Быть самим собой?

|

Как быть самим собой?

Что значит «быть самим собой» и зачем это нужно? Размышляет ученый, богослов, переводчик Марина Журинская.

Поменьше красивых фраз

Марина Журинская. Фото Юлии Маковейчук

Марина Журинская. Фото Юлии Маковейчук

Толчком для этих рассуждений послужило мое воровство. Я это должна заявить сразу и во всеуслышание. В каком-то интервью одного священника я услышала слова: «Главное — это быть самим собой».

Позже эти слова какие-то другие люди где-то повторяли. Конечно, идея эта существует не первый век, и даже не первое тысячелетие, но вот тут она как-то посвежела.

Я объяснила тому священнику, что мысль эта нуждается в разработке — и в каком направлении. Он меня выслушал, согласился, но сказал, что сам этим заниматься не будет. Таким образом, воровство мое, можно сказать, имеет «лицензию».

Что такое «быть самим собой»? Очень важно, как мы эту фразу понимаем, и что мы делаем для того, чтобы «быть собой».

Я думаю, что священник имел в виду некий нулевой цикл самопознания. Прежде чем идти на исповедь, хорошо бы сообразить, кто ты такой и в чем ты намерен каяться. Часто бывает так, что мы каемся в грехах, которые сами себе придумываем. Вроде бы в какой-то ереси, которая возникла в V веке, VI заглохла напрочь, а теперь вот ты такой добросовестный, что ее в себе обнаружил, в чем и каешься.

Это скучно священникам, да и сами мы в общем-то понимаем, что это, грубо говоря, бес крутит. А вот поди ж ты… Почему-то тянет на богословские изыски. И в общем-то, понятно почему: вот если ты на ребенка орешь страшным голосом, то как же в этом каяться? Неприятно…

На самом деле хорошо бы попроще к себе относиться, видеть себя таким, какой ты есть, а не воображать из себя некоего сверхчеловека, которому до полного духовного преображения осталось ровно три миллиметра.

Это и есть самый универсальный грех — видеть себя не таким, какой ты есть, а возвышеннее, утонченнее, и каяться в своей возвышенности и утонченности.

Я однажды услышала, как батюшка в Прощеное Воскресенье на проповеди кается в том, что в прошедшем году, не привел паству к спасению. Батюшка этот очень хороший, он действительно много лет очень много делает для храма, общины и для отдельных людей.

Но сразу возникает вопрос. Ребята, а как он мог бы это сделать? Прежде всего не надо забывать, что к спасению приводит Христос. А священник, будь он хоть какой замечательный — все-таки не Он. Сам же говорит: «Аз, недостойный иерей»…

Очень красивая фраза — «не привел ко спасению». Какие после этого к нему могут быть претензии? Можно только пожалеть батюшку, который так страстно и пламенно кается. Но ведь эти слова пролетают мимо ушей, мимо ума и сердца. Только кивают все: «Спаси вас, Господи, батюшка».

А вот если бы он сказал: «Простите меня, дорогие, за то, что иногда я был небрежен с вами. Я плохо отвечал на ваши вопросы, не вдаваясь в суть. Да, мне было некогда, я плохо себя чувствовал, но вам-то от этого было не легче. И вот в этом я каюсь. Простите меня за то, что каждому человеку я не уделял столько внимания, сколько он заслуживает. Вы сами понимаете, что это невозможно. Приход большой, но стараться надо, а я не всегда достаточно старался это делать. Иногда идешь, торопишься причащать умирающего, вдруг какая-то подходит тетенька, говорит что-то непонятное, отмахиваешься от нее. А ведь тетеньку тоже нужно было бы потерпеть, и хотя бы постараться понять, чего она от тебя хочет».

Вот услышав от (любимого!) батюшки такое покаяние, прихожане и сами взяли бы в толк, как и в чем каяться. потому что это совершенно типичные грехи. Все мы друг с другом грубы и небрежны. Звонит тебе подруга, хлюпает носом, а ты отмахиваешься: «Терпи, смиряйся и вообще отстань от меня, у меня голова болит». А об обращении с детьми и родными можно уже даже не говорить. Вот эти грехи, грехи против ближнего, искажают нашу бессмертную душу.

О чисто формальном вычитывании — я ненавижу слово «вычитывание» — молитвенного правила тоже можно не говорить. Приходит тетя на исповедь, руки по швам: «Правило вычитала».

Милая моя, как ты его вычитала? Ты же страницы считала, ты же молитвы считала по пальцам. «Ага, десять молитв. Шесть прочла, значит, еще четыре осталось, слава Тебе, Господи». Вот что такое наши грехи, а вовсе не тонкие вопросы каких-то малоизвестных древних правил.

В этом смысле и хорошо бы понять, «кто я такой». Кто я такой в данный момент? И хорошо ли это? Быть самим собой — значит это понимать. Дальше нулевой цикл самопознания кончается. И мы начинаем видеть, какая гигантская дистанция между тем, какие мы сейчас, и такими, какими нас Господь задумал. Ведь сказано: «Прежде, чем Я создал тебя во чреве матери твоей, Я знал тебя» (Иер 1:4–5).

Это и есть весь смысл нашей жизни — проходить путь от того состояния, в каком мы есть на данный момент, до того райского небесного состояния, которое в нас провидел Господь, когда нас создавал. А Он хочет, чтобы мы были такими.

Именно поэтому очень важно осознать, какие же мы есть. И именно поэтому если мы будем перед Его всевидящим и все понимающим взором, грубо скажем, «выпендриваться», ничего хорошего в этом не будет.

Будь доволен самим собой?

Момент честности совершенно обязателен, но он опасен. Классический пример опасности — это Пер Гюнт. У него был девиз «Будь самим собой». Он делал, что хотел, и считал, что проявление себя — это ценность; во всяком случае, в этом он не врет. Он жил в обычном филистерском мире, в деревеньке, где все сплетничают, все друг за другом подсматривают, где все известно, а пастора надо слушаться превыше всего.

Ему эта жизнь была противна, он видел ее лицемерность. Очень любил говорить правду в лицо, когда она неприятна. И эта установка привела его к большой подлости. Он посватался, будучи бедняком из бедняков, за девушку из богатого дома, Ингрид, и ему отказали. Он очень рассердился, похитил Ингрид со свадьбы и увез в горы. А там он ее бросил, сказал, что она ему не нужна. Вот если бы она сразу сказала родителям, что пойдет замуж за него — другое дело. А тут — поскольку он считает, что она его предала, то ее наказывает… Вот так-то, будучи самим собой и делая, что хочет, он бросил ее, опозорив.

Ведомый своим лозунгом и сотворивши массу глупостей и гадостей, он попал к бесам, троллям. Они ему сильно не понравились, но тут же объяснили, что он с ними родня, и разница только в небольшом нюансе: у него лозунг «Будь самим собой», а у них — «Будь самим собой доволен».

Пер Гюнт прошел через все искушения, везде претерпел сокрушительные поражения. А спасение его было только в том, что за него молились женщины, которые его любили: мать за него молилась, брошенная им в нищете, Сольвейг за него молилась, поэтому нечистая сила не имела над ним окончательной власти, по молитвам любящих женщин.

Все кончилось хорошо, Сольвейг ждала его 20 лет в лесной избушке. Он пришел туда уже стариком, бедным, больным, и она все равно приняла его с любовью. При своей Сольвейг он смирился, примирился и бросил все эти свои глупости, — хотя зловещая Кривая и рыскала вокруг. Вернее, он стал самим собой — тихим, больным, несчастным человеком, доверившимся любящей женщине. Вот так он и нашел себя, а точнее — то, что от него осталось.

А теперь вернемся «к нам самим», потому что непонимание, незнание, кто же я такой», часто ведет к тому, что человек доволен собой. Он выполнил какие-то чисто формальные требования, он считает, что он молится, он считает, что он постится…

А вот я, например, гастрономическую бурю, которая возникает каждый пост в православных СМИ, постом никак не могу считать. Помню, позвонил один корреспондент: «Марина Андреевна, приближается Успенский пост, мы готовим подборку. Вы не хотите поделиться с нами рецептом вкусных постных блюд?». Я говорю: «Не хочу». — «То есть как?» — «То есть вот так. Не хочу. Ешьте либо не вкусное, либо не постное, и радуйтесь жизни».

Видела я эти рецепты вкусных постных блюд. Там какие-то ингредиенты, которые невесть где продаются, причем за дикие деньги. Я при всем желании не могла бы купить, даже если хотела бы. Пускай мне рассказывают, что руккола — замечательный салат, это действительно замечательный салат, но для меня это дорого, точка. Это уже не пост.

Есть такое закрытое дамское сообщество, куда нет входа ни мужьям, ни духовникам. Дамочки обсуждают меж собой какие-то духовные проблемы. Я этого просто не понимаю, потому что если нет входа духовникам, какие такие-сякие духовные проблемы там обсуждаются? Даже не хочу знать.

Как-то у них появилась открытая публикация, они объявили конкурс платочков. Какие красивые платочки надо покупать, и, главное, как их повязывать. С кокетливыми фотографиями. Но ведь платок — он платок и есть. Конечно, у него есть разные свойства, хотелось бы, чтобы он был красивым и качественным, но не до такой же степени надо обращать внимание на внешнее.

Как только человек, поставивший своей целью «быть самим собой», начинает «быть самим собой доволен», это уже путь в бездну. Необязательно, но вероятно. Не собственное самодовольство должно быть нашей целью, а чтобы Господь нас принимал.

Слушать и слышать Господа…

Я, честно говоря, не люблю всякие выражения насчет спасения. Стоит посмотреть, как это слово употребляется. А оно употребляется в таком примерно ракурсе: «Я нашел программу спасения, которую считаю единственно верной, я эту программу буду выполнять и тем самым спасусь».

На самом деле Господь спасает. И программа спасения — это то, что Он нам посылает. Нужно выкинуть все остальное и слушать Его, слышать Его.

Каждый раз, когда нужно сделать что-то, можно задать себе вопрос: «Будет ли это способствовать моему спасению?» Но это чистый эгоизм. Это именно то, о чем сказано в Евангелии, — «они уже получают награду свою» (Мф 6:2) в виде самодовольного успокоения. А нужно спросить себя: «Господь этого от меня хочет? Как мое действие или бездействие отразится на наших с Ним отношениях?».

Вот совсем смешной пример на тему «Враги человеку — домашние его» (Мф 10:36). В ветеринарную клинику отдали на месяц на передержку маленькую хорошенькую собачку. Через месяц, по правилам, собачку нужно усыплять. Этим пользуются злые люди: они оставили собачку, за месяц заплатили и исчезли. Телефон, который они оставили, не отвечает. Ветеринар обратился к каким-то своим знакомым: «Пожалуйста, возьмите, такая миленькая собачка — маленькая, добрая, ласковая. Рука не поднимается ее усыплять».

Муж и жена решили было собачку взять. Но там была еще мама. Мама властная, на нервах. Мама сказала: «Или я, или собака», на что ей ответили: «Собака. И что?»

А ничего. Мама поджала губы, три дня так ходила. Но поскольку есть, пить и дышать все-таки надо, губы она разжала, собачку привезли, все было замечательно. Потом она даже с ней гуляла. Враги-то враги домашние, но при этом надо помнить, что себе они больше враги, и относиться к ним мягко и снисходительно. Прощать, когда они становятся во вражескую позицию. Но не давать им потворствовать злу. В общем, жить в нужной мере добра и строгости соблюдения каких-то правил — трудно. Очень трудно. Труднее, чем «вычитывать». Но именно это приближает нас к нашему Создателю и Спасителю.

Любить Бога и делать, что хочешь…

Блаженный Августин невнимательных людей сбивал с толку и, по-моему, сбивает до сих пор своей фразой: «Люби Бога и делай, что хочешь». Человек, который себя не знает, считает: «Конечно, я люблю Бога. Я почти каждое воскресенье в церковь хожу, стою там…». Здесь — глаголы физического действия очень характерные: люди в храме не молятся, а ходят, стоят. И презирают католиков, которые сидят, потому что стоять — это более «духовно», чем сидеть. Хотя, по-моему, можно даже лежать, ежели ноги не ходят.

О таких формальных вещах когда-то рассуждала моя покойная мама, которая была умная. Она хорошо говорила насчет троеперстия. «А если у человека на правой руке только два пальца — он, что, не может быть православным? Ну, не может он перекреститься тремя перстами по причине их отсутствия. А если у него вообще нет пальцев на правой руке? А если у него правой руки нет? Что, для него закрыт путь в православную церковь, в то самое Царство Небесное?» Сомнительно, понимаете ли. Действительно сомнительно. Все эти формальности имеют какие-то пределы.

«Люби Бога» — эта фраза уже отсылает нас выше. Всем сердцем своим, всей душой своей, всеми помышлениями своими. Если ты будешь любить Бога именно так, как это предписано Священным Писанием, то все твои желания будут исходить из этого. Ты гадостей уже не сделаешь, потому что человек, всей душой любящий Бога, не может сделать гадость. То есть может нечаянно, но он будет в этом каяться, просить у Бога прощения, он будет знать, что это не должное.

Если блаженный Августин призывает нас любить Бога и делать, что мы хотим, то враг рода человеческого призывает нас любить себя и делать, что хотим мы.

Чувствуете разницу? Мы опять возвращаемся к тому, что значит «быть самим собой». Будь, но соображай. Сволочью быть не надо, не надо любить в себе беса, не надо любить в себе грех. А любить надо в себе искру Божию, которая в тебя засеяна, как уже сказано, «прежде, чем Господь создал тебя во чреве матери твоей».

Вот и получается, что для того, чтобы поистине быть самим собой, нужно изгнать из себя зло. А для этого главное — покончить с лицемерием.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Про исповедь и стерильность

Я скажу, не как философ или богослов, а как обыкновенный провинциальный, приходской священник

Духовная жизнь однообразна? Ведите дневник

Советы кающимся от протоиерея Артемия Владимирова

Кто оценит покаяние?

Исповедь как возможность пожаловаться