Человек, который решился на пересадку головы

|
Итальянский хирург Серджио Канаверо объявил о своем намерении провести самую рискованную медицинскую манипуляцию из всех возможных в современном мире - пересадку головы. Желающих оказалось много, но одним из основным претендентом стал наш соотечественник - программист из города Владимир Валерий Спиридонов. Правмир побывал на встрече с Валерием Спиридоновым, которая состоялась 23 июня в пресс-центре МИА "Россия-сегодня".
Человек, который решился на пересадку головы
Фото: Наталья Веденеева/mk.ru

Операция планируется в 2017 году. На рискованное хирургическое вмешательство Валерий решился из-за мышечной атрофии Верднига-Хоффмана, которой он страдает с рождения. Редкое генетическое заболевание не дает мышцам развиваться. Валерий никогда не ходил самостоятельно, его мышцы не поддерживают позвоночник, сейчас он передвигается на инвалидном кресле, но его состояние постепенно ухудшается и рано или поздно приведет к летальному исходу.

“Я своей жизнью очень дорожу, люблю ее и ценю. Я узнал об этой возможности и об этой технологии со времен раннего детства, потому что читал об открытиях в области трансплантологии. Появление Канаверо на горизонте для меня было логичным и ожидаемым. Я обрадовался, что кто-то вернулся к мысли, хоть и радикально, но помогать людям жить”, – сказал Валерий.

Согласно плану Серджио Канаверо, операция займет 36 часов, в ней задействуют полторы сотни медиков. Пока у медика есть только разработанная технология и предполагаемая дата – декабрь 2017 года, а также два основных претендента.

“История с пересадкой головы началась в России в 50-е годы, когда профессор Владимир Демихов первым в мире провел операции по трансплантации сердца, печени, почек и других органов на животных, породив науку трансплантологии. У него также было 12 попыток пересадки головы животным. Эти животные выжили и прожили значительное количество дней для медицины того времени. Таким образом, мы знаем, что голова действительно может быть отделена от туловища, может быть пересажена и функционировать дальше.

Впоследствии опыт Демихова перенял американский профессор Роберт Уайт, который занимался опытами с обезьянами. Он пошел немного дальше – пытался поменять голову и тело местами. Оценивать результаты этих экспериментов можно по-разному. Важно то, что опыт был получен, и эти факты доказали, что трансплантация возможна, но не хватает навыков по связыванию нервных тканей, тканей спинного мозга, для того чтобы была проводимость импульсов и человек мог контролировать свои конечности”, – объясняет Валерий Спиридонов, который знает о подобных операциях уже не меньше медиков. За открытиями в области медицины он следит с детства.

По словам Валерия опыты Демихова и Уайта не были адекватно восприняты широкой общественностью, изменить этот стереотип призвана операция доктора Канаверо: “За то время которое прошло с момента анонсирования эксперимента, мы добились значительного признания. Большое количество людей понимают, почему это нужно. Ко мне лично поступают тысячи сообщений со словами поддержки, очень незначительный процент людей пытается спорить, противоречить, отговаривать и говорить, что такие технологии не нужны. Мы понимаем, что общественный спрос на такую технологию велик. Наши убеждения разделяют сегодня все большее количество государств.

Официально к программе трансплантации присоединился Китай. Там эти опыты проходят при государственном финансировании. Именно в Китае было проведено более тысячи опытов с мелкими млекопитающими, в частности, крысами”.

Основной конкурент – Китай

Именно гражданин Китая 64-летний Ван Хуа Минь стал основным конкурентом Валерия Спиридонова в борьбе за право поучаствовать в экспериментальной операции. “Его состояние гораздо хуже моего”, – признается Валерий, отмечая, что, скорее всего, операция будет проведена именно Ван Хуа Миню, так как Китай “значительно продвинулся в этом вопросе”.

Доктор Канаверо сделал то, что не удавалось другим ученым – так называемый полиэтиленгликоль или биоклей, который он применяет, действительно способен сращивать нервные волокна.

“Сегодня мы будем пытаться развивать эту технологию дальше, в частности, с использованием опыта российских ученых, которые находятся с нами в прямом контакте. Часть их разработок мы, вероятно, будем проводить через фонд Сколково. Мы надеемся, что с использованием ресурсов Сколково мы сможем достичь что-то конкретное в ближайшее время, для этого есть все условия”, – сказал Валерий, отметив, что пока нет никаких конкретных договоренностей.
Договоренностей у доктора Канаверо пока нет. Хирург не нашел не только финансирования, но и клиники, которая согласится предоставить операционную для великой медицинской авантюры.

“Прямо скажу, что сегодня сбор средств на территории России затруднен, в том числе, и политическим положением”, – говорит Валерий. Стоимость операции может достигнуть 11 миллионов долларов, но, если она все же будет проходить в России, получится уложиться в 5-7 миллионов. В России операция может пройти только, если это будет входить в рамки существующего законодательства. “Никаких операций в нейтральных водах на подпольных морских судах. Доктор Канаверо этого не хочет”, – уверяет Валерий.

image

“Голова профессора Доуэля технически была реализована в России уже много лет назад”

Сам он уже изучал возможность провести операцию на Родине: “Безусловно, у нас огромный опыт трансплантаций, остались ученики профессора Демихова, которые работали с ним напрямую. Мы поддерживаем контакт. У нас есть ученый Трошин, который разработал и активно документирует способ спасения головного мозга, отделяя его от тела и сохраняя жизнеспособным и способным вести разумную деятельность. Голова профессора Доуэля технически была реализована в России уже много лет назад. Но не на людях. Сегодня мы пытаемся развить эту технологию.

Российское законодательство напрямую запрещает работать с трансплантацией тела. Но я уверен, что законодательство – это очень живой организм, и если мы сможем доказать объективно реалистичность наших технологий, то мы сможем повлиять на перемену законодательства в этой области”.
Вопрос о том, чье тело будет использовано для трансплантации волновал всех собравшихся. “Чье это будет тело?”, – комментирует Валерий, – “К сожалению, мы знаем, что большое количество людей гибнет в катастрофах, умирает от рака мозга и других заболеваний, при которых тело остаётся функционирующим и здоровым, а мозг умирает. Есть страны, в которых не отменены смертные казни. Поэтому я не думаю, что вопрос донорства будет принципиальным”.
Никакой “охоты за телами” не будет, – объяснил он.

“Пациент жил с новым сердцем 16 или 19 дней. Успех ли это?”

Пока в вопросах трансплантации нет ясности, Валерий просто живет. Работает на двух работах и не ощущает своей публичности. Помимо основной работы, Валерий является членом Общественной палаты города Владимир. Занимается, в том числе, вопросами доступной среды. “Важно, чтобы перестали делать пандусы для галочки, чтобы в медицинских учреждениях, в которых уже есть пандусы не было порогов. Потому что бывает доходит до смешного: в поликлинике прекрасный пандус, а внутри в здание не проехать, такие нюансы у нас все еще встречаются. Безусловно, нам есть, куда расти”, – рассказал ученый Правмиру.

“В моем положении крайне важными являются два фактора. Первый фактор – это дисциплина и самодисциплина. Второй фактор – это ответственность за свое будущее и образование. Когда эти два понятия встречаются, человек находит в себе силы учиться, выделяет достаточно времени, достаточно организован, чтобы работать дистанционно. Сегодня это технологии, именно информационные, позволяют работать, учиться и делать много всего интересного, находясь даже в таком состоянии. Поэтому этом плане я думаю, что я полностью доволен своей работой и своей жизнью”, – сказал Валерий.

“Если доктор Канаверо выберет претендента из Китая, и операция завершится летальным исходом, вы передумаете?”, – интересуется корреспондент “The Guardian”.

“Очень важно помнить историю трансплантологии. Мало кто сегодня вспоминает и думает о том, что первая в истории трансплантация сердца человеку прошла в Южной Африке, и пациент жил с новым сердцем всего 16 или 19 дней. Успех ли это или не успех? Я не знаю. Тем не менее, технология была развита и сегодня трансплантация сердца, если не рядовая операция, то уж точно достаточно планово осуществимая. Мы не исключаем негативных исходов но, если мы не будем ничего делать, то ничего не добьемся!”.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Россиянин создал первый в мире автопилот для инвалидных кресел

Его задача — помочь тяжело больным людям управлять любым имеющимся у них электрическим инвалидным креслом при…

Владимир Путин: Государство будет развивать конкуренцию в научной сфере

Президент предложил обеспечить долгосрочное финансирование эффективных исследовательских проектов

Владимир Путин уволил чиновников, избравшихся в РАН

Ранее президент пообещал им «возможность заниматься наукой»