Быть мужчиной

|

Как правильно пойти в армию? Немного порассуждаем об этом сами и посоветуемся с мастером рукопашного боя и просто добрым человеком Сергеем Николаевичем Бадюком.

– Что Вы  можете сказать о мужском воспитании сегодня?

– Вот ситуация. Подходит ко мне сосед: «Сереж, у меня мальчика побили в школе, жена в истерике – надо переводить». – «Как побили?» – «Ну, пацаны подрались, и его били». – «Почему переводить?» – «Ну, его же там побили!» – «Не надо переводить, надо разобраться с учителями, с родителями мальчиков, с причинами драки и объяснить ему, что он должен уметь постоять за себя. Отвести его в секцию, чтобы он постоял за себя в следующий раз. Если вы его переведете в другую школу, у него сработает стереотип на всю оставшуюся жизнь: раз бьют – надо убегать. И хороший, крепкий, светлый мальчик… вы его сами сломаете сейчас, а не вот эти хулиганы. Даже не хулиганы, а просто пацаны. Ну, дали, ну и что?»

Понятно, что не надо воспитывать тупоголовых питбулей, но не надо и нытиков, которые из-за того, что им дают подзатыльники, отбирают деньги и мобильные телефоны, уходят в параллельное измерение – в наркотики, алкоголь, в Интернет.

Любая семья должна понимать, что мужчина в семье – это, прежде всего, кормилец и защитник. Кормить семью может умный человек, который хорошо выучился, а защищать ее может сильный. Значит, надо смотреть, чтобы ребенок хорошо учился и был физически сильным, развитым, чтобы он не был забитым, чтобы его не зашпыняли в школе, чтобы его не терроризировали одноклассники, чтобы его потом не забили в армии. То, что мы называем дедовщиной, казарменным хулиганством, сплошь и рядом процветает в школе.

– А как Вы стали сильным?

– Меня били в детстве через день. Меня достало то, что меня били, я пошел и начал заниматься каратэ. Меня перестали бить, меня стали бояться и уважать. Я никого не терроризировал, но ко мне начали бегать за защитой. Но не у каждого ребенка достаточно сильный характер, чтобы самому принять это решение, надо помочь ему, взять его за руку, привести, ведь дети все разные. С детьми надо заниматься. Если Вы не будете заниматься детьми, ими займется кто-нибудь другой, уверяю.

– Какую роль играют единоборства в воспитании мужчины?

– Это ошибка – пытаться через бои готовить человека к жизни. Если человек готовится к бою, он пойдет в бой. Если готовишься к проблемам – будут проблемы. Готовиться надо к жизни, жизнь очень разнообразна.

Я закончил с одной четверкой высшую школу КГБ СССР, Финансовую академию при Правительстве Российской Федерации, Чикагский университет – у меня три высших образования. Я работал в серьезных конторах на серьезных постах.

Думаю, выжить сможет только то поколение, которое будет иметь очень обширные и очень мощные базовые знания. Математика, литература, история – это три ключевых момента, которые человек должен знать. Для того чтобы добиваться успеха в бизнесе, математика – это ключевой предмет, тренирующий логику, мышление. Без истории нет понимания того, кто мы, что мы делаем и зачем мы это делаем. Литература – это наше наследие, наш код. И параллельно для мальчиков – занятия единоборствами. В момент, когда может что-то произойти, каждый должен быть готов выйти на улицу, встать на защиту собственного дома. Когда все будут знать, что в каждом доме есть человек, который встанет на защиту, никто к нам с мечом не придет.

Подготовка к жизни – это комплекс вопросов, и, если ты заметил, наши тренировки – это не практика драк, я посвящаю много времени беседам: ребята, учитесь, зарабатывайте деньги, следите за своим телом, за своим питанием, не ходите в клубы, не употребляйте наркотики, не бойтесь ничего, если вдруг что-то происходит – идите до конца, защищайте свою точку зрения, защищайте свою жизнь, защищайте своих близких. Развивайте мужские качества.

Это системное воспитание, но оно как таковое, к сожалению, у нас в стране отсутствует. Я на своих детях и на детях своих знакомых пробую делать это пошагово. У меня много знакомых, которые просто привозят своих детей на выходные и потом оставляют жить у меня неделю-две-три, и они возвращаются другими.

– Сейчас в России и в европейском мире наблюдается кризис мужества. Есть ли это, по-Вашему, и что с этим делать?

– В России кризиса мужества нет. Я много езжу по стране, все у нас в порядке. Мы с тобой в Москве живем и говорим о России, судя по поступкам людей, живущих в Москве, а Москва – это не Россия. Просто надо больше помогать молодым, больше уделять внимания спорту. Я считаю, что за продажу наркотиков надо ввести смертную казнь. В год сто тысяч молодых ребят погибает от передозировки – это война. У нас в Афганистане за 10 лет 14 тысяч погибло, а тут за год – 100! И никто не вопит.

Во многом мне нравится американское воспитание. У них в приличных семьях дети в воскресенье – все в храм. Ребенок должен ходить в церковь, ребенок должен в этом расти. Все занимаются спортом, бейсболом, американским футболом. Все очень любят родину: Америка – превыше всего. Они верят в это, они считают свой образ жизни самым правильным. Мало того, они готовы за него пойти и умереть. Не все, но те, кто служит в армии, готовы, и они это делают. Это достойно уважения. Америка диктует свою волю всему миру, и я не говорю, что это правильно, но чтобы, для начала, тебе ее не диктовали, надо начать правильно воспитывать пацанов. Нет у нас кризиса мужества, а есть кризис воспитания молодежи.

– Часто Православие ассоциируют с физической немощью…

– Это стереотипы. Советская власть нам семьдесят лет вбивала в голову басни про попов. Батюшки разные бывают, не мне судить. Но сколько примеров, когда священники голыми руками защищали приход. У меня в Москве есть знакомый батюшка, который детей тренирует, учит рукопашному бою, уж на что я здоровый, но он – просто чудище. Хороший парень, бывший военный. Так что это стереотипы, и сейчас все меняется к лучшему. Патриарх этому много внимания уделяет, я его много слушаю, поскольку в храме на всех его службах бываю.

Как вера сочетается с единоборствами? Многие считают, что можно выбрать только что-то одно.

– Многие единоборства – уже давно международные виды спорта. В футбол все играют, но никто же не говорит, что это протестантский вид спорта. Есть, конечно, определенные секты, где сектантские взгляды, и от этого надо быть подальше, для этого есть умные тренеры, которые по-отечески должны предостеречь, и тот же батюшка должен сказать: «Не надо тебе, сынок, пойди лучше в нормальную секцию и тренируйся». Но каратэ уже давно – русский вид спорта, мы выигрываем все на свете. Самбо, бразильское джиу-джицу, греко-римская борьба… Давайте не будем ею заниматься, потому что ею занимались язычники – греки и римляне…

– Есть люди, которые тренируются, четко понимая, что это может им пригодиться лишь однажды в жизни. Человек готовится к одному бою, который может никогда не случиться.

– Это настоящий путь. Путь воина.

– Я подозреваю, что тренировки все-таки дают нечто большее, чем готовность к одному бою.

– Послушай, что я тебе скажу. Все, чего я добился в жизни: успех в бизнесе, то, что у меня хорошая квартира, замечательные дети, машина неплохая, – это все только благодаря каратэ. Не потому, что я бью морды и вымогаю деньги, а потому что это самодисциплина. Я встаю рано, тренируюсь, иду работать.

– Вы каждый день тренируетесь?

– Я каждый день тренируюсь, каждый день работаю, у меня большая семья, надо всех содержать. Это вопрос самодисциплины – заставить себя встать, а не развалиться с пивом у телика, говорить, что все плохо, работать охранником и проклинать нерусских ребят, которые на рынке торгуют, нас грабят. Встань и выйди на рынок! Я знаю этих ребят, они тренируются в зале с нами. Я покупаю продукты на рынке, мясо у одного покупаю, он встает в четыре утра, работает до шести вечера, с шести вечера до девяти тренируется в зале, а в четыре утра опять встает. Молодой парень. Вот тебе все ответы.

– Почему кавказская молодежь так заметно отличается от нашей?

– На Кавказе все парни почти поголовно занимаются борьбой. Там, если парень не занимается, это либо больной, либо у него проблемы с ориентацией. Я хожу в зал, занимаюсь греко-римской борьбой с детьми. В зале у нас из 150 – 200 занимающихся, русских трое: я и двое моих сыновей. Все ребята замечательные, относятся к нам с уважением, спортивные, не ругаются матом, не пьют, не употребляют наркотиков – достойный пример для подражания. А когда выезжаем оттуда, – стоят наши ребята, курят и ругаются, а на мои замечания тоже отвечают матом, естественно, получают по шее. Догнал, наказал, привез домой, но дома не отреагировали должным образом.

– Я спрашиваю у ребят, которые в армии были, – как оно? Все говорят: кто год, кто два, плац подметали и траву красили и ничему не научились. Непонятно, идти или не идти…

– Есть желание служить – будешь служить. Есть части, где действительно научат, где есть боевая подготовка. ВДВ, спецназ, морская пехота. Все остальное у нас, к сожалению, – какая-то помойка, а не армия. Я ответственно это заявляю. Если идти, то идти в спецназ, это несложно, потому что дураков, которые приходят в военкоматы и просятся туда, очень мало. А если этот дурак еще и физически подготовлен, то это вообще не вопрос. Я и сам достал военкома так, что он меня сам отправил служить. Это несложно, было бы желание. И даже попав в любую часть, можно не потратить зря эти полтора года (а год – вообще смешно), а подтягиваться, качаться, ведь это же твое время проходит! Мне раньше люди после армии казались законченными стариками, теперь смотрю – дети. Год – это не служба, а баловство.

– Говорят, что боевые единоборства воспитывают агрессию, провоцируют насилие.

– Смотря кто вас готовит. А вообще – воспитывают, конечно. Нельзя сказать: «миролюбивое боевое искусство». Нет такого. Боевое искусство – это искусство поражения. Бой воспитывает агрессию, без агрессии невозможно победить, но она должна быть управляема, должна быть контролируема, в этом – мастерство тренера. Я очень агрессивный человек, я взрываюсь моментально, в случае необходимости у меня агрессии столько, что лучше не вставать на дороге, но я ее контролирую. Настоящий учитель рукопашного боя учит контролируемой агрессии. И ты должен понимать: для чего, когда можно, когда нельзя, какие коды запуска. Коды запуска – это семья, дом, родина – бам – все, ничего не вижу, топор в руки – побежал. А если нет – развернулся, улыбнулся и пошел. Вот и все.

– Вы проводите субботние тренировки – практики. Понятно, почему ребята приходят, а что Вы для себя из этого извлекаете?

– Я честно скажу, я смотрю на вас и радуюсь, что есть хорошие ребята, что не все плохо. Вас приходит 60 – 100 человек. Кто-то пришел, кто-то ушел, кто-то остался, кто-то приехал через всю страну, но каждый по возможности что-то взял. Кто-то потом дома сделал спортуголок, кто-то брата отвел в секцию, кто-то во дворе в порядок привел спортплощадку. Круги на воде расходятся, а я камушек бросил. Мне эти круги на воде нравятся.

– Пожелайте что-нибудь нашим читателям.

– Приходите к нам на практики. Спокойно приходите, рад всем буду.

Беседовал Филипп Якубчук

 

 

Из беседы на субботней практике

Мы все здесь, по большому счету, только для цигуна и для общения. Разбить друг другу носы – это не повод для радости. Повод для радости – когда вас били, но не попали. Значит, вы что-то делаете правильно.

Если вы считаете, что владение боковым левым и боковым правым даст вам сильные преимущества в уличной схватке, вы сильно ошибаетесь – нужна сила, нужен турник, нужны отжимания, нужна гирька. Без перебора. Выработайте в себе привычку. Силовая работа должна быть. У каждого она своя. Я говорил об этом миллион раз. Вас мышцы держат, вы должны быть сильными. Я не говорю, что надо рвать колоду карт, хотя не мешало бы… Но на турничке своих 15-20 раз подтянуться надо, соточку отжаться надо, гирьку 16-килограммовую в ручку взял, пальчиками поподнимал, пожал…

Как-то снимали фильм. Мы что-то делали, а рядом вечно сидел какой-то хилый китаец, ножки тянул, мне его даже жалко было, покормить хотелось. Тут его переодели, и он встал и пошел. Я аж крякнул: «Это кто?». Он был очень худой, в бесформенной одежде, но просто – кусок стали. Я с ним начал общаться. Ему 64 года. Ребята, это гениальный мастер, и он постоянно что-то делает. Он сидит – ногу тянет, руки гнет, пальцем упирается, на кулаке сидит, у него нет минуты, чтобы он чего-то не делал, даже если он просто с тобой общается. Он говорит: «Сереж, жизнь одна, а развиваться надо постоянно». Он не делает много упражнений. И вы не делайте много, но у вас должно быть понимание, что и для чего вы делаете: подтягивание – сильнейшее упражнение для накачки, спина будет красивая, отжимание – это взрыв-удар, это кулак хороший; шея – на сопротивление, чтоб голова держалась.

Я пришел на тренировку на тайский бокс, там ребята – хорошие боксеры, молодые, крепкие. Я встал, два удара коленом – два нокаута. Они: «А сколько Вы работаете коленом?». Я: «По минуте в день». – «Да ну, невозможно!» – «Я каждый день это делаю. Минуту, но каждый день!»

Ребята, не делайте много, делайте каждый день одно и то же. Я сегодня висел на турнике? Не висел. Отрывай зад – пошел на турник. Я пресс сегодня качал? Нет. А что я лежу? Я отжимался сегодня на пальцах? Нет. Почему я стою? Это можно делать в любом месте, это не требует зала. А где мой эспандер? Оставил дома – баран! Уделяйте большое внимание физической подготовке. Вы не заметите, как потихоньку это войдет в привычку. Немного, по 30 минут в день, но у вас будет другая жизнь, вы по-другому заходите, вы задышите по-другому.

Отзывы

Иван, 21 год:

Тренеров много, много людей, которые могут научить круто драться, но когда я увидел, как он каждый день в шесть утра встает, приходит сюда, бьет макивару, меня это вдохновило. Я понял, что я тоже хочу так жить.

Александр, 22 года:

Здесь разом решается много вопросов. Это и для здоровья, несмотря на то что мы друг друга побиваем. Ходим сюда для себя, чтобы развиваться, становиться лучше. Колотить по голове – не главное, главное – что многому можно научиться про жизнь и про то, как должен вести себя мужчина. Я знаю многих людей, которые, походив сюда, начали действовать, заступаться за своих товарищей и вообще незнакомых людей. Один знакомый вступился в метро за незнакомого человека, пришлось стоять против двоих. Он получил свой синяк, но не смог пройти мимо этой гадости, и я считаю, это правильно. Здесь мы становимся менее агрессивными. Некоторые говорят: «Я стал совсем другим человеком, я люблю людей».

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Протоиерей Евгений Попиченко о суде, христианской любви и мертвых душах
О чем договорилась с мэром Москвы Нюта Федермессер

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: