Честь Божия

|

Без умолку звенели птичьи стаи,
Так сердце им встревожил зов весны, –
Тогда со всех концов родной страны
Паломников бессчетных вереницы
Мощам заморским снова поклониться
Стремились истово; но многих влек
Фома Бекет, святой, что им помог
В беде иль исцелил недуг старинный,
Сам смерть приняв, как мученик безвинный.
Джеффри Чосер. Кентерберийские рассказы

 

Добрый день, дорогие читатели и зрители!

В прошлый раз мы с вами совершили путешествие в поисках внутренней гармонии и свободы вместе с героем фильма «В диких условиях». Сегодня темы нашего разговора – внутренний закон, вера и власть, честь и ответственность.

Предлагаю вам вернуться на полстолетия назад, в ХХ век. Мы поговорим об одной прославленной кинокартине, которая будет интересна нам сразу по нескольким причинам.

Во-первых, это очередной киношедевр, лауреат множества кинопремий: Золотой глобус, Британская киноакадемия (BAFTA), 12 номинаций на Оскар в 1965 году, но лишь одна статуэтка – за «лучший адаптированный сценарий». Замечу, что в тот год главный приз получила «Моя прекрасная леди» (My Fair Lady, 1964).

Во-вторых, в основу фильма положена пьеса «Бекет, или Честь Божья» французского драматурга Жана Ануя (1910-87), написанная им в 1959 году (русский перевод опубликован в 1969).

Как вы помните, перу Ануя принадлежит также сценарий фильма «Господин Венсан» (Monsieur Vincent, 1947), о котором мы беседовали несколько недель назад.

В-третьих, это история святого, настоящее киножитие.

Итак, знаменитый «Бекет» (Becket, 1964) режиссера Питера Гленвилла, с Ричардом Бёртоном и Питером О’Тулом в главных ролях.

Смысловой центр картины – история противостояния английского короля Генриха II (1133 – 1189) и Томаса Бекета (1118 – 1170), архиепископа Кентерберийского.  Глава государства против главы Церкви, не правда ли – что-то знакомое? Верно, с «Бекетом» очень интересно сравнивать «Царя» Павла Лунгина. Только «Бекет» намного старше.

Одно из удивительных свойств этой картины – вдохновлять своего зрителя. Неоднократно, в нескольких книгах и исследованиях, посвященных теме веры и кинематографа, я встречала откровенные воспоминания авторов о том, какое впечатление произвел на них в свое время этот фильм. Именно он побудил одних принять священный сан, других – следовать своему призванию, а меня – взяться за цикл статей о духовных поисках западного кинематографа.

Житие, переложенное на язык драмы, а потом – на кинематографический язык, вот что мы видим на экране.

Удача «Бекета» в том, что житие это выходит за рамки стандартных канонов и клише. Нам дается возможность увидеть самое интересное: внутренний рост души, путь выбора, отречения, перемены образа жизни и преображения.

Особая притягательность истории – в том, что она повествует об обращении человека, вознесенного на вершину власти.

Томас Бекет, получивший прекрасное образование, с юности занимал разные церковные должности, служил при архиепископе Кентерберийском, был архидиаконом в Кентербери.

В фильме Бекет предстает как самый близкий друг и советник короля Генриха II, соучастник всех его похождений, единственное доверенное лицо. Генрих делает своего любимца канцлером Англии и пользуется его умом и талантом для защиты своих интересов в конфликтах с Церковью.

Свидетелями одного из этих столкновений мы становимся в самом начале фильма. Королю нужны деньги для войны с Францией. Получить их он намерен, принудив Церковь заплатить налоги. Епископы во главе с архиепископом Кентерберийским противятся этому. Как ведет себя Бекет? Вчитаемся в слова пьесы:

Бекет: Мне кажется, ваше величество, совершенно бесполезно продолжать разговор, если собеседники не слушают друг друга. Закон и обычай позволяют нам прибегнуть к средствам принуждения. И мы ими воспользуемся.

Епископ Лондонский Джильберт Фолиот (вскакивает, вне себя): Ты, жалкий саксонец, посмеешь вонзить кинжал в грудь своей матери-Церкви — Церкви, которая извлекла тебя из ничтожества?!

Бекет: Мой повелитель и король дал мне на хранение печать с тремя львами. Теперь моя мать — Англия.

Известно, что Ануй несколько вольно поступил с историческими фактами, сделав своего Бекета саксонцем, чтобы углубить конфликт между ним и его норманнским монархом. Но, как и в случае с биографией Венсана де Поля, он великолепно передает дух этого человека, верного делу, которому в данный момент он служит.

Мы видим молодого, благородного, умного и предусмотрительного царедворца, равно любящего роскошь и утонченные удовольствия. Человека, который явно стоит выше не только своих современников, но и того, в чьих руках находится верховная власть. Вельможи, не упускающего случай сделать добро другим, но при этом готового пожертвовать ради прихоти короля даже своей возлюбленной.

Для всех Бекет был «человеком короля», прежде всего, для самого Генриха II. Тем поразительнее последующая метаморфоза.

Смерть архиепископа Кентерберийского развязывает королю руки, избавляя монарха от одного из самых сильных соперников. Перед Генрихом открывается заманчивая возможность поставить на эту должность своего человека, чтобы сломить сопротивление епископата и подчинить себе Церковь.

Кажется, что найдено гениальное решение: пусть архиепископом станет Бекет! Но именно здесь король и совершает свою главную ошибку.

Бекет понимает, что последует за этим решением, и пытается отговорить короля: «Если я стану архиепископом, я не смогу больше быть вашим другом. Это безумие, государь. Не делайте этого. Я не смогу служить и Богу, и вам одновременно».

Слишком поздно. Король уже принял свое решение. А Бекет – свое.

Итак, он станет главой всей Английской Церкви, раздаст все свое имущество бедным, и будет противостоять королю так же, как его предшественник. Подвергнется гонению, опале, вынужден будет покинуть Англию, но не изменит своему решению.

Однажды, много позже, между ними состоится такой диалог:

Король (насмешливо): Тебя осенила благодать?

Бекет (серьезно): Не та, что вы думаете. Ее я недостоин.

Король: Ты вновь почувствовал себя саксонцем, несмотря на покровительство папы?

Бекет: Даже и не это.

Король: Так что же тогда?

Бекет: Просто впервые в жизни в пустом соборе во Франции, где по вашему приказу я взвалил на себя эту ношу, я почувствовал за что-то ответственность. Я был человеком без чести. И вдруг я обрел эту честь, ту, о которой даже не мог мечтать, честь Господню. Честь непостижимую и хрупкую, как гонимое королевское дитя.

Пожалуй, это все объясняет. И ревность короля, и смерть Бекета от рук убийц у алтаря в Кентерберийском соборе.

Словарь Даля определяет понятие «честь» как «внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистую совесть».

Для Бекета эта честь и стала той драгоценной жемчужиной, за которую в евангельской притче человек готов отдать все, что имеет.

Для нас фильм «Бекет»  – замечательная история пути к святости. Святыми не рождаются, ими становятся. И этот путь становления совершается на наших глазах.

Метаморфоза Бекета показана очень наглядно. Вот мы видели, как в первых кадрах фильма он защищал интересы короля, противостоя собранию епископов и легко отражая все их аргументы, а вот он сам бросает вызов королю… Не из мести, не из-за власти, а из-за любви.

Посмотрите этот фильм. Вслушайтесь в глубокие и интересные диалоги. Найдите в нем что-то лично для себя.

До новых встреч!

Читайте также:

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!