Что делать, если разучился молиться?

Как быть, если человек, имеющий опыт церковной жизни, стал ощущать, что не может молиться, что вместо живого обращения к Богу – просто на автомате прочитывает слова молитв? Как вернуть в собственную церковную жизнь искренность? Отвечает протоиерей Кирилл Каледа, настоятель храма Святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове.

Проблема, когда человек вроде живет церковной жизнью, но внутренне ничем ее не наполняя, не чувствуя, актуальна и касается очень многих из нас. Особенно тех, кто в Церкви длительное время.

Протоиерей Кирилл Каледа

Как говорил один современный церковный мыслитель, особая благодать дается тем, кто только приходит в Церковь, и тем, кто потрудился в ней в течение очень длительного времени. Наверное, это наиболее ярко проявляется в той благодати, которая дается священнослужителям.

Особую благодать получают молодые священники, только что принявшие дар священства, они буквально горят своим служением. С другой стороны, особую благодать имеют те священники, которые послужили даже не десять и не двадцать лет, а десятки лет. Они приобретают ее к старости, что дает право народу Божьему называть их старцами.

То есть изначально, когда люди только приходят в Церковь, они испытывают особое состояние, и это действительно дар Божий, который дается, чтобы люди почувствовали близость Божию, поняли, как хорошо быть с Богом.

А затем Господь как бы отступает. Он дает членам Церкви, верующим в Него, возможность потрудиться. И только в конце жизни нисходит та особая благодать – за плоды многолетней деятельности, многолетнего труда.

Святитель Феофан Затворник так и говорит, что такие духовные плоды все равно являются даром Божьим и даются за богоугодную жизнь в течение десятков лет. Эти «десятки лет» могут оказаться достаточно долгими.

Жизнь христианина можно сравнить с жизнью спортсмена. Спринтерская дистанция, наверное, гораздо проще, чем марафон, потому что суметь распределить физические силы на пятьдесят или более километров, не истратить их в самом начале, чтобы хватило до самого конца, до финиша, – действительно большое искусство.

Вот и большая часть нашей жизни – именно этот утомительный, длительный этап бега между первыми метрами от старта, когда все так хорошо, и временем, когда мы подходим к финишу и видим, что вот уже близок конец, перед которым мы тоже испытываем своего рода духовный подъем.

А в большую часть жизни, к великому сожалению, часто встречаются искушения, когда нас заедает повседневность, земная суета, земные попечения. Причем, они могут быть иногда даже вполне благочестивыми: необходимо заботиться о своих близких, о престарелых родителях, о детях. Возникает много проблем, которые надо решать, хоть некоторые из них порой кажутся пустяковыми. И это все нас засасывает, отбирает внимание и силы.

Единственный способ с этим бороться – наше общение с Богом, которое в первую очередь заключается в молитве.

Надо стараться неукоснительно выполнять молитвенное правило. Пусть это может быть сложно, причем даже не потому, что у нас напряженный ритм жизни, не потому, что мы загружены в семье, на работе. Нам именно внутренне трудно выполнять молитвенное правило, которое является как раз той нитью, которая не позволяет нам оторваться от Церкви, от Бога. И, конечно, в такой ситуации важно участие в церковной жизни, регулярные исповедь и причастие.

Посмотреть на священномученников

Да, бывает в этот главный долгий период, что человек ничего не чувствует, молится автоматически, даже не молится, а вычитывает. В таких случаях надо обращаться к церковному опыту, читать жития святых.

И мне кажется, очень поучительны в этом плане жития новомучеников, которые жили в сходных с нами условиях. Не в смысле гонений, которых сейчас, слава Богу, нет, а в смысле схожести житейских забот. У многих из них были семьи, необходимость организовывать чисто земную жизнь своих близких, решать какие-то бытовые вопросы. Их опыт показывает, что только непрестанная молитва их и спасала. Хотя есть свидетельства из их жизни, что иногда молиться им было крайне, крайне сложно.

Мне вспоминается случай, который описывается писателем Олегом Волковым в автобиографической книге «Погружение во тьму». Его арестовывали за его дворянское происхождение, причем несколько раз. Так что в тюрьмах и лагерях он провел много времени.

Самой трудной оказалась последняя отсидка в сороковых годах. Олег Волков объясняет, почему. Он всегда отчетливо понимал, что его в тяжелых условиях заключения спасает молитва. И вдруг, во время последней отсидки, он увидел, что потерял способность молиться. Сердце окаменело. При этом он знал, что это единственная нить, которая ведет его, может спасти. И вот эта нить спасения – рвется.

Он буквально выдавливал из себя какую-то молитву, какие-то обращения к Богу, когда их гнали на работу. Господь, видя его усилия, может быть, даже усилия от отчаяния, спас и сохранил. Олег Волков вышел на свободу и, слава Богу, даже сумел написать несколько книг, в том числе о своих переживаниях, о своей жизни в тяжелых условиях лагерной и тюремной жизни.

Мне, когда я был молодым человеком, приходилось много общаться с теми людьми, которые прошли через испытания лагерями. Они также подтверждали то, что только молитва удерживала их, и приводили примеры, как старшие соузники (я общался с теми, кто был в 30-х годах относительно молодыми), – архиереи, священнослужители молились в камерах. Эта молитва укрепляла в вере и тех, кто молился, и тех, кто был рядом. Эти люди, несмотря на пережитое, на действительно очень тяжелую жизнь, были очень светлыми.

Так что никогда не надо опускать руки. Не надо бояться прийти и сказать о таком своем состоянии священнику на исповеди: священник может подсказать в какой-то нужный момент что-то, сказать какое-то ободряющее слово.

Фото: skarvit.ru

Фото: skarvit.ru

Хотя я по своему священническому опыту могу поведать, что принимать такую исповедь – очень непросто. Гораздо проще исповедовать человека, который только пришел в Церковь и увидел, что он жил совсем не благочестивой жизнью и хочет эту жизнь изменить, а затем действительно меняет эту жизнь. И вот он искренне кается в содеянных грехах: иногда тяжких, иногда не очень тяжких. У него чувствуется горение, стремление быть с Богом.

Другое дело, когда человек приходит на исповедь и говорит: «Вроде бы делаю или стараюсь делать, все, что положено, а как-то все между пальцев, и ничего не получается. Внутри – тоска, тяжело и в семье что-то не так, не все устраивает так, как бы хотелось. Дети разбегаются в разные стороны. Любви не хватает и сил не хватает, чтобы все это собрать».

Надо уповать на то, что Господь видит наши труды и в нужный момент Он укрепит. Самое главное – не сходить с «дистанции», стараться почаще приходить к таинствам. В первую очередь, к таинству Евхаристии.

Слава Богу, что сейчас в нашей Церкви явно видно особое внимание и понимание важности этого таинства, о чем свидетельствует недавно принятый нашей Церковью документ «Об участии верных в Евхаристии». Важно черпать силы в богослужении и участии в этом таинстве. Даже если кажется, что богослужение «выстаиваешь», а молитвы – «вычитываешь». Все равно надо стараться, сосредоточиваясь в меру своих сил, не отпускать ту нить, за которую мы держимся. Ее очень легко порвать…

Исповедь

Многие помнят ощущение первых исповедей, когда человек искренне горячо кается, а потом ему легко-легко, словно он сбросил тяжелый груз. Гораздо проще поднять камень и убрать его с дороги, чем возиться с мелкими камушками и даже – частичками пыли. Бывает, ты их веником сметаешь, а они от дуновения ветра опять на место возвращаются. Но если не пытаться убрать, можно утонуть в мусоре.

Не случайно Господь большинству из нас дал несколько десятков лет жизни. Значит, Он предусматривает, что мы за эти несколько десятков лет должны каким-то образом трудиться духовно и духовно возрастать. И вот эти частички отсекать. Молитвой. Раздражился – прочитал Иисусову молитву. Два раза раздражился, – два раза прочитал Иисусову молитву.

Здесь, вновь повторяю, важно не забывать об исповеди, пусть вновь и вновь на ней звучит вроде бы то же самое. Мы наш дом регулярно подметаем, а пыль вновь через окно налетает. Но все равно мы опять к празднику стараемся убраться в доме, протереть пыль, привести в порядок красный уголок и так далее. Уберемся, скатерть красивую расстелем и у нас чувство праздника. Здесь то же самое.

Если же чувство праздника не возникает, если на каждой исповеди и после нее – бесчувствие, тогда нужно поговорить со священником, с духовником, чтобы он дал, может быть, какую-нибудь епитимию, может быть – дополнительное правило.

Иногда бывает полезно добавить к вечернему правилу какие-то новые молитвы, какой-то акафист, какой-то канон, чтобы оживить, чтобы не просто скользить по уже знакомым словам молитвы, уже практически автоматически их повторяя. С тем, чтобы заставить, в том числе, и свой ум и свои уста задуматься над каким-то новым содержанием. Это бывает полезно.

Надо ждать

Если мы перестали чувствовать смысл поста, нам кажется, что постимся чисто автоматически, все равно важно помнить – мы трудимся ради Господа.

Наверное, хорошо, когда у человека есть навык, и вот что-то произошло в жизни неприятное, а он вместо того, чтобы паниковать, а может быть даже мысленно ругаться, начинает творить пусть даже самую простую молитву: «Господи, помилуй». Пусть даже на автомате. Значит, это человек поднялся на какую-то определенную ступень. Надо постоянно работать над собой, следить за собой. Стараться использовать какие-то новые духовные приемы, в том числе и молитвенные.

Повторяю, что очень помогает обращение к опыту Церкви. К тому, как наши предшественники, достигшие Царствия Небесного, это делали. Сейчас, слава Богу, доступ к подобной литературе открытый и широкий. Даже на телефоне – открыл интернет и, пока едешь в транспорте, взял и какой-то соответствующий короткий рассказ прочитал, вместо того, чтобы глазеть неизвестно куда.

Если человеку кажется, что его церковная жизнь не имеет смысла, в ней нет Христа, надо ждать. Ведь когда мы бежим марафон, мы можем какое-то время бежать по безлюдному неприятному месту, а затем выбежать на красивую дорогу, по краям которой сады.

Фото: orthphoto.net

Фото: orthphoto.net

Естественно, бывают такие состояния, когда Господь как бы отходит. Но, это не значит, что Он нас оставляет. Он за нами внимательно следит. И в какие-то жизненные моменты, если мы действительно стараемся следовать Его заповедям, Он нас спасает.

Думаю, каждый из нас может свидетельствовать о том, что в жизни были такие моменты, которые вроде стечение каких-то обстоятельств, но мы понимаем, что по большому счету это было проявление воли Божьей. Даже в тот момент, когда мы совсем были вдалеке от Него и, может быть, даже совсем о Нем не думали.

Если говорить о страхе выгорания, – здесь очень важно стяжать смирение. Смирение и терпение. Потому, что выгорает тот, кто много предполагает о себе, то есть, грубо говоря, гордится. Потом видит, что он не соответствует тому, что о себе надумал, намыслил. И из-за этого отчаяния сходит с этапа.

И, к великому сожалению, в нашей жизни есть случаи, что даже священники говорят: «Я больше не могу, все, я смог это сделать, теперь схожу с дистанции и перестаю служить». Но, это действительно связано с тем, что человек в какой-то момент возгордился и подумал о себе очень много.

Если мы себя смиряем и с терпением несем свой крест, тогда все будет хорошо. «Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10, 22), – они относятся не только к мученикам, которые страдали за веру, но и к нам. Нам надо с терпением нести те тяготы жизни и те жизненные обстоятельства, тот крест, который каждому дан с тем, чтобы донести его до конца. Равнодушие, охлаждение – одна из частей жизни, испытание, которое попускает Господь.

В завершение нашего разговора хотелось бы напомнить слова преподобного Петра Дамаскина:«Те, которые здесь уже получили обручение жизни вечной, имеют нужду в терпении, чтобы воспринять в будущем совершенную награду за подвиги».

А также вспомним святителя Феофана Затворника, который говорил: «Терпение в жизни есть дар Божий и дается ищущим и хоть через силу напрягающимся удерживаться при смущениях, неурядицах, неполадках».


Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Духовный тупик

Душа жаждет встречать Христа, как раньше, а не получается

Духовная жизнь после сорока

"Кризис среднего возраста" в церковной жизни

Священник Сергий Круглов: Причины расцерковления – внутри нас самих

Надо понять, что жизнь – это чудо. А к чуду привыкание не наступает, а потому не…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: