Хранители веры: истории, судьбы людей

|
Историк и журналист Ольга Гусакова собрала в одной книге истории жизни очень разных людей, священников и мирян, которые восприняв любовь ко Христу от своих наставников, сынов Церкви прошлого столетия, пронесли ее через трудные годы безбожной России, и теперь передают это самое главное в мире знание, знание Бога, христианам XXI века.

На встречу с читателями пришли не только авторы издания, но и сами герои книги.

Своим опытом жизни в Церкви, внутренней жизни в Царстве Божием, на свободу пребывания в котором для настоящего, преданного  христианина не могут повлиять никакие внешние обстоятельства и политические режимы, поделились священники, стоящие у престола 60, 45, 25 лет, принявшие сан в годы, когда этот поступок был равен подвигу,  – настоятель храма Покрова Божией матери в Акулове протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храма Зосимы и Савватия в Гольянове протоиерей Владимир Тимаков,  настоятель храма Живоначальной Троицы в Троице-Голенищево протоиерей Сергий Правдолюбов,  настоятель храма Живоначальной Троицы на Грязех у Покровских ворот протоиерей Иоанн Каледа, настоятель храма Рождества пресвятой Богородицы в Крылатском протоиерей Георгий Бреев, историк-политолог Андрей Борисович Зубов и Феодора Никитична Кузовкова, простая женщина, по слову святителя Тихона, «белый платочек», одна из тех, на плечах которых выстояла Русская Церковь в годы гонений.

L1022969

«Когда находишься рядом с такими людьми, понимаешь, что сейчас происходит что-то важное в твоей жизни, связанное с самыми глубинными, основными смыслами», – открыл вечер главный редактор издательства «Никея» Владимир Лучанинов.

Владимир Лучанинов

Зал культурного центра переполнен, сюда пришли молодые пары, люди среднего,  пожилого возраста, потому что всем нам, живущим в новом тысячелетии, так важно это свидетельство живой веры, чтобы научиться верности, преданности Богу и Церкви. Даже в самом малом. И не взирая ни на что.L1022935«В первую очередь хочется сказать слова благодарности героям книги, –  призналась Ольга Гусакова. – Они поделились с нами бесценным сокровищем, я имею в виду тот опыт веры в условиях, отличных от дня сегодняшнего, опыт общения с людьми, которых уже нет с нами – с подвижниками, новомучениками, исповедниками.

Благодаря их рассказам, тому опыту, о котором рассказывают наши герои, и нам всем удается хотя бы отчасти соприкоснуться с этой традицией и хотя бы отчасти восполнить преемственность веры, которую советская власть так старательно пыталась уничтожить. Я благодарна всем, кто помогал работать над книгой, и очень надеюсь, что нашей коллективной работе удалось показать разнообразие судеб верных Церкви в советские годы (мы старались поместить в книгу рассказы очень разных людей, с непохожими жизненными историями), и даже в письменном тексте сохранить живой голос этих людей. А сегодня мы имеем счастье видеть и слышать наших героев».

L1022927Но, как уточнил отец Валериан Кречетов, приведя слова святого праведного Сергия Мечева, «Герои – это в миру. В христианстве – подвижники».  «Подвиг христианский, семейный, – продолжил отец  семерых детей, дедушка 34-х внуков, – не геройство, а обычная, повседневная жизнь. Она кажется незаметной, но именно она является, как говорится, «солью земли».

Отец Валериан Кречетов уверен, что воспитание детей в Церкви, в атмосфере храма с его богослужением, красотой, архитектурой, иконами, пением –  это фундамент православного воспитания. «Вообще, жизнь во все времена, – сказал отец Валериан, – а особенно во времена гонений – это, прежде всего, внутренняя жизнь. «Царство Божие внутрь вас есть». Внутренняя жизнь была во все времена, она-то и сохраняла все.

L1022943Протоиерей Владимир Тимаков, поделившись словами священника, услышанными им в Ташкенте, где он был иподиаконом архиепископа Кирилла (Поспелова), о том, что для советской власти самым страшным врагом является святой, приоткрыл еще одну грань исповедничества Христова: «Это стояние в верности Богу, служение Христу и ближним, где всегда есть скромность, всегда есть обращенность к Богу в том, чтобы помог тебе, и это стояние твердое, последовательное, постоянное».

Отец Владимир рассказал о своем наставнике, архиепископе  Гермогене (Голубеве). Он, будучи человеком очень мягким, кротким, нежным, «ни на йоту не уступил советской власти: ни в одном кишлаке он не закрыл храма в Среднеазиатской епархии. Когда об этом его просил уполномоченный, чтобы послать в центр отчет о том, что работа ведется, он ответил ему с нежностью, что он прислан сюда и Богом, и Церковной властью открывать храмы, а не закрывать. И в этой нежности была абсолютная непоколебимость».

L1022982Протоиерей Георгий Бреев, родившийся в неверующей семье, рассказал, как поиск смысла жизни, непреодолимая жажда истины,  которая с молодости жила у него в душе, привела его к вере в Бога: «В моем сердце жило чувство, что есть какой-то высочайший ум, промысел, сила, которая все определяет. Однажды я остановился на том, что да, я верю, и во мне выработался принцип чести, честности, трудолюбия».

Алкание правды, искание цельности привело в Церковь в атеистические советские годы думающую молодежь, лучших представителей русской интеллигенции.

L1023021Люди с обостренным ощущением правды не видели правды вокруг, но находили ее в Церкви, – вспоминает историк Андрей Борисович Зубов. – Конечно, люди всегда были разными, но за различием людей  надо было увидеть внутреннюю правду Христову, которая светилась, излучала себя. Мне, как историку, было очень важно, что в Церкви раскрывается вся история, а хотелось погрузиться в протяжение исторической правды… Церковь может дать все. Для любого ума. Чем больше жаждет ум, чем более взыскует сердце, тем больше оно получит в Церкви. Церковь дает не мерой.

Не мерой дает Бог.

Все люди ищут целостности. А человек интеллигентный – тем более. Человек должен быть единством.  Так вот, в Церкви мы нашли тогда это единство.  Все приходили по-разному – многие мучились, многие боялись,  но это было стремление к цельности, к правде и красоте. Как оно может не охватить интеллигенцию?!  Только тот человек, который ничего не понял, или который уклонился, ушел в грех, в самость, в эгоизм, такой человек, действительно, остается интеллигентом без интеллигентности, без поиска истины и правды.

L1023002О  своих предках – пахарях и священниках – рассказал протоиерей Сергий Правдолюбов.  В священническом роду Правдолюбовых который насчитывает три столетия, шестеро святых, прославленных в лике новомучеников и исповедников Российских:

– На самом деле прославленных мучеников меньше, чем непрославленных. Возьмите любого батюшку XIX века, они почти все были святые. Если бы один из них пришел к нам сюда, мы бы все удивлялись: «Кто это? Кто это?» Такие были священники. По линии отца в моей семье были пахари. Они и пашут, и служат.  Матерые крестьяне с мощными руками. Эсли бы такой дед меня увидал, то ужаснулся бы: «Это что, мой внук?! Что с ним сделали?! (смеется)»

Почитание новомучеников в нашей семье всегда было, и понимание было. Особенно со стороны матери: ее отца, священномученика Михаила Селищенского (Дмитрева), я с детства чувствовал, мне даже не надо было ничего узнавать про него. А вот деда по линии отца, священномученика Сергия,  многие годы я не понимал. Недавно закончил работу над томом с его проповедями: 70 проповедей я подготовил к печати и буду издавать.  Это был способ познания, кто он такой, мой дед. Священники –да, они все для исповедания Христа предназначены, вот простые крестьяне – женщины и мужчины – когда они шли на смерть за Христа! Это действительно достойно всякого восхищения!

Простую женщину арестовали только за одно, она сказала одну фразу: «Что вы делаете?! Зачем вы батюшку арестовываете, он ни в чем не виноват!» Могла бы потом отказаться в тюрьме, и ее бы отпустили, а она до смерти дошла за одну фразу в защиту невинного человека!» Даже если кого-то и вычеркнули из списка прославленных святых, там еще много в запасе не вычеркнутых святых осталось. Так что радуемся, Бога благодарим и ищем, узнаем, кто мы…

L1023020Об опыте своей семьи, о служении отца, протоиерея Глеба, в советские годы бывшего тайным священником, рассказал отец Иоанн Каледа.  «Да, мы свидетели тех лет и вольно-невольно, но мы уходим… Еще немного времени и скоро уже не останется людей, которые помнят те времена. И свидетельства людей, которые хоть немножко, помнить хоть какие-то маленькие картинки, они для истории очень и очень важны для истории Церкви». Отец Иоанн рассказал, как отец Глеб проводил домашние литургии, из чего состояла домашняя богослужебная  утварь, какие меры предосторожности предпринимались ради этих служб.

«Отец Глеб не любил разговоров про политику, чуть что – сразу закрывал форточку (мы жили на первом этаже). Потом мы осознали, что уж в трусости отца обвинят было нельзя.   Если бы он боялся, он никогда бы не взял крест тайного священника. Он понимал, что ставит под удар не только себя, но и всю свою семью, малолетних детей. Но самое главное, чего нам часто не хватает, отец всегда умел в жизни выбрать главное, и этому главному служить. Отец Глеб готов был пострадать за Церковь, но пострадать за какой-то глупейший анекдот, он считал недопустимым, потому что это ставило под удар самое главное – его священство».

L1023051«Я себя считаю счастливой! – тронула сердце гостей вечера 84-летняя Феодора Никитична Кузовкова,  – бывшая узница концлагеря, многодетная мать – восемь детей, шестнадцать внуков, семь правнуков. Ветеран труда, выработала два стажа: один  – 32 года – на ферме, другой – 30 лет – старостой  в храме Спаса Неруковотворного в село Вороново.   Я себя считаю счастливой и благодарной! Все по милости Божией!» Феодора Никитична последней ушла из зала культурного центра «Покровские ворота» – она сочиняла добрые пожелания, подписывая десятки экземпляров книг «Хранители веры», читала и пела духовные стихи и песни, рассказывала о жизни, память у нее прекрасная.

Но память истории нуждается в поддержке, считает главный редактор издательства «Никея» Владимир Лучанинов.

– В чем, на ваш взгляд, актуальность этой книги сегодня? Почему «Никея» взялась за это издание?

– Мы часто говорим о том, что в советский период произошел перелом традиций, что она была прервана, и в то же время рядом с нами находятся люди, которые являются не только свидетелями жизни Церкви советского времени, но и носителями той церковной традиции, которая была в России до революции. И пока у нас есть возможность, мы должны собрать свидетельства этих людей. Такую задачу мы ставили перед собой и в самом начале основания нашего издательства. Конечно, в книгу вошло не так много воспоминаний, в дальшейшем надо еще работать, искать людей, собирать такие свидетельства, но, кажется,  то, что мы сделали сейчас, – это очень хорошее основание, хорошее начало.

Быть может у этой книги  найдется много минусов, недочетов, которые мы допустили. Но, думаю, эта книга будет интересна широкому кругу читателей, ведь мы – в первую очередь – работаем для светского читателя, для светских прилавков. В наше время, когда требуется апологетика Церкви, когда в ее сторону звучат обвинения в сращивании с государством и многих других проблемах, очень важен опыт этих людей, свидетелей эпохи, когда государство пыталось вообще уничтожить Церковь.

– Отец Валериан Кречетов говорил о внутренней жизни в Церкви, о том, что жизнь эта протекает совсем в другой плоскости и пространстве, независимой от внешних влияний…

– Да и слова, которые сегодня прозвучали из уст многих отцов, что со стороны Церкви в отношении безбожной власти было не противостояние, а стояние – это очень важно. Политика может меняться: может быть дружелюбной, может – враждебной, но Церковь, она была, есть и будет всегда, она всегда остается неизменной и ее хранителями всегда будут – подвижники, носители Духа Церкви, свидетельства некоторых из которых мы постарались собрать в этой книге.

L1023026

L1023019

L1022969

L1022968

L1022944

L1022991

L1022992 L1023004

L1023062L1023059 L1023072 L1023081

Фото Евгения Глобенко

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Церковь как «чай с вареньем», или Как пережить гонения

О героях книги «Хранители веры» и других христианах в СССР

Судьба Августа

Почему день победы демократических сил не стал в новой России праздником