Церковь: невеста и тело Христова

|
Андрей Десницкий

Андрей Десницкий

Грустно видеть, как мало читают люди Евангелие – но вот Послания читают совсем уж немногие ценители (а посланий в Новом Завете двадцать одно, и это из двадцати семи книг!). Казалось бы, зачем они нужны? В Евангелиях сказано всё самое главное, любители мистики могут открыть Откровение Иоанна Богослова, ну еще в Деяниях рассказ про апостолов прочитать…

А эти книги, послания, были обращены к общинам и людям, которых давно нет на земле. Кто, например, слышал про церковь в Галатии? Или в Эфесе (пиво такое турецкое есть, да)? Где это вообще: Колоссы, Филиппы? Кто такие были эти Тит и Тимофей? К чему это нам теперь?

Но именно в Посланиях, особенно Павловых, говорится о том, что такое Церковь, как и чем она живет. И не удивительно, что люди, которые давно не раскрывали этих книг Нового Завета, легко могут перепутать ее то ли с коммерческой корпорацией, то ли с политической партией, то ли с клубом по интересам.

Послания говорят в основном о конкретных проблемах и ситуациях, с которыми сталкивались первые христиане, но есть в них и несколько общих определений. И что характерно, эти определения не выглядят как некие формулировки из устава – апостол Павел, писавший о Церкви удивительно много и подробно, говорил почти исключительно метафорами. Но эти метафоры способны научить нас большему, чем великое множество параграфов с точными формулировками.

Таких метафор две: Церковь как невеста Христова и как тело Христово. Они кажутся не связанными меж собой, на первый взгляд даже в чем-то противоречат друг другу, но на самом деле они раскрывают две стороны одной и той же реальности.

«Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна» (Ефес 5:25-27). Строго говоря, тут Церковь – жена, но когда читаешь эти строки, видишь скорее новобрачную, ту девушку, которая стала женой только что, она сидит рядом со своим возлюбленным на брачном пире, на виду у всех, и люди любуются ее красотой и чистотой. Но она отдана только одному и будет хранить ему верность, не размениваясь на гостей, которые могут быть на этом брачном пиру – а среди них и славные правители, и состоятельные господа, и властители дум, и законодатели мод. Но это они пришли к ней, а не она побежала за ними в поисках чего-то важного и нужного лично для себя. Да и что нужно новобрачной на свадьбе, кроме своего Супруга?

Она еще совсем юна и неопытна, эта девушка. Она заранее готова последовать за Любимым куда угодно и вытерпеть за него всё, но нет у нее этого опыта, не знает она, что предстоит ей в жизни, с чем и как придется иметь дело. Но Любимый подскажет и поможет, главное – быть вместе с Ним. Всё самое главное – в будущем, всё обязательно получится и состоится.

А вот совсем другой образ: «Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, – так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом… Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы – тело Христово, а порознь – члены» (1 Кор 12:12-27). Здесь, конечно, говорится о единстве и взаимозависимости всех, кто в Церковь входит, о том, что различия необходимы, и что невозможно отказаться пусть даже от самого слабого и неблаговидного члена единого Тела (он ведь ничуть не менее важен, чем прочие).

Но попробуем расширить эту метафору, подумать, что говорит она о самой Церкви. Здесь, напротив, всё как будто зависит от нас самих. Христос доверил действовать в этом мире от Своего Имени – но не по собственному разумению. А вот когда тело начинает двигаться в собственном режиме, причем руки и ноги отдельно друг от друга – это уже получается эпилептический припадок…

Хотелось бы сидеть и ждать, пока Он всё сделает за нас, но не получится. Ну нет у Христа в этом мире после Вознесения других рук, кроме наших. Да, он сотворил Вселенную из ничего и может сотворить точно так же из ничего хлеб для голодного и одежду для замерзающего, но отчего-то Он доверил именно нам накормить и согреть их. И устроить свою собственную жизнь можем только сами – лишь бы только руки и ноги были послушны своей Главе.

Одна метафора говорит о надежде и ожидании, о терпении и готовности – а другая о действии здесь и сейчас, о единстве и взаимосвязи всех и каждого. Два образа Церкви, которыми она жива.

Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать на сей раз. Никаких далеко идущих выводов, никаких великих открытий или призывов. Просто повод задуматься…

А может быть, я что-то упустил? Может быть, в Посланиях есть какие-то другие очень важные слова о том, что есть Церковь и чем она жива в этом мире? Перечитайте, пожалуйста, и подскажите, что я упустил.

Читайте также:

Трудные места Евангелия: Кто не против вас…

Трудные места Евангелия: Хула на Духа

Трудные места Евангелия: «Оправдана премудрость…»

Трудные места Евангелия: «Отойди от Меня, сатана!»

Трудные места Евангелия: «Мертвые погребают мертвецов»

Трудные места Евангелия: «Тела усопших святых воскресли»

Трудные места Евангелия: «Ты сказал»

Трудные места Евангелия: Гробницы пророкам

Трудные места Евангелия: «Тела усопших святых воскресли»

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Почему мы не понимаем Бога?

Бог, дай нам здоровья, хлеба, рыбы и зрелищ. А что такого? Жалко, что ли?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!