Бунтарка или святая?

Образ матери Марии (Скобцовой), прославленной Константинопольским патриархатом в лике святых за подвиг жертвенной христианской любви, не всеми воспринимается однозначно. Ее поведение и образ жизни не вписывались в традиционные представления о монашестве. Мы просим поделиться своим взглядом на жизненный путь и служение монахини Марии (Скобцовой) двух священников – игумена Сергия (Рыбко) и протоиерея Димитрия Карпенко.

Игумен Сергий (Рыбко): “Интеллигентное монашество”.

Игумен Сергий (Рыбко)

Игумен Сергий (Рыбко)

– Мое отношение к матушке Марии, при всем уважении к ней и преклонении перед ее мученической смертью, довольно неоднозначное.

Вообще мать Мария бунтарка. Насколько я знаю, до обращения к Богу она состояла в партии эсеров. Мне она должна быть очень близкой по духу и по взглядам, поскольку мы оба бунтари, но скажу честно, никогда ее взгляды у меня не вызывали симпатии. Еще во времена моего юношества я о ней слышал. Дело в том, что, перейдя из хиппи в Церковь, я вдруг стал совершенным традиционалистом. Должен разочаровать тех, кто причисляет меня к модернистам, я традиционен. Любые отступления от православных канонов мне крайне болезненны.

Такая личность как монахиня Мария (Скобцова) несколько не вписывается в рамки моих понятий о православной духовности и православном монашестве. Если бы она была мирянка, многое в ней было бы мне более понятно и приемлемо. К мирянам можно снисходить, но я не приемлю того, что на литургии можно пойти за продуктами для бедных. Господь сказал в Евангелии: “Нищих всегда имеете, а Меня не всегда”. Для меня литургия – это самое священное и высокое, вне зависимости от того, служу я или просто молюсь. Я никуда не уйду с литургии.

Исключением могут быть случаи, если меня, как священника, вызовут на причастие к умирающему. И все равно сделаю все, чтобы побыть хоть немного, хоть одну минуту на службе.

– Может быть, матушка покидала литургию потому, что другой возможности покормить бедных не было?

– Думаю, если человек захочет – он найдет время для необходимого. Просто для матушки это было не настолько важно. Я не думаю, что она это делала всегда или специально подбирала время. Просто у нее была такая установка: она считала свое дело более важным.

Я не согласен с этим. Сходи, помоги до литургии или после, с вечера приготовь – рано утром отнеси, но не во время литургии. Кормить нищих, бедных – святое дело и ничуть не менее важное, чем литургия, но всему свое время. Нельзя одно подменять другим.

– Часто вспоминают, что мать Мария курила…

– Это я не буду комментировать. Это личная немощь конкретного человека, не мне об этом судить. Есть в мире намного более тяжкие грехи.

Я также ничего не могу сказать о ее богословских трудах, не знаток ее работ. Насколько знаю, в ее книгах проскальзывают достаточной вольные взгляды на природу Церкви и на церковного человека. Она была так воспитана, человека во многом воспитывает среда. Однако среду выбирает сам человек, он выбирает тех, кто ему близок по духу.

Монашество матушки Марии – это некое интеллигентное монашество, она очень отстаивала класс интеллигенции в Церкви. А Церковь – она равная, в ней нет интеллигенции, в ней все равны между собой: и царь, и пахарь.

mother_maria

Портрет матери Марии

Но то, как она погибла – это мученическая смерть, несомненно. За эту смерть все можно простить и канонизировать этого человека. И если Церковь сочла возможным канонизировать и прославить матушку Марию – я молчу. Я только могу высказать то, что мне не нравится в ее жизни, в ее делании монашеском, но это лишь мои взгляды.

С другой стороны, я еще не видел постановления нашей Церкви о ее канонизации. Обычно, если канонизирует одна поместная Церковь, то канонизирует и другая. Должны быть и постановления нашего Синода, а их я не встречал.

Перед ее подвигом и мученичеством христианским ради ближнего – я склоняюсь.

– Матушка Мария выдавала мнимые справки о крещении евреям, чтобы тех не расстреляли немцы. Думаю, это можно понять?

– Во французском сопротивлении состояло несколько православных священников, и одно из таких движений занималось тем, что выдавало такие справки. Я бы поступал так же. Действительно, крещеных евреев немцы не расстреливали, они вообще их отпускали. Чтобы спасти человека нужно делать все, а Господь разберется, кто виновен, а кто нет. Наше дело помогать.

Хочу добавить, что в то время пострадала не одна Мария Скобцова. Несколько священников попали тогда в концлагеря, кто-то был повешен. Один священник повесился сам, боясь, что не выдержит пыток и выдаст тех, о ком надо было молчать.

– Этот поступок, на Ваш взгляд, оправдан?

– Думаю, что оправдан. Человек на это пошел не из-за “шкурных” соображений. Он боялся стать предателем. Здесь нужно выбирать меньший грех. Вообще о грехах и испытаниях в тяжелые времена не нам судить.

Беседовала

Елена Вербенина

Протоиерей Димитрий Карпенко: “Мария Парижская – неудобная святая”.

Протоиерей Димитрий Карпенко

Образ матери Марии (Скобцовой) не укладывается в обычное представление о православном монашестве. Слишком сложна ее жизнь, слишком переполнена событиями, противоречиями, исканиями. Не так просто поместить все это в русло привычного житийного жанра. Впрочем, для многих сама мысль попытаться говорить о матери Марии как о православной русской святой граничит с кощунством, ведь не может быть святости там, где мы ее видеть не хотим.

Сама мать Мария скажет о себе:

Кто я, Господи? Лишь самозванка,

Расточающая благодать…

Такой «самозваной» святой она и останется для многих и многих чад нашей Церкви, не способных вместить…

И ведь действительно, о какой святости можно говорить, когда было два брака, революционное прошлое, курение, стихи, дети, неправильная юрисдикция, непонятное богословие, монашество ли? История Русской Церкви не изобилует примерами женской богословской мысли, и это еще одна черта, которую матери Марии простить никак невозможно.

А ведь ее поэзия, статьи, в том числе и на богословскую проблематику, являют собой особую сокровищницу русской мысли и русского слова. Но главное сокровище матери Марии – это ее вера, истинно евангельская вера, которая состояла, ни из одних лишь слов, но и дел. Евангельское милосердие и евангельское доброделание, которое не взирает на лица – вот главный вклад матери Марии в сокровищницу русского христианства.

Мать Мария понимала монашеское служение – как деятельную любовь к людям, которая состоит из дел милосердия, из конкретной помощи реальному человеку. Она совершенно искренне не могла понять о. архимандрита Киприана (Керна) – для чего нужно запираться в келье, когда столько страждущих на улицах, когда стольким людям необходима помощь ни когда-нибудь, а здесь и сейчас. И мать Мария понимала, что она не может не оказать этой помощи.

Служение людям – вот тот Крест, который она приняла в монашеском постриге. Он стал для нее путем юродства, безумия во Христе. Именно в этом она видела подлинный христианский путь пронизанный Евангелием.

Преподобномученица Мария Парижская

Преподобномученица Мария Парижская

Кто дает, тот приобретает, кто нищает, тот богатеет. Мы отдаем наши человеческие богатства и взамен их получаем величайшие Божественные дары. И отдающий свою человеческую душу взамен ее получает вечное блаженство, Божественный дар обладания Царствием Небесным.

Так напишет мать Мария в своей знаменитой статье «Типы религиозной жизни», статье, которая до сегодняшнего дня является соблазном и безумием «традиционного» православия. Но если православные христиане забывают, о чем было написано Евангелие, к какой реальности оно призывает, то только слово исполненное силой и верой может подвигнуть снова к тому, что к Евангелию нужно не только прикладываться за богослужением, им нужно жить, его нужно иметь в своем сердце, как единственный источник для всех наших мыслей и действий.

Готовы ли мы сегодня жить Евангелием? Есть ли в нас решимость к деланию? Способны ли мы служить не идеологии, а, как заповедано Христом, Богу и людям? Конечно, никаких человеческих сил для этого будет недостаточно. Но там, где наши силы заканчиваются, они восполняются божественной благодатью и помощью святых, которые уже прошли этим путем.

Русская Церковь пока не готова признать святость матери Марии (Скобцовой). Думаю, что мать Мария на нас за это не обижается, она все понимает и тихо улыбается нам своей открытой улыбкой и готова придти на помощь. Прямо сейчас…

Читайте также:

Типы религиозной жизни

Монах – тайна Христова

Без милосердия мы не христиане

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Возвращение на родину: к 70-летию гибели матери Марии (Скобцовой)

Уже перед самой войной она много говорила, что мечтала еще бы хоть раз побродить по русским…

Больше всего молитесь за мир!

Не надо перекладывать вину на других – наставления игумении из греческой обители

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!