Что делает Церковь для детей с Синдромом Дауна?

|

Продюсер и режиссер Александр Семин и его жена актриса Эвелина Бледанс – родители ребенка с синдромом Дауна. С рождения своего сына Семена они дают интервью СМИ, рассказывают о проблемах особых детей. 28 ноября в журнале “Большой город” вышла статья Семина “9 способов изменить отношение к особым детям“, в которой автор утверждает, что особым детям и их родителям помогают отдельные православные священники, а сама Русская Православная Церковь бездействует. Правмир попросил прокомментировать это заявление нескольких представителей Церкви, не понаслышке знакомых с социальным служением.

Задача Церкви – оказывать духовную помощь детям и родителям

Священник Константин Сопельников, настоятель храма Живоначальной Троицы в Чертанове

Организация помощи людям с определенными проблемами все-таки является задачей не Церкви, а государства. Никто же не обвиняет Церковь в том, что она не открывает, например, центров сосудистой хирургии!
Реабилитацией детей с синдромом Дауна должны заниматься профессионалы – врачи, психологи, коррекционные педагоги.

Задача Церкви – оказывать больным людям духовную помощь, этим Церковь очень успешно занимается, и от этого ни в коем случае не отказывается. Церковь занимается духовной реабилитацией не только детей, но их родителей.

Почему Церковь не создает центры помощи подобные «Даунсайд-Ап»? Для этого нужны специалисты, помещение, немалые средства. А у нас «жатвы много – делателей мало». Если в Церкви появляется специалист-профессионал, готовый что-то делать, то вокруг него организуется какое-то подразделение социального служения. Например, служба помощи инвалидам в Марфо-Мариинской обители

Представители Православной Церкви готовы к сотрудничеству, они не только помогают семьи, но и посещают интернаты, реабилитационные центры и другие места, где лечат и учат детей с различными нарушениями. Для детей с синдромом Дауна, аутизмом и другими непростыми диагнозами в Москве существуют так называемые лекотеки, их около 70, такое учреждение есть в каждом районе. Все они окормляются Православной Церковью.  Лично я, как священник,  посещаю два таких учреждения на Автозаводской и в Чертаново. Недавно начал проводить регулярные встречи с родителями. Мы вместе пьем чай, смотрим тематические фильмы, проводим беседы на разные темы, и я вижу, что для родителей такое общение очень важно.

Церковь – это все мы

Священник Петр Коломейцев, клирик храма Космы и Дамиана в Шубине

В Церкви постоянно происходит социальная работа с детьми и взрослыми, страдающими самыми разными заболеваниями и обучение специалистов для помощи этим людям. Подробная информация об этом есть на сайте Диакония.ru.

В Патриархии существует отдел по церковной благотворительности и социальному служению, возглавляемый владыкой Пантелеимоном (Шатовым), при нем много лет работает портал Милосердие.ru. Родители особых детей через него обращаются за помощью и получают ее.

Недавно мы провели совместно с институтом коррекционной педагогики Российской академии образования школу для клириков и мирян, которые хотят заниматься с детьми-инвалидами. Там выступали родители, специалисты и те, кто уже на своем приходе организовал такую работу. Все видеоматериалы этой школы доступны на сайте Спас-ТВ.

Несколько лет подряд на Рождественских чтениях люди обмениваются опытом организации приходской работы с инакоодаренными детьми, специальный вебинар на эту тему можно найти на сайте «Диакония.ru».

Формы работы используются самые разные, существует лагерь «Давыдово», в котором священник Владимир Климзо силами своего прихода и московских специалистов занимается с детьми. И такой лагерь не один.

Скоро будет издан учебник о работе с особыми детьми для семинаристов. Мне приходилось выступать с докладами на эту тему в Белгородской, Санкт-Петербургской семинарии, в Казани.

Ресурсов, которые предполагает автор статьи, у Церкви нет. Ее ресурсом являемся все мы: что мы сделаем, то в Церкви и будет.

Церковь делает очень много

Тарас Красовский, председатель Совета Московской областной благотворительной общественной организации инвалидов с детства «Такие же, как вы»

Для нашей семьи путь к Церкви сократила наша дочь Ксения, у нее синдром Дауна. Сейчас Ксюше 21 год. Я думаю, что рано или поздно мы бы пришли в Церковь и и сами, но наше воцерковление началось именно с появления на свет младшей дочери.

Прежде, чем обвинять Церковь, критикам стоило бы посмотреть, что там вообще происходит. Социальная деятельность – одно из направлений жизни Церкви, и в нем ни коим образом не игнорируются дети с проблемами, в том числе дети с синдромом Дауна. Церковь в России сегодня и так делает многое из того, что в других странах делает государство.

Чтобы убедиться в этом, можно посмотреть базу данных по социальному служению русской Православной Церкви (http://www.miloserdie.ru/social/), которая постоянно пополняется новой информацией. Все указанные в ней подразделения действительно работают.

Больные, бездомные, старики, заключенные, инвалиды, воспитанники интернатов и коррекционных школ – подопечные Церкви. И людей с синдромом Дауна среди них немало.

В Социальной концепции русской Православной Церкви сказано, что социальная работа – дело активных мирян, а Церковь должна их в этом духовно поддерживать. Людей с синдромом Дауна причащают совершенно так же, как любых воцерковленных христиан, и ничто не мешает родителям участвовать в жизни Церкви вместе со своими детьми.

По нашему опыту могу сказать, что рождение ребенка с синдромом Дауна быстро ставит мозги на место и является лекарством от гордыни. Мы с женой были по жизни отличниками и перфекционистами. А потом родилась Ксюша.

Конечно, когда появляется такой ребенок, можно поднять его на флаг и идти с этим флагом по жизни. Я не отрицаю такой путь, просто знаю, что он – тупиковый. По моему опыту лучшее, что можно сделать – немного подвинуться, чтобы дать ребенку место, переосмыслив свои возможности и взгляды, начать с ребенком заниматься, развивать его. Искать виноватых – не нужно. Причина распада семей с проблемными детьми зачастую именно в поиске виноватых. Вопрос «За что это нам?» – неправильный. Правильный: «Для чего?». Иногда на то, чтобы на него ответить, уходит вся жизнь. Рождение необычного ребенка очень способствует поиску ответов на вечные вопросы.

Наша семья уже 12 лет занимается помощью детям с синдромом Дауна на профессиональной основе. Организация «Такие же, как вы» работает с мотивированными родителями, которые пытаются что-то сделать для своих детей. Такие родительские объединения – одно из звеньев гражданского общества. Ведь гражданское общество не рождается по указке сверху, его создание, как любой эволюционный процесс, происходит непросто и требует времени. А дел в нашей стране для всех хватит, и для социальной деятельности Церкви и для «Даунсайд-Ап» и для родительских самоорганизующихся сообществ.

Читайте также: 

Давыдово: История про священника и детей с синдромом Дауна

Несколько мифов о синдроме Дауна

Младенец Симеон

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Какой вы видите меня?» – Оливия Уайльд и синдром Дауна (видео)

Известная актриса снялась в социальном ролике о девушке с синдромом Дауна

“Солнечная” профессия – людей с синдромом Дауна обучают уходу за собаками (+видео)

Люди с синдромом Дауна могут успешно работать в гостиницах для домашних животных

Следующее лето

Как российские школьники изменили жизнь своих ровесников