в сельских условиях долго не выдерживает: пылесос только лето живет, потом полностью забивается. Нужна и другая техника – бензопила, газонокосилка. Была у нас бензопила, но где-то попали на гвоздь и всё, надо менять или чинить.

И это только траты по хозяйству. А что касается всех мастерских, которые мы пытаемся отремонтировать, там совершенно другие сметы, совершенно другие расходы. Или, например, приехал человек к нам, говорит: «Я хочу помочь вам сделать музей русского быта». Вот он приезжает к нам, помогает ремонтировать комнату, где будет музей, вкладывает средства.

Другой человек приезжает и говорит: «Я хочу оборудовать класс, где воскресная школа занимается, потому что у меня тоже дети хотят сюда ходить». И он помогает отремонтировать комнату воскресного класса, какую-то мебель для детей приобрести. Кто-то хочет помочь в храме, утварью какой-то украсить. И человек украшает храм.

Ты всё время живешь в состоянии: «Господи, помилуй, Господи, помоги, поддержи», потому что ты не на бюджете находишься, когда ты знаешь, что ежемесячно придет конкретная сумма, а живешь верой и надеждой, что Господь пошлет всё необходимое. Понятно, что ты для этого что-то делаешь: печатаешь буклеты, открываешь окно в фейсбуке, кого-то приглашаешь или где-то организовываешь благотворительные концерты, чтобы люди пришли, собрали какие-то средства. Ходишь, молишься, вздыхаешь, переживаешь. И это называется не усталостью, это постоянное напряжение. Расслабляться некогда.

Сказать, что дети не расстраивают – да, расстраивают. Да, они не слушаются. Да, они поступают так, как сказано в Священном Писании, когда десять человек получили исцеление, а один из них благодарит. Всё один к одному. И Каин Авелю завидует, и брат брата за похлебку продает. Все библейские мысли переживаешь в реальной жизни – и разочарования, и, наоборот, какие-то радостные события.

Понятно, что когда взрослые работают без выходных, тоже могут быть проблемы, напряжение: каждый нуждается в каком-то времени, когда надо уединиться, отдохнуть, сменить обстановку, чтобы трудиться дальше. Поэтому стараемся отправлять наших сотрудников в отпуск. Вот одна наша монахиня, родом из Якутии, ездила на Камчатку – ей нужен активный, миссионерский отдых. Другую сотрудницу нужно отправить куда-то на лечение, поправить здоровье. Сейчас к нам из Минска приехала слепая певица, мы с ней десять лет уже знакомы. Она учит нашего слепого музыканта игре, нашу девочку – вокальным навыкам. Мне хотелось отблагодарить ее за труд и работу, и мы осуществили ее мечту – свозили в Иерусалим.

Дети мечтали о лошадке, я поместил объявление на фейсбуке. А минимальная цена этой мечте – 50 тысяч рублей. И надо было еще эту мечту привезти. Совершенно незнакомый человек просто прочитал, ему эта мечта детская понравилась. И он решил ее осуществить. Женщина сделала объявление на фейсбуке: «Те, кто хочет меня поздравить на мои 33 года, не тратьте лишние деньги на лишние подарки. Подарком для меня будет осуществление детской мечты».

Она стала собирать средства, и за две недели собрали на лошадку. И свои 33 года она приехала отпраздновать не во Францию, как принято в кругу ее друзей, а к нам, в сельский дом, к незнакомым детям, к незнакомому батюшке и привезла средства для того, чтобы исполнить их мечту.

Наши нужды очень долго можно перечислять: и по двум храмам, и по подворью. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому мы стараемся быть открытыми для приезда людей, готовы принять какое-то количество гостей со своими семьями или какие-то приюты, которые могут приехать, побыть в хорошем месте, на берегу Волги, отдохнуть, потрудиться, вместе помолиться в храме, попутешествовать по близлежащим святым местам. И мы можем помочь организовать такой досуг и отдых. Мы не только говорим о том, что нам надо, но и о том, что сами можем дать и предложить со своей стороны тем, кто к нам приезжает. Поэтому с радостью приглашаем в гости всех неравнодушных людей.

Волга и Масяня

Волга и Масяня

Волга и радуга

Волга и радуга

Иеромонах Мелитон (Присада) после окончания семинарии занимался окормлением детских домов Сергиево-Посадского района Московской области, в том числе детского дома для слепоглухих, где был построен новый храм, в котором с 2010 года начались ежедневные богослужения.

Два года назад он переехал в Ивановскую область.

В начале декабря 2013 года указом Патриарха, по благословению духовника Илия (Ноздрина) иеромонах Мелитон был назначен в Кинешемскую епархию для работы с инвалидами. Но знаком он с этим местом вот уже десять лет, именно сюда, по благословению отца Кирилла (Павлова) перевез тогда своих родителей.

В 2013 году здесь организовался храм во имя преподобного Сергия Радонежского в селе Долматовский. Через полтора года заложен новый храм в близлежащем селе в честь иконы Божьей Матери «Нечаянная Радость». При храме преподобного Сергия запланированы мастерские, воскресная школа, музей русского быта. Начало уже положено, идут работы над созданием керамической мастерской, столярной мастерской, швейной мастерской, свечной мастерской. В планах – открыть и пекарню, просфорню для того, чтобы дети-инвалиды имели возможность трудоустройства.

Кто живет в доме

Раньше, на протяжении десяти лет, дети приезжали сюда только на каникулы – зимние, летние, весенние и осенние. Привозили детей из детских домов, чтобы они пожили в семейных условиях. Приезжали и выпускники детских домов – чтобы учиться самостоятельной жизни.

Теперь дети в сельском церковно-приходском доме реабилитации и социальной адаптации сопровождаемого проживания для инвалидов, выпускников детских домов-интернатов и детей-сирот с инвалидностью живут постоянно. Это их дом.

Кирилл, Люба и Аня

Кирилл, Люба и Аня

Здесь живет слепой мальчик из Калининградской области – его привезли родственники, которые приехали жить вместе с ним. Они как раз являются организаторами столярной мастерской и изостудии.

Среди обитателей дома также глухонемая девочка Виктория из Сергиево-Посадского детского дома слепоглухих. С ней живет ее брат, семилетний Глеб, над которым у иеромонаха Мелитона оформлена опека: его родители находятся в заключении, лишены родительских прав. Но они попросили, чтобы ребенок находился при отце Мелитоне, чтобы у них была возможность навещать его после освобождения. Поскольку была большая вероятность, что его усыновят и они никогда больше не увидят своего ребенка.

А еще 23-летняя Аня с ДЦП, выпускница Сергиево-Посадского детского дома-интерната «Березка». Когда ее перевели в психоневрологический интернат, она выразила желание переехать в Воробьецово. Теперь ее друг по интернату Евгений также собирается переезжать туда.

Среди обитателей домашнего приюта – Андрей, взрослый глухонемой выпускник Сергиево-Посадского детского дома. Он живет здесь уже практически 10 лет.

Шестилетнюю Софию из Сергиева Посада привезла бабушка: она воспитывает еще пятерых внуков и просто не справляется.

То есть за два года, которые прошли с момента переезда иеромонаха Мелитона из Сергиева Посада в Ивановскую область, в приюте появилось семь человек, которые живут здесь постоянно. И еще два человека собираются переехать сюда в ближайшее время.

Кирилл и Параскева

Кирилл и Параскева


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Своих приемных детей я не выбирала

Две мамы, которых я уговаривала не отказываться от будущих малышей, вручили их нам сразу после выписки…

Иеромонах Мелитон (Присада) – как найти ключик к слепоглухому ребенку?

Я до обеда ходил на курсы по дефектологии, на которые меня и командировали, а после обеда,…

Мы, зрячие, так не можем (+ Видео)

Интернат для слепых детей под Сергиевым Посадом. Чему можно научиться у детей-инвалидов?