Час Че

|

Он точная копия своего отца – сын Че Камило Гевара.

С таким же пронзительным, как на всех фото революционера-романтика, взглядом жгучих искрящихся глаз. С точно такой же, как у Че Гевары, улыбкой – открытой, искренней и необыкновенно лучистой. Из такой же, как у отца, бороды.

Он носит черные джинсы свободного кроя и рубашку в тон, расстегнутую на груди.  Он экспрессивен настолько, что кажется, готов совершить революцию прямо во время записи интервью. Впрочем, это интервью – уже революция:  Камило Гевара не встречается с журналистами и не дает интервью даже по телефону.

Обычно с прессой общается старшая дочь легендарного революционера – Алейда Гевара. Но съемочной группе программы “Постскриптум” просто невероятно повезло. Наша беседа затянулась на три часа.

Austria Che Guevara Exhibition

Камило Гевара Час Че

: Конечно, в первую очередь, Эрнесто Че Гевара для меня – отец. Но в то же время я испытываю огромное восхищение им как революционером, как латиноамериканцем, как руководителем. Да просто как человеком! И его наследство, его жизнь – мы непосредственно связаны с этим, его пример наложил отпечаток на всю нашу жизнь. Образ Че, его пример является одним из знаков, символов современной эпохи

Эрнесто Гевара родился в Аргентине. Жил на Кубе. Погиб в Боливии. И вот уже полвека остается символом революционной борьбы не только на Острове Свободы, но и во всем мире.

О нем слагают песни. Его именем называют детей: вот уже четыре десятка лет самое популярное имя для мальчиков на Кубе  – Эрнесто. И не только имя. “Если спросят, какими должны быть поколения будущего, давайте скажем: “Такими, как Че!”. Это – слова бессменного лидера коммунистической Кубы и до недавнего времени ее верховного главнокомандующего Фиделя Кастро. Каким же был Че? Вот что говорит сын легендарного революционера – Камило Гевара:

– Для нас Че – это символ чистоты, сопротивления, борьбы со всем злом, где бы оно не совершалось. Часто, когда происходит что-то плохое здесь, на Кубе, люди говорят: “Если бы был Че, этого бы не произошло!” Во многих домах в тех уголках, где обычно ставят фотографии близких, стоит портрет Че. В каком-то плане отец для нас, для кубинцев, – это модель не только революционера, но и человека. Сказать по правде, я действительно не могу каких-то больших недостатков его найти, хотя достаточно критически отношусь ко всему в жизни. И не потому, что он мой отец. Как бы я не пытался и как бы не анализировал, я действительно не могу найти пятен на его имени и на его жизни.

– То есть миф о революционере-романтике – полностью правда?

– Важно, чтобы миф, который существует, не искажал того, о чем в действительности думал и мечтал Че, не был бы таким розовым приукрашиванием, потому что это бы убило Че. Отец был мечтателем, в этом нет сомнения. И он боролся за воплощение своей мечты.  И мы должны двигаться по этому пути.

– А о чем мечтаете Вы сами?

– Иногда мечтаю о Советском Союзе. Он до сих пор мне иногда снится.

– Любопытно было бы узнать, чем занимаются Ваши сестры и брат.

– Старшая из нас, Алейда, так же, как отец, стала врачом. Она лечит астму у малышей.

Известно, что Че страдал тяжелейшими приступами астмы. Так же, как и отец, Алейда не может надолго задерживаться дома: то она с миссией в Анголе, то в Никарагуа…

Другая сестра, Силия, ветеринар. А самый младший, Эрнестито Гевара, стал адвокатом.

Самая старшая дочь Че Гевары от первой жены, перуанки Ильды, на которой молодой Эрнесто Гевара женился в Мексике, уже умерла. Вспоминают, Ильдита отличалась невероятно покладистым характером. Впрочем, все дети пламенного революционера выросли на удивление скромными. Бунтарская кровь отца лишь однажды взыграла в самом младшем – Эрнесто. На школьной линейке 1 сентября малыш заявил, что его зовут не Эрнестито Гевара, а ни много, ни мало Эрнесто Че Гевара. Чтобы объяснить Эрнестито, что до известного во всем мире прозвища его легендарного отца еще нужно дорасти, в школу пришлось вызвать… Фиделя Кастро.

getImage– Иногда говорят, что Фидель в чем-то завидовал Че Геваре…

– Это не правда. Но я почти уверен, что существуют вещи, которые мог сказать Че, но которые не должен был говорить Фидель. Незадолго до отъезда с Кубы отец написал Фиделю: “Я могу сделать то, чего не можешь сделать ты” – оба они понимали важность соотношения ролей.

– Насколько смело мог высказываться Че?

– Вполне откровенно. К примеру, он говорил, что если социалистические страны не смогут помочь третьему миру – например, изменить принципы торговли, тогда в чем роль социалистических стран, если мы не поможем странам третьего мира создать новый мир? Будучи послом по особым поручениям, публично раскритиковал Советский Союз, обвинив его в ПРОДАЖЕ помощи народным революциям.

Это была как бы критика в рамках, он не выходил из рядов этого движения, но иногда нужна такая критика, потому что теряется путь, происходит смешение идей в головах и необходимо иногда такая критика-встряска внутри партии, внутри движения.

– Камило, как же все-таки вышло, что опытнейший партизан Че Гевара в Боливии оказался в ловушке? Называют целую вереницу тактических ошибок, которые очень трудно назвать случайными: без переводчиков, с картами, которые совершенно не соответствовали местности, отряд к тому же остался без связи с городом.

– Отец понимал, что поездка в Боливию – не туристическое путешествие. И что могло произойти то, чего они совершенно не ожидали и к чему могли быть не готовы. Самое главное – они не собирались вести боевые действия там, где им пришлось их вести. Они планировали вести их в более северных регионах Боливии, где социально-политическая ситуация была более адекватной для них. Бои начались неожиданно, и они втянулись в них – нельзя уже было идти назад. В это же время возникли проблемы с руководством коммунистической партии Боливии. А на помощь боливийским правительственным войскам пришли США.

– Как думаете, мог ли Кастро помочь Че спастись?

– Фидель говорил отцу, что это был не самый лучший момент, чтобы ехать в Боливию и начинать войну. Дело в том, что у партизанской войны – так называемой “герильи” – так же, как у человека, есть свои этапы: молодости, взросления, старения… Все эти проблемы посыпались на герилью, когда она еще не встала на ноги, была очень хрупкой, совсем не окрепшей…

Фидель говорил папе об этом: “Пускай пройдет первый этап этого становления, этой партизанской войны, а потом ты уже  к ней присоединишься, когда она немножко встанет на ноги.”

– Но Че Гевара решил по-своему?

– Но отец был человеком, исповедующим философию личного примера, поэтому не мог сидеть спокойно, когда его друзья бросали семьи, детей и ехали погибать. Когда ты знаешь, что есть способ решать проблемы, которые стоят перед людьми, а ты сидишь, сложив руки, – он не принимал этого!

– А он был верующим человеком?

– Отец не был верующим в традиционном смысле. Но он бесконечно верил в Человека. В любовь к ближнему.

– Все из того, о чем мечтал Ваш отец, воплотилось на Кубе?

– На Кубе многого не хватает. Многое необходимо изменить. Но самое главное – никогда не забывать цели и не отказываться от своего прошлого.

– Куба сегодня не планирует последовать по пути Китая?

– Мы уже совершили одну очень большую ошибку – пытаться имитировать Советский Союз. У нас должны быть свои собственные решения и свой собственный путь.

– Но чужой опыт тоже может быть интересен.

– Не всегда полезно протягивать руку за чужим опытом. Хотя может показаться внешне, что ситуации похожи, внутренние их сложность может быть совершенно другой. Нужно уважать, конечно, альтернативные формулы, альтернативный опыт, но всегда помнить о том, что у нас есть свое лицо.

– Камило, какой Вы видите модель мира? Это должен быть бескомпромиссный социализм или возможны вариации?

– Я думаю, что это должен быть не социалистический мир. Мир должен быть коммунистическим. Социализм – это способ, а не цель, но мы об этом иногда забываем.

– А как же пример Швейцарии, который показывает, что коммунизм есть высшая стадия развития капитализма?

Сын легендарного революционера расхохотался:

– Ты мне ломаешь всю схему!!! А если серьезно, то я не вижу этого коммунизма в Швейцарии. Есть капиталистические страны, по моему мнению, с сильными социал-демократическими традициями. С сильной социальной ориентацией, где правые силы, где корпорации крупные, монополии не так сильны и не такое сильное оказывают влияние на политическую жизнь. И если опыт этих стран позитивный, его нужно принять во внимание. Какая же модель совершенна? Посмотрим. Последнее слово – за временем. За историей! HASTA LA VICTORIA SIEMPRE!

Читайте также:

Протоиерей Александр Ильяшенко: Культ Че Гевары – свидетельство тоски общества по примерам мужества и доблести

Эрнесто Че Гевара – Дон Кихот ХХ века

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Россия отправила 300 тонн гумпомощи пострадавшим от урагана кубинцам

Ураган «Ирма» был признан одним из самых мощных в Карибском бассейне

«Нелюбовь» и «Аритмия» – в чем видна неумолимость жизни

И как любовь стала новой шкалой измерения мира

Именно в тюрьме ко мне пришла свобода

А революция – это способ получить ее или потерять?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: