Чиновники убивают российскую школу

|

То, что среднее образование в стране необходимо реформировать, очевидно всем. На то, куда именно двигаться, существуют две главные точки зрения. Из дискуссии между «либералами» и «патриотами» могла бы родиться истина – но государство делает всё, чтобы не допустить диалога. Почему – разбирался Антон Размахнин

Есть темы, о которых мало кто может говорить равнодушно. Средняя школа – одна из таких, вечно-скандальных: кто еще не родитель, тот сам бывший школьник, и у каждого своя, заветная правда. Так что о школьной реформе – что бы ни планировалось реформировать – шумят всегда. Нынче, правда, случай несколько особый: впервые, наверное, за последние полвека речь пошла не о реформе, но о настоящей революции в российском образовании.

Поводы для коллективных эмоциональных припадков в изобилии предоставляют специально обученные этому люди – чиновники. Надо сказать, государевы люди прекрасно научились раскачивать российского обывателя почти до истерики. Если пять-шесть лет назад, когда традиционные школьные экзамены заменялись на ЕГЭ, основная масса родителей была спокойна; если кампания по закрытию «малокомплектных» сельских школ началась вдалеке от больших городов и не вызывала особенных эмоций у жителей мегаполисов – то в минувшем 2010 году родителей и педагогов даже в Москве и других миллионниках смогли-таки вывести из равновесия. Для этого пришлось принять федеральный закон № 83 о реформе финансирования бюджетных организаций, после чего перед российскими школами встал реальный вопрос о хотя бы частичном переходе на платную основу.

Развить успех законодатели поспешили к концу минувшего года, когда появилась новая «школьная страшилка»: на сей раз о том, что в старших классах учить будут меньше, а патриотически и нравственно воспитывать – больше. Количество предметов в новом образовательном стандарте (та самая бесплатная норма, свыше которой – видимо, только за деньги) собираются сокращать до 9 – 10, и в список самых обязательных войдут физкультура, ОБЖ и некие «уроки патриотизма», либо, как вариант, «толерантности». И это будет обязательно, потому что всё это придумала партия «Единая Россия», а она у нас всемогущая, то есть все анонсированные ужасы уже считай что вступили в силу.

Честно говоря, такая истерия работает, да еще как – прочитав очередную запись в блогах на эту тему, очень хочется бежать в любимый букинистический магазин и срочно запастись для дочери всем комплектом классических советских учебников, а то мало ли что. Но стоит, однако, попытаться вникнуть в суть дела поглубже – как понимаешь, что всё, на самом деле, обстоит «немножко не так».

Во-первых, назовем «тот самый» проект полностью. Это проект федерального образовательного стандарта для старшей школы, подготовленный коллективом авторов под руководством гендиректора издательства «Просвещение» Александра Кондакова и советника мэра Москвы (более известной как экс-глава департамента образования) Любови Кезиной. Статус его пока что более чем расплывчат: он всего лишь обсуждался внутри «Единой России», да и то не самой партией, а одним из ее «интеллектуальных кружков» – Государственно-патриотическим клубом (ГПК). Пока – подчеркну, именно пока – никакого официального статуса у проекта нет, хотя, разумеется, при наличии политической воли пройти парламент этот стандарт вполне способен.

Что содержится в документе, с текстом которого можно ознакомиться тут? Прежде всего (и этому посвящены процентов 80 объема стандарта) – много благих пожеланий. Там говорится о том, что выпускник современной российской школы должен быть совершенен – любить Родину, семью и традиционные ценности, при этом поддерживать мультикультурализм, болеть душой за экологию. При этом 17-18-летние россияне, оканчивающие школу, должны быть еще и изобретательными, готовыми к жизни в инновационном мире, самообучаться и т.п. Заметим в скобках, что в условиях реальной жизни полноценно сочетать всё это люди учатся годам к 27 – 30, да и то не каждый выучивается.

Как авторы проекта планируют достичь такого просветленного состояния в своих учениках к моменту окончания средней школы – из документа не слишком ясно. Что же касается всех напугавшего «сокращения школьной программы», то проект эту непопулярную меру напрямую не предлагает. Согласно документу, речь идет о введении принципа специализации образования. Как пояснила автору статьи Ирина Яровая – депутат Госдумы, член ГПК, обсуждавшая и поддержавшая проект стандарта – концепция «направлена на то, чтобы образование ребенка не носило узконаправленный характер». По выбору предлагается давать всего 9 предметов, признала Яровая. «А то школьник выберет только один блок, и тогда образование не станет всесторонним, – мотивировала депутат. – В каждом блоке можно выбрать предметы для углубленного изучения, чтобы образование не было односторонним. Изучаться при этом будут все дисциплины, их 21, но нужно, чтобы не получалось совсем узконаправленного образования. Все направлено на то, чтобы дать возможность реализовать индивидуальность ученика, но вместе с тем не лишить его всестороннего и качественного образования».

Между тем, другие члены ГПК, а равно и автор программы Александр Кондаков, как раз подтверждают: да, сокращать программу мы будем! Вот что говорит Кондаков: «Необходимо снизить нагрузку на школьника. Сегодня старшеклассник изучает от 18 до 21 предмета одновременно. Мы предлагаем снизить количество предметов вдвое: до максимум 10 предметов. Мы будем затачивать старшеклассников на дальнейшую успешную социальную и профессиональную деятельность и профобразование. Поэтому, учитывая результаты эксперимента по профильной школе, мы предлагаем 3–4 предмета оставить на так называемом профильном уровне. Остальные — на базовом уровне. И конечно школьники смогут учиться во второй половине дня, которая будет отвечать интересам молодого человека: это будут дополнительные занятия или кружки. Все содержание образования и духовно-нравственного развития в школе должно быть направлено на гражданственно-патриотическое становление подростка. Основная задача школы будущего — формирование гражданского общества России».

Остается добавить, что необходимость немедленного принятия этого стандарта в ГПК аргументируют недавней акцией националистов на Манежной площади. Мол, национальный вопрос у нас остро встал потому, что в школах не воспитывают толерантность и мультикультурность. А раз так, давайте воспитывать – пусть и в ущерб физике-химии…

Итак, в сухом остатке по проекту этого стандарта – ощущение чего-то «противного, но не страшного». Во-первых, далеко не факт, что идея будет воплощена именно в этом виде; а во-вторых, одной порцией «воспитательного маразма» больше, одной меньше – не всё ли равно. Те, кто прошел советскую школу доперестроечных времен, знакомы с начальной военной подготовкой, «ленинскими часами», «уроками мужества» – и живы-здоровы. Тем не менее – и это стало очевидно при обсуждении одиозного проекта с образовательными экспертами – ситуация с образованием в России действительно страшная и действительно революционная. Только это история не про патриотическое воспитание, а немного про другое.

Итак, дано: рейтинг России по международному тестированию 15-летних школьников PISA за десять лет упал на 20 позиций: нас обогнали большинство «традиционно развитых стран» и часть государств когда-то третьего мира. Деградация подтверждается и эмпирически: спросите любого вузовского преподавателя, что он думает о «детях ЕГЭ». Культура чтения – крайне слабая, мотивация – пониженная. Это если говорить об учениках; а со стороны государства – изматывающие ежегодные нововведения, бумажная работа, а также действительно сложная ситуация с бюджетами и продолжающаяся волна закрытия малокомплектных школ.

В этой ситуации в России сформировались две основных группы экспертов. Представители первой из них – назовем их «традиционалистами» – предлагают вернуться к классическим советским школьным стандартам (восходящим еще к прусской системе, которая, по известному афоризму Бисмарка, помогала кайзеровской Германии выигрывать войны). Снижение образовательной нагрузки в старших классах, отказ от экзаменов как формы оценки знаний, переход на невнятные пока «компетентностные» критерии – для этих экспертов опасная ересь. Один из мозговых центров этого лагеря экспертов – Всероссийский фонд образования.

При этом своими основными врагами, которые вдохновляют чиновников на вредительские реформы, в фонде считают своих же коллег-оппонентов из другого, условно «либерального» лагеря. «Эти люди давным-давно работает под присмотром американских экспертов, которые сюда прибыли еще в середине 90-х годов и практически все разработки в области модернизации российского образования идут под их непосредственным руководством, – полагает президент ВФО Сергей Комков. – И очень много гадких вещей в нынешней российской школе — именно оттуда. Я говорю это не потому, что я не люблю американцев — напротив, я к американцам очень хорошо отношусь — но, и я это высказывал много раз, даже в самих США существуют определенные силы, которые пытаются сделать всё, чтобы снизить планку российского образования. Им очень невыгодно, чтобы на геополитической арене была такая сильная структура, как Российская Федерация».

Любопытно, что и «либералы» – одним из ярких мозговых центров которых можно назвать Высшую школу экономики – считают себя почти оппозиционерами: у них очень много претензий к государственным образовательным проектам. Правда, с другой стороны. Как пояснила автору статьи директор Института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина, разгружать старшеклассников от классических форм «зубрежки» действительно необходимо, как необходимо и оценивать компетенции вместо знаний. Дело в том, что, по ее мнению, в наше время заученные знания куда менее полезны, чем поставленные у ученика алгоритмы оценки, анализа информации, работы в команде, принятия решений. Именно этим и следует заниматься в старшей школе. Однако есть серьезное препятствие: огромный корпус педагогов «старой школы», которых невозможно переучить. «Возможно, имело бы смысл назначить старшему поколению наших учителей такие пенсии, чтобы они могли достойно жить, занимаясь, например, общественной работой – но не педагогикой», – говорит Абанкина.

Два лагеря, два почти что противоположных направления развития. «Западники» и «почвенники», и у каждой партии своя правда. Им бы вступить в открытую дискуссию, попытаться найти компромисс – возможно, синтез того и другого вариантов стал бы тем оптимальным путем развития российского образования, который мы ищем и никак не найдем. Но – по глупости ли, намеренно ли, чиновники от образования и законодатели своими провокационными проектами попросту стравливают образовательных экспертов друг с другом. С каждым годом возможность полноценного уважительного диалога – жизненно важного диалога! – между «либералами» и «традиционалистами» уменьшается.

Кажется, еще несколько лет такой обоюдной истерики, прикрывающей бюджетную и организационную «оптимизацию» школы – и российское образование будет потеряно. И попробуй восстанови! Один лишь есть оптимистический момент: по рейтингу TIMS, оценивающему работу начальной школы, Россия недавно заняла первое место. А выпускники российских педагогических институтов по-прежнему считаются одними из лучших специалистов в мире. Так что, может быть, и выкарабкаемся.

Читайте также:

Школьное образование как возможность

В современном образовании все вопреки образованию

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Выпускницы: бал не как у всех

24 и 25 июня в российских школах пройдут выпускные вечера.

Должен ли школьник стирать с доски?

Для чего нужна школа: чтобы ребенок получил образование, или научился убираться?