Чей ход?

|

Я из тех людей, кто старается, насколько это возможно, быть вне политики, но кому по-человечески больно за прошедшие события на Манежке. Жаль агрессивных юнцов, жаждущих крови, жаль мирных людей, мечтающих о спокойствии и безопасности, жаль саму Манежку, недавно празднично сверкающую, наряженную, а теперь поруганную. Манежку вычистят, игрушки повесят на елку, неоновые огни будут снова обещать красивый праздник, но… все понимают, что это не конец грустной истории.

Фото: Андрей Пугач

Фото: Андрей Пугач http://andrei-pugach.livejournal.com/60190.html

Когда мне трудно и тяжело, я прошу помощи у Бога. И в самые трудные моменты помощь приходит. Например, когда я с ребенком еду в метро. Экстрим ниже среднего, учитывая, что ребенок на инвалидной коляске. Вот я в метро у большого и длинного лестничного перехода. Я должна делать вещи, дающиеся особенно тяжело: я должна просить мужчин помочь перенести ребенка. Мужчины откликаются, редко кто сделает вид, что не заметил. Но  есть люди, которых просить не надо, которые, как бы ни спешили, не пройдут мимо и первыми выхватят коляску. Большинство из них – люди кавказской национальности. Многие из них неопрятно одеты, неухожены, но, в самом деле, не будет же мне помогать вот этот важный мужчина в дорогом костюме?  Даже неудобно, что моя ситуация может оказаться фрагментом его жизни.

Очередное препятствие: длинное шоссе. Мой “хвостик” рядышком, с мальчишеским азартом говорит: “Едет, мам, пустая! Голосуй!”. Голосую, едем, приехали, расплачиваюсь. И бывает, что водитель решительно отказывается от денег. Голос такого водителя чаще всего с акцентом. Казалось бы, приехал человек на заработки, “бомбит” день и ночь…

А как-то, сидя на переднем сиденье маршрутки, стала свидетелем спонтанной беседы, когда со стороны окна водителя подъехала иномарка. “Слышь, мужик, ты откуда?” – спросил молодой парень, водитель иномарки, сверкая черными как смоль глазами. “Из Дагестана,” – улыбаясь, добродушно ответил водитель маршрутки. “Отлично! Будешь жить! А всех русских зарэжем!” – сказал громко парень и умчался, испарился. Легко кричать громкие крамольные слова, зная, что можно нажать на четвертую скорость. А наш водитель с сожалением покачал головой, ему было не менее больно в этот миг, чем всем нам, “недорезанным” пассажирам.

Но кажется, что, если будет драка, и русские пойдут “бить чурок”, то побьют именно таких водителей. А другие “шумахеры” со стеклянными глазами и горячей кавказской кровью будут безнаказанно проливать “кровь не кавказскую”, после чего включать четвертую скорость. Не догонят.

А иногда вспоминаются почти смешные ситуации. Глухой провинциальный поселок Подмосковья. В один из замечательных вечеров, дышащим зеленью и тишиной, как будто из другой жизненной плоскости доносятся слова: “Россия для русских! Москва для москвичей!”. Да, после очередного судьбоносного матча шла местная молодежь, с флагами, строем и с настроем кому-нибудь хорошо двинуть. Но ребята не удосужились изменить слова кричалок, тогда уж “Подмосковье для подмосквичей”, что ли?

А если спросить у родителей, бабушек, порыться в альбомах, в каком году они когда-то приехали в гостеприимную столицу? Неужели каждый из многотысячной скандирующей толпы, ратующей за чистоту столичной принадлежности, коренной москвич в десяти поколениях?

“Спасибо деду за победу” – все, что талантливо – просто. Лаконичная патриотическая надпись, сделанная в канун 9 Мая на заднем стекле машины, еще не у всех стерта. И если спросить ветеранов, за что и против чего они воевали, каждый из них ответит: “Против фашизма”.

Но что поделать, расцветают буйным цветом именно подобные течения, когда вдруг ощущается безвластие там, где руководство необходимо. И становится уже не до правых и виновных, все внимание на сцену, говорящую: “Внимание, наш выход”.

А может быть, мы все просто устали? Устали от других заученных фраз и отрепетированных сцен, где на новостных подмостках ведущих телеканалов все те же актеры, блестяще играющие, талантливо и согласно кивающие, но не живущие не только нашей жизнью, но и своей? Каждый жест умалчивает истину, а взгляд главных героев скользит и убегает туда, где не надо говорить то, “что надо”. Выход сделан, реверанс удался, чей теперь ход?

Не так давно отшумели, отгорели летние пожары. Мы много раз, не скрывая гордости, слышали слова: “На помощь погорельцам пришла вся Россия”. Так получилось, что несколько раз я принимала помощь для погорельцев от жертвователей. И в числе этой “всей России” было немало колоритных кавказцев, их машины, наполненные гуманитаркой, также колесили по задымленной обугленной стране, как и машины других людей, которым не чуждо чувство сострадания. Может быть, пришла пора вспомнить об этом чувстве вновь?

Читайте также:Так чего мы хотим добиться?

Кто раскачивает?

Акция протеста в Москве: мнения священнослужителей

Молитва перед Владимирской иконой Божией Матери о спасении державы Российской и утолении в ней раздоров и нестроений

Церковь во времена раздоров и нестроений

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!